Забытый геноцид русинов в Австро-Венгрии

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Ситуация на блокпостах, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Вооруженные конфликты
Новости Белоруссии
Новости мира
Постсоветских пространство
Цветные революции




Война на Украине
 


2021-05-17 13:20


Антимайдан Украина

С началом в 1914 году Первой мировой войны нетерпимость властей Австро-Венгрии к считавшим себя русскими или православными жителям Галицкой и Подкарпатской Руси превзошла все разумные пределы, отличаясь от известного геноцида армян, происходившего примерно в то же время, только мелкими деталями. По последующим оценкам всего порядка 120 тыс. человек пострадали от репрессий, при этом многие тысячи, возможно десятки тысяч, были убиты без суда и следствия, в том числе 300 униатских священников, заподозренных в симпатии к Православию. При этом, вследствие революций в России, всеобъемлющего следствия по большинству эпизодов впоследствии произведено не было.

Сразу после начала войны австрийское правительство сочло за благо арестовать всех подозрительных русинов-русофилов. Таких только в Лемберге (Львове) оказалось две тысячи человек. При том, что всего в городе их было 34 тысячи. С первых дней войны австрийские власти закрыли и разгромили все русские организации и типографии, обязав все русское население Галиции именоваться украинцами. Действия австрийцев сильно напоминают методы советских органов госбезопасности, которые тысячами выявляли мнимых агентов иностранных разведок по всей стране. Впрочем, советские товарищи явно недоработали по сравнению с австрийцами. В Австро-Венгрии в в поисках потенциальных коллаборационистов доносы поощрялись не только идеологически, но и финансово. В своих манифестах и воззваниях военные и административные власти обещали от 50 до 500 крон каждому, кто донесет на русина. Шпиономания достигла таких масштабов, что людей арестовывали просто за чтение русских газет и православные проповеди. Для внесудебной расправы хватало порой просто неосторожного взгляда. Помогали австро-мадьярам сторонники украинского национализма, которые стали активно принимать участие в доносах на русинов-русофилов и начали формировать легион Украинских Сичевых Стрельцов (УСС) в помощь австрийцам, надеясь, что габсбургская армия захватит Малороссию и Кубань, распространив свои владения до Кавказа, превратив эти территории в австрийскую Украину, где будут под австрийским патронатом править украинофильские ренегаты.

Первые концлагеря в Европе

Технология создания концлагерей была успешно обкатана британцами во время англо-бурской войны 1899-1902 годов и немцами во время подавления восстания племён гереро и нама 1904-1907 годов в Намибии. Однако то, что по суровым меркам начала ХХ века было допустимо в далекой Африке, в Европе казалось дикостью. Но австрийцев это не остановило.

Арестованных по подозрению в русофильстве, если последних не убивали на месте, что означало практически полную беспочвенность подозрений, австро-венгерские власти свозили в первые в Европе концлагеря — Талергоф и Терезин.

Талергоф находился на месте нынешнего аэропорта города Галац в Австрии концлагерь по фактическим условиям содержания заключенных, по позднейшему признанию австро-венгерских властей не имевших никакой вины, может считаться первым лагерем смерти в Европе. С 4 сентября 1914 года, когда в лагерь, расположенный в неплодородной песчаной долине, пригнали первых арестованных до зимы 1915 года его узники — в том числе беременные женщины и дети — были вынуждены жить под открытым небом, под дождем и снегом, поскольку никаких бараков еще не было. При этом им не выдавали даже посуды и кормили едва пригодными в пищу подгнившими продуктами. Обитатели Талергофа страдали холерой, брюшным тифом, дифтерией, цингой, туберкулезом и другими заболеваниями, которые становились смертельными из-за ослабленного состояния людей. Эпидемии были настолько свирепыми, а лечение настолько бесполезным, что за первые полгода умер каждый пятый заключенный. По сохранившемуся свидетельству тех времён конгрессмена США Д. М. Маккормика в лагере процветали жестокие избиения, издевательства, пытки и антисанитария. За малейшую провинность, часто невольную, заключённых пытали и убивали. Всего через лагерь прошло не менее 20 тыс. человек, арестованных по подозрению в русофильстве. Только за первые полтора года существования лагеря в нём погибли не менее, чем порядка 3000 человек, что не удивительно, поскольку, по свидетельству выживших узников, даже врачи были крайне враждебно к ним настроены. Учителя, врачи, священники — все сколько-нибудь образованные люди и лидеры мнений, прошли через страдания и унижения Талергофа. А те, кто выжил, несмотря на болезни, голод и мучения, уже не могли вернуться к нормальной жизни из-за утраты здоровья. Как физического, так и психического. Например, священник Игнатий Гудима после лагерных пыток сошел с ума. Лагерь был закрыт указом последнего императора империи Габсбургов Карлом I. В своём рескрипте от 7 мая 1917 года он написал: «Все арестованные русские невиновны, но были арестованы, чтобы не стать ими». За все время в нем побывало около 30 тысяч человек. Как гражданских, так и военнопленных. Каждый четвертый погиб, более половины получили увечья или ранения. Результатом этих репрессий стало практически полное уничтожение русского движения на Западной Украине, остались лишь одни русофобские сторонники украинского национализма.

Терезин был расположен на территории нынешней Чехии и создан на базе старой крепости, но точно также был заполнен большей частью подозреваемыми в русофильстве. Однако благодаря более дружественному отношению местного населения, помогавшего заключённым по мере возможности, смертность здесь была заметно ниже, чем в Талергофе, но множество людей, в результате, погибли и здесь. Во время Великой Отечественной войны Терезин снова был использован нацистами по тому же назначению, в связи с чем в данный момент упоминается прежде всего в связи со зверствами нацистов.

Известные эпизоды бессудных убийств австрийцами

Преступления против Человечества в Австро-Венгрии в тот момент стали обыденностью. Множество таких эпизодов известны из различных источников, от Австро-Венгерской прессы тех лет до составленного выжившими жертвами репрессий Талергофского альманаха, по ссылке на который можно найти не только свидетельства очевидцев, но и десятки фотографий массовых казней, печатавшихся в австро-венгерских газетах и журналах. Ниже приводится малая часть из многих десятков известных случаев:

15 сентября 1914 года в город-крепость Перемышль или Пшемысль на польском (который позже героически возьмут русские войска) были доставлены 46 жителей окрестных сёл, включая женщин и детей, подозреваемых в русофильстве. Арестованных погнали по городу к полицейскому управлению, однако на улице Семирадского на них напали венгерские кавалеристы и часть местных жителей. Венгры стали рубить беззащитных людей шашками с криками «Смерть московским шпионам!». Известно, что 17-летняя дочь священника Мария Мохнацкая, находившаяся среди арестованных, встала на колени перед находившимся на углу улицы крестом и молилась со словами «Матерь Божия, спаси нас!», однако венгерский солдат убил ее выстрелом в голову. Позднее, после взятия крепости русской армией, тела жертв резни, многие из которых были порублены буквально на куски, были похоронены с почестями в братской могиле. Все-таки надо понимать, что русские пришли в Карпатороссию не как оккупанты, а как освободители братского населения от 600-летнего иноземного порабощения (и русины именно таковых и видели в своих соотечественниках из РИ, встречая их с цветами и хлебом-солью). И РИА с мирными жителями в отличие от австро-венгерской не воевала.

Около 60 крестьян — жителей сел Цунев, Оттенгаузен и Подзамча, были казнены по подозрению в русофильстве вблизи города Городок на глазах жен и детей без суда и следствия путём последовательного повешения в одной петле на дереве, после чего жертв по указанию присутствовавшего врача докалывали штыком. Вместе с ними были казнены также несколько русских военнопленных. Могила убитых была сравнена с землёй.

В селе Веречка Берегского комитата, что ныне в Закарпатье, арестованы и повешены по доносу 73 крестьянина, подозревавшихся в русофильстве.

В г. Каменоброд австрийцы частью повесили, частью расстреляли в общей сложности 55 мирных жителей.

В селе Бортники Бобрецкого уезда австрийскими жандармами были арестованы за то, что смотрели на проезжавший поезд и увезены в неизвестном направлении 4 десятилетних мальчика. В селе Волощино того же уезда венгры привязали двоих крестьян, в том числе 80-летнего старика, к пушке и поволокли таким образом с собой. Судьба их неизвестна.

Священника Максима Горлицкого (Сандовича) в 1912 году арестовали за то, что, проходя по мосту, который имел стратегическое значение, он якобы измерил его шагами и собирался передать эту информацию иностранной (русской) разведке. Его единомышленникам инкриминировали государственную измену за то, что они обучали желающих русскому языку и пропагандировали переход из католичества в православие. Суд, более известный как Львовский процесс, продолжался два года. Все это время подозреваемые провели в тюрьме. В итоге, подсудимых оправдали за недостатком улик. Однако через два месяца после освобождения началась Первая мировая война, а с ней — и новая волна репрессий, а Сандовича расстреляли без суда и следствия на глазах его беременной жены, отца и односельчан.

Дальнейшая судьба русинов

То, что действия Австро-Венгрии были самым настоящим геноцидом, подтверждает и статистика по изменению численности и национального состава населения Западной Украины, востока Словакии и юго-востока Польши. Например, во Львове согласно переписи населения, в период с 1900 по 1931 годы количество поляков выросло на 235 процентов, евреев — на 66 процентов. Но русинов не прибавилось вовсе.

Когда Австро-Венгрия пала, у русин появился шанс обрести независимость. Карпаторосские отряды сражались на стороне Белого движения у Колчака и Деникина, в которых видели олицетворение той прежней России до большевистского переворота. Русофильские активисты в хаосе крушения Австро-Венгерской империи создают несколько независимых микрореспублик вроде Гуцульской республики или Лемко-Русинской Республики. Но русины, забитые, ?потерявшие почти всю свою интеллектуальную элиту, не смогли ничего противопоставить движению украинских сепаратистов, которых поддерживала некогда Австро-Венгрия в качестве тарана против России. Во Львове была провозглашена Западно-Украинская народная республика (ЗУНР), руководство которой сразу же взяло курс на украинизацию населения и вхождение в состав Украинской народной республики (армия которой вскоре испортила отношения с УНР, перейдя на сторону Деникина после предательства Петлюры и сговора с поляками). ?Все русинские партии были разгромлены. Но вскоре ЗУНР захватила Польша и русинские земли стали ее частью. Земли русинов также вошли в состав Чехословакии и Румынии. В Закарпатье даже на некоторое время возродились русинские организации, но уже в виде чуть более радикальных карпаторосских чернорубашечников Стефана Фенцика (которые позже с оружием в руках защищали русских в Карпатах от коммунистов и украинских националистов, в т.ч. и против Р. Шухевича, воевавшего в составе Карпатской Сечи и ОУН). Его отряды сыграли важнейшую роль при взятии тогдашней столицы Подкарпатской Руси – Хуста, провели ряд успешных боевых операций против сечевиков под Иршавой, Горондой, Перечином, Севлючином, на Копанском Поле и горных перевалах. Именно они выбили сечевиков за перевал Русские Ворота, отделяющего Подкарпатскую Русь от Галиции. В том бою Шухевич был тяжело ранен, но, к несчастью, выжил. Интересно еще то, что именно Венгрия начала разыгрывать русинскую карту на Подкарпатской Руси в ущерб ожиданиям ОУН, которые надеялись на помощь с ее стороны, дабы расправиться с ненавистными ими русофилами. Объединенная Подкарпатская Русь получила и сохраняла до 1943 года широкую автономию в составе хортистской Венгрии – русинский и русский язык свободно преподавались, выпускалось много книг, газет, появилось две радиостанции.

В 1939 году к УССР были присоединены восточные территории Польши вместе с русинской Лемковщиной, а в 1945 году — венгерская Подкарпатская Русь перед войной и русинские территории Румынии. Большинство лидеров карпаторосских организаций, в т.ч. и Фенцик были расстреляны по личному приказу Хрущева. Хотя после войны оставшаяся и не репрессированная русинская интеллигенция направила письмо Сталину с просьбой принять край в РСФСР, но ни в коем случае не отдавать УССР, что означало бы окончательный конец русофильского движения, русинства и украинизацию. Однако Хрущёв убедил Сталина передать Закарпатье Советской Украине. В итоге больше половины русинских земель оказались в ведении Украины.

Интересно, что сейчас на Украине о трагедии Талергофа и Терезина практически не вспоминают. Геноциду соотечественников (русины были коренным населением Галиции) в учебнике истории Украины посвящен всего один абзац. И дело скорее всего не в забывчивости, а в нежелании лишний раз вспоминать о тысячах русинов, которые пошли на смерть из-за любви к России (а не самостийной Украине), а их последним пристанищем стало место, называемое современниками «галицкой», но чаще «русской Голгофой». На Украине также нет ни одного русинского учебного заведения. Вся культурная жизнь этого малого народа поддерживается усилиями только одних активистов. Совсем иная ситуация в Венгрии, Польше, Словакии и Румынии, где русинам предоставляют все возможности для сохранения идентичности, которая напоминает тень того былого, что было до австрийского геноцида и присоединения большинства русинских территорий к Украине.