Идея увековечить Че Гевару простительна только Крыму

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Ситуация на блокпостах, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Вооруженные конфликты
Новости Белоруссии
Новости мира
Постсоветских пространство
Цветные революции




Война на Украине
 


2021-07-27 15:52


Антимайдан Крым

На Кубе отмечают День национального восстания. Впервые – в режиме новой предреволюционной ситуации: сейчас в стране проходят самые массовые митинги протеста со времен того самого восстания. На этом фоне в правительстве Крыма решили увековечить на полуострове одного из героев Кубинской революции, Эрнесто Че Гевару. Как относиться к подобной инициативе?

Главный национальный праздник Кубы отмечается три дня, но посвящен не победе революции, как это бывает обычно, а ее поражению – первому блину комом. Однако выбрать другую дату было нельзя: то, что называется сейчас Коммунистической партией Кубы, прежде называлось «Движением 26 июля» (М-26).

В этот день в 1953 году полторы сотни «барбудос» под предводительством Фиделя Кастро попытались взять штурмом арсенал казарм Монкада для дальнейшей борьбы с диктатором Батистой. В заведомо гибельном (почти половина революционеров действительно были убиты) предприятии было немало героического, и когда Фидель на суде произнес свое знаменитое «история меня оправдает», он знал, о чем говорил. История его оправдала.

Власть Фульхенсио Батисты – худшее из того, что может случиться с любой страной. Жесточайший полицейский режим установился в государстве, большая часть населения которого жила в тотальной нищете без постоянной работы и базового образования – и зацементировал его в этом виде. Куба тех лет – это одна большая сахарная плантация, при которой мафия открыла казино с проститутками для американских туристов.

Мафия – в буквальном смысле мафия. Батиста водил личную дружбу с королями преступного мира США – Чарльзом Лаки Лучиано и Меером Лански, причем второй занимал при нем пост советника по игорной индустрии.

По сути это был оккупационный режим, функционировавший в интересах американских промышленников (им принадлежала большая часть экономики острова) и криминальных авторитетов, а грань между ними зачастую была размыта. При этом он был заведомо незаконен – Батиста вторично пришел к власти весной 1952 года путем военного переворота, поскольку не имел ни единого шанса выиграть президентские выборы. Одиозность свирепого и насквозь коррумпированного диктатора была очевидна для всех – и характеристика «сукин сын, но наш сукин сын» в устах президента США Гарри Трумэна предназначалась как раз для Батисты.

Поэтому «барбудос» Кастро многие сочувствовали – не только в Москве, но и в Вашингтоне. Из-за давления международного сообщества будущий команданте отсидел меньше двух лет из назначенных ему судом пятнадцати, после чего вышел по амнистии как уважаемый политзек.

За этим последовали эмиграция в Мексику, подготовка революционного десанта, сам десант на яхте «Гранма», куда в качестве судового врача взяли аргентинца Эрнесто Че Гевару, и три года партизанской войны, пока уже полноценная армия под командованием Че не разбила правительственные войска под Санта-Кларой. Это произошло в последний день 1958 года, после чего Батиста бежал за границу вместе с золотом нацбанка Кубы, а «барбудос» без боя вошли в Гавану. Их встречали как освободителей.

США предали своего «сукина сына» первыми, отказав в убежище и признав правительство Кастро даже раньше, чем его признал СССР. Это важные подробности для понимания того, что Кубинская революция не была просто приходом коммунистов к власти в отдельно взятой стране в период холодной войны. Это был исторический процесс, которому сочувствовали во всем мире.

Ссора Гаваны с Вашингтоном – это более поздняя история, вызванная тем, что Кастро национализировал всю американскую собственность на Кубе (с одной стороны, грабеж, с другой, учитывая характер кубинской экономики, другого выхода у него не было).

И хотя в России в рамках этого противостояния принято болеть отнюдь не за Вашингтон, идеализировать «барбудос» тоже не стоит. Их режим на первых этапах оказался более жестоким, чем режим Батисты, и очень скоро часть восторженных масс, чествовавших Фиделя и Че на улицах, ушла на новую партизанскую войну. Против коммунистов по их же старой тактике семь лет боролись рука об руку бывшие генералы Батисты и прежние соратники Фиделя, не принявшие послереволюционный террор.

Но тогда, в начале 1959 года, на Кубе свершилась полноценная «победа добра над злом», из которой родился образ Че – медийного героя послевоенного мира. Происходивший из зажиточной семьи, всесторонне одаренный, начитанный, красивый молодой человек (к слову, все эти характеристики применимы и к Кастро) стал не сугубо коммунистическим идолом, а интернациональной молодежной иконой и новым благородным разбойником – Робин Гудом для всех континентов. До сих пор это один из самых узнаваемых людей на планете.

Теперь, в первый день всекубинских празднований 69-й годовщины со дня начала революции в казармах Монкада, вице-премьер крымского правительства Ирина Кивико объявила о том, что на западном побережье полуострова (конкретно – в поселке Оленевка Черноморского района) будет установлен памятник Эрнесто Че Геваре.

Инициатива, мягко говоря, неоднозначная. Кивико – руководитель крымской региональной организации Российского общества дружбы с Кубой (РОДК), то есть с ее стороны она понятна и даже логична. Но в таких случаях всегда нужно держать в голове историю с памятником российско-грузинской дружбе работы Зураба Церетели на Тишинской площади в Москве. Ставили в 1983-м, назвали «Дружба навеки», а нынче не знаем, куда деть.

Как раз сейчас на Кубе разворачиваются новые революционные процессы, и как долго еще продержится у власти компартия во главе с Мигелем Диас-Канелем, который в Кубинской революции личного участия не принимал, не поручится никто. Но в случае не трансформации, а резкой смены режима образ Че – национального героя с огромным мавзолеем, где в конце XX века перезахоронили его прах – может быть пересмотрен. Гевара – один из организаторов, исполнителей и идейных вдохновителей репрессий на Кубе, лично заведовавший казнями в крепости Ла-Кабанья.

Но проблема с крымским памятником не в этом, она в основной «профессии» Че – террориста, не признававшего государственных границ. В России как стране, на международном уровне борющейся с экспортом революций, странно чествовать одного из самых известных экспортеров оных.

Помимо Кубы, аргентинец Гевара участвовал в бунтах и мятежах в Гватемале, Конго и Боливии, где его в конце концов поймали и казнили правительственные войска.

Палач команданте по фамилии Теран вызвался на эту роль, поскольку в боях с «партизанами» Че погибли трое его друзей.

Слово «партизаны» тут в кавычках потому, что партизаны без кавычек – это народное ополчение, которое воюет с войсками иностранного захватчика в его тылу. А когда в страну прибывает интернациональная банда, чтобы поднять мятеж и свергнуть законное правительство, это не партизаны, а международные террористы сродни адептам самопровоглашенного «халифата» ИГИЛ* (запрещено в России).

Согласно той идеологии, которую исповедовал Че, общество нет смысла оценивать на готовность к революции, поскольку революция – сама по себе ценность, которая достигается за счет самоотверженных действий малых бригад. Другими словами, хотите вы революции или нет – не важно, все равно мы летим к вам.

Практическая деятельность Че, отказавшегося от кубинского гражданства в 1965-м ради выхода на международную революционную арену, запрещена в России десятками статей Уголовного кодекса. Такими «политиками» и их последователями занимаются непосредственно ФСБ, службы разведки и ГУ Минобороны, но в Крыму почему-то – скульпторы.

Надо сказать, что, несмотря на всепланетную славу и популярность Че, национальные правительства оценивали его деятельность трезво. Поэтому памятники легендарному команданте есть только на Кубе, в его родном городе Росарио (как самому известному в мире аргентинцу, который не играл в футбол) и в крохотной боливийской деревушке Ла-Игера, где его казнили.

В этот специфический ряд хочет встать Крым, где Че Гевара никогда не был (есть легенда, согласно которой все-таки был, но никаких свидетельств этого не сохранилось). Но у Крыма специфическая история, которая превращает инициативу с монументом Че из просто плохой в неоднозначную. В конце концов, команданте – символ контркультуры, многие представители которой приняли «русскую весну» и в целом согласны с тем, что современные Батисты заправляют со стороны Херсонской области.


Источник: vz.ru