Гвоздь в гроб Бандеры: На Западе оцифрованы протоколы Нюрнбергского трибунала

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Ситуация на блокпостах, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Вооруженные конфликты
Новости Белоруссии
Новости мира
Постсоветских пространство
Цветные революции




Война на Украине
 


2021-10-04 20:52


Антимайдан Украина

Специалисты Стэнфордского университета завершили оцифровку архивов Нюрнбергского трибунала. Теперь в открытом доступе находятся более пяти тысяч протоколов судебного процесса с показаниями свидетелей и главных нацистских преступников. Для специалистов этот архив не стал глобальным открытием, но его оцифровка позволяет всем желающим свободно ознакомиться с ходом процесса. В частности, там находятся показания офицера Абвера Эрвина Штольце, который непосредственно курировал работу украинских нацистов, в том числе организации ОУН-УПА и ее лидеров.

«ПолитНавигатор» (ПН) пообщался с известным историком Владимиром Корниловым (В.К) и узнал, чем важна публикация архива, работа над оцифровкой которого велась более двадцати лет.

В.К: Мы знаем насколько важен нюрнбергский процесс как таковой. Он является основой нынешнего международного права. Пусть даже на Западе сейчас пытаются его чуток задвинуть назад. Тем не менее, важная значимость Нюрнбергского процесса и его приговоров пока еще признается всеми.

На протяжении десятилетий многие спорили о решениях Нюрнбергского процесса. Полностью документы его не были обнародованы и хранились в архивах. Поэтому зачастую это вызывало очень много вопросов.

Теперь, когда в результате 20-ти лет кропотливой работы Стэндфордского университета, все, я надеюсь, что все документы, связанные с Нюрнбергским процессом, оцифрованы и выложены в открытый доступ, это, конечно, знаковое, значимое событие – не только для узкопрофильный специалистов, историков, архивистов, но и в целом для всего мира, юридической системы, для юристов-международников. Конечно, это значительный прорыв, и я очень надеюсь, что для многих данные документы станут основой для будущих исследований и для политической деятельности.

ПН: То, что там были показания Штольца, который курировал ОУН и ее главарей, как-то изменит отношение к этой организации на Украине и в мире?

В.К: Во многих работах, связанных с изучением преступлений бандеровцев, ссылки на эти показания Штольца присутствовали давно. То есть, это не является каким-то большим секретом или открытием сейчас. Ссылки на показания Штольца были доступны тем, кто занимался исследованием бандеровщины и бандеровских преступлений.

Но при этом, вы же знаете нынешних украинских псевдо-историков и политиков — для них есть святое имя Бандеры, и ничто запятнать в их глазах имя этого бандита, авантюриста и преступника не может. И они очень часто ссылались на то, что «Бандера или УПА не приговорены Нюрнбергским трибуналом».

Тем не менее, ссылки на УПА, деятельность Бандеры, Мельника, Коновальца присутствуют – и ведь не только в показаниях Штольца. Там не раз фигурировали данные структуры. Другое дело, что мало кто имел доступ к этим документам. Сейчас к показаниям Штольца могут прибавиться и другие отсылки к тем свидетельствам, которые звучали в ходе Нюрнбергского трибунала.

Бесспорным фактом является то, что различные структуры ОУН – что мельниковская, что бандеровская, – находились на содержании германских спецслужб – Абвера, Гестапо и так далее. Просто этот факт тщательным образом замалчивается в украинской историографии. Теперь, когда все эти документы выложены в открытый доступ, даже самый сомневающийся может прийти, проверить и убедиться в том, что показания Штольца и других нацистских преступников – это не «выдумка советской пропаганды». Все это подкреплено, документально засвидетельствовано в Нюрнбергском трибунале.

ПН: Почему на Западе сейчас пересматривают историю, итоги Второй мировой войны, героизируют нацистских преступников и даже устраивают марши в честь подразделений СС?

В.К: Этим занялись не только сейчас. В конце концов, где оказался Бандера по итогам войны? Жил вполне припеваючи в Мюнхене, находился на содержании американцев, сменил своих немецких кураторов на американских.

И это ведь был не только Бандера! Массу нацистских преступников, коллаборационистов приютили у себя канадцы, немцы и так далее. Они сразу же, как только завершили Вторую мировую войну, начали Холодную войну против Советского Союза.

Вчерашние нацистские преступники оказались вполне востребованными западным сообществом. И тогда их нацистские злодеяния, участие в кровавых преступлениях пытались покрывать.

При этом, пока еще на Западе брезгливо относятся к своим нацистам, пока еще не чествуют их на официальном уровне. Я имею в виду классический Запад, а не лимитрофов вроде Прибалтики или той же Украины. Но закрывают сразу же глаза на упоминания о нацистских злодеяниях коллаборационистов, которые сражались против Красной Армии, против Советского Союза.

То есть, для Запада уже тогда было определено, что есть плохие нацисты и, условно говоря, не самые плохие, которые в том числе сражались против Советского Союза и были востребованы для идеологической борьбы против СССР после войны. Вот такое разделение было тогда, осталось оно и сейчас.

ПН: А сегодня это так же используется против нынешней России?

В.К: Под это подводят целые теоретические обоснования. Помню один из докладов, который готовил британский русофоб Эдвард Лукас, востребованный в западном аналитическом сообществе. В одной из своих работ он прямо объяснял это деление на «хороших» и «плохих» нацистов. Что «не надо путать нацистов Западной Европы с борцами против советского сталинского режима, которые были вынуждены сотрудничать с Гитлером ради борьбы за собственную независимость».

 То есть, вот это теоретическое обоснование необходимости поддерживать коллаборационистов, нацистов, запятнавших себя кровью, убийствами мирных жителей только потому, что они боролись против России – неважно, причем, советской или какой-бы то ни было. Вообще, против русских, против России. Это вполне присутствует на публичном уровне. Попытка обелить нацистских коллаборационистов делается постоянно и далеко не первый год.

ПН: Что мы можем и должны ли противопоставлять в этих условиях?

В.К: Обязательно должны. Эта война ведется против нас, против России, против русских как таковых, против целого народа. Это идеологическая, извечная борьба Запада против России за то, чтобы ослабить ее.

Не скрывается поддержка коллаборационистов России, идет планомерная работа по разжиганию розни внутри России, между ее народами.

На Украине удалось осуществить данный проект. Когда его начинали в публичной плоскости в 80-90 годы, мало кто верил в той же Украине в то, что можно вообще возродить бандеровщину. Но мы видим, к чему это все привело. Привело именно потому, что в Москве считали это неважным, что «не нужно вмешиваться», не нужно противостоять на идеологическом фронте всем этим попыткам, мол, «это не наше дело». Конечно наше! Конечно, когда Россию пытаются во всем обвинить – это часть борьбы против русского народа. И, конечно же, на этом фронте нужно вести постоянную, кропотливую работу.

Специалис


Источник: www.politnavigator.net