Советник Главы ДНР Елена Никитина о гибели Захарченко: Во время похорон Гиви он мне сказал: «Когда будут меня везти на таком же лафете, снимите это красиво»

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Ситуация на блокпостах, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, УПЦ, Харьков,

ДНР


Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Вооруженные конфликты
Новости Белоруссии
Новости мира
Постсоветских пространство
Цветные революции




Война на Украине
 


2021-09-01 12:32


Гибель Александра Захарченко. Убийство главы ДНР в Донецке

Думаю, каждого, кто общался с Александром Захарченко впервые, поражала его откровенность и простота.

Я запомнила нашу первую личную встречу, после которой у меня остались именно такие впечатления. Она произошла 7 августа 2014 года, когда на заседании Совета Министров, членом которого я была, премьер-министр (тогда высшая должность в Республике) Александр Бородай сложил с себя полномочия и предложил на должность Председателя Правительства Александра Захарченко.

После заседания Правительства вся пресса по привычке начала одолевать вопросами Бородая, а новый руководитель ДНР, за которого только что проголосовал Совмин, скромно ожидал его на лестничной площадке. Тогда-то я к нему и подошла, попросив рассказать свою биографию. Александр Владимирович без обиняков начал мне излагать о детстве, работе, семейной жизни, как будто я его давняя знакомая. Он откровенно отвечал на любые мои вопросы.

Через час на меня обрушился шквал звонков с просьбой предоставить биографию Александра Захарченко, а она уже стояла на сайте в открытом доступе.

Но не всегда с Александром Владимировичем было так легко. Прессу он не жаловал, за исключением заслуженных военкоров — они с ним разговаривали на одном языке.

Как раз медийную работу с ним было выстраивать сложно — его можно было долго уговаривать на интервью, а потом оно отменялось в самый последний момент. Он понимал необходимость публичности, но не любил это дело, и в его рейтинге приоритетов СМИ были далеко не на первом месте.

С каждым человеком он общался на равных, любил рассказывать истории из своей жизни, умел это делать увлекательно, с какой-то исконно народной мудростью.

Одну историю он мне недорассказал, о чем я очень жалею. Меня только выписали из больницы после ранения – я была еще в корсете, рука, забинтована наперевес. И, заходя в здание на работу, я столкнулась с Александром Владимировичем. Он подробно расспросил о самочувствии и посетовал: «Теперь осколки будут давать о себе знать всю жизнь, особенно ныть на погоду, по себе знаю». Дело было осенью 2014 года, еще до его дебальцевского ранения, и я только хотела поинтересоваться, где именно он получил осколки, как его позвали на совещание — все собрались и ждали только руководителя Республики.

Когда же его ранили, он довольно быстро вернулся в строй, очень мужественно перенося сильную боль. Помню, на заседаниях Правительства, когда она была особенно невыносима, он брал какой-то предмет в руки и крепко, до сильного напряжения, его сжимал. И так могло продолжаться часами.

Александр Захарченко предчувствовал, что своей смертью не умрет. Во время похорон Гиви он мне сказал: «Когда будут меня везти на таком же лафете, снимите это красиво».