«Черные» против «Зеленых»: борьба за власть в Германии обретает четкие контуры

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Ситуация на блокпостах, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Вооруженные конфликты
Новости Белоруссии
Новости мира
Постсоветских пространство
Цветные революции




Война на Украине
 


2021-04-28 20:57


Выборы главы и депутатов верховного совета ДНР 2 ноября. Результаты выборов ДНР, , Новости мира

Политическая борьба в Германии выходит на финишную прямую: до парламентских выборов осталось пять месяцев, и две самые популярные силы в стране определились со своими кандидатами на пост канцлера. «Союз 90/Зеленые», чаще просто «Зеленые», выдвинул одного из сопредседателей Анналену Бербок, а блок Христианско-демократического и Христианско-социального союзов (ХДС/ХСС) после разрушительных споров признал право на номинацию за главой ХДС Армином Лашетом. Два вероятных претендента на пост Ангелы Меркель имеют противоположные взгляды на Россию, однако вектор двусторонних отношений в большей степени будет зависеть от конфигурации правящей коалиции, чем от личности преемника А. Меркель.

Если у ХДС/ХСС главной задачей на парламентских выборах будет удержание власти, то у «Зеленых» — ее захват. Пока это единственная политическая сила, которая почти 100% войдет в состав правящей коалиции, вопрос лишь в том, сможет ли она стать «старшим» партнером.

Если сравнивать риторику двух кандидатов в канцлеры, то для России более предпочтительным вариантом кажется А. Лашет, не раз проявлявший сдержанность в важных для Москвы вопросах и даже участвовавший в заседании «Петербургского диалога». После того, как политик занял должность председателя ХДС, он был обвинен в пророссийских взглядах, в том числе и оппонентами из партии «Зеленых» из-за готовности к диалогу с Россией в условиях существующих разногласий. Однако в случае победы ХДС/ХСС на парламентских выборах потепления в отношениях Берлина и Москвы ждать не стоит. На данный момент есть два варианта коалиции, которую мог бы сформировать «Союз» — это «черно-зеленая» (по цветам партий) и, «черно-красно-желтая» совместно с СДПГ и Свободной демократической партией Германии (СвДП). У А. Лашета есть опыт работы в составе второй коалиции в Северном Рейне-Вестфалии, но реализовать такой сценарий на федеральном уровне политику будет крайне тяжело, если не невозможно. Причиной тому может стать нежелание СДПГ продолжать руководить страной совместно с ХДС/ХСС. Именно союз с «черными» на федеральном уровне чаще всего рассматривается как один из факторов потери партией ее идентичности, и, как следствие, падения рейтингов. Вопрос об уходе в оппозицию не раз поднимался среди социал-демократов, и продолжение работы с «Союзом» в теперь уже тройном формате может быть интерпретировано как слабость партии.

Создание «черно-зеленой» коалиции, вероятно, приведет к корректировке курса Берлина на российском направлении. ХДС/ХСС и «Зеленым» придется искать баланс с учетом расхождения позиций по таким вопросам, как «Северный поток-2» и ужесточение политического давления на Россию. «Зеленые» традиционно дают крайне негативную оценку ситуации с правами человека в РФ и ее действиям на международной арене, а также выступают против проекта «Северный поток-2». Однако остановить строительство газопровода на финальной стадии представляется практически невозможным, что понимают и в самой партии «Зеленых». А. Бербок уже заявила, что «СП-2» не станет «красной линией» в ходе будущих коалиционных переговоров. Тем не менее некоторое усиление политической риторики Берлина в адрес Москвы при формировании «черно-зеленой» коалиции будет ожидаемо, но не критично за счет противовеса со стороны «Союза».

В случае победы на выборах «Зеленых» давление на Россию со стороны ФРГ возрастет. Наиболее вероятный вариант коалиции с СДПГ и СвДП или так называемый светофор может привести к пересмотру германо-российских отношений, в которых значимая роль отводилась экономическому сотрудничеству, и вывести на первый план политические противоречия, в том числе по украинскому конфликту. Важным для России остается то, что пока «Зеленые» не рассматривают возможности пересмотра «минских соглашений» и вступления Украины в НАТО, взвешенно относятся к вопросам поставок оружия и военным операциям за рубежом.

Вместе с тем окно возможностей для сотрудничества двух стран вряд ли закроется, но его вектор будет перенаправлен на другие темы, которые в большей степени укладываются в «зеленую повестку». Один из примеров — вопрос переработки мусора, по которому Германия уже консультировала Россию в 2019 году. «Северный поток-2», безусловно, станет предметом дискуссий, которые, однако, вряд ли приведут к радикальным решениям со стороны «Зеленых». Не исключено, что на каком-то этапе будет инициирован диалог по вопросу разоружения, в том числе о выводе американского ядерного арсенала из ФРГ, но какие-то реальные шаги в этом направлении в ближайшей перспективе крайне маловероятны.

Второй обсуждаемый вариант коалиции «Зеленых» с СДПГ и «Левыми» пока кажется не менее утопичным, чем создание коалиции ХДС/ХСС с СДПГ и СвДП. Для «Зеленых» такой исход будет означать четкий сигнал о выборе политического течения, которого они будут придерживаться внутри страны. Пока же «Зеленые» предпочитают сотрудничество с более умеренными силами, что позволяет им занимать промежуточную позицию. Значительные разногласия всех трех сил по внешней политике Германии также вызывают сомнения в том, что «зелено-красно-красные» смогут договориться о совместной работе без значительных уступок со стороны «Левых». Последние к ним пока не готовы.

Политическая борьба в Германии выходит на финишную прямую: до парламентских выборов осталось пять месяцев, и две самые популярные силы в стране определились со своими кандидатами на пост канцлера. «Союз 90/Зеленые», чаще просто «Зеленые», выдвинул одного из сопредседателей Анналену Бербок, а блок Христианско-демократического и Христианско-социального союзов (ХДС/ХСС) после разрушительных споров признал право на номинацию за главой ХДС Армином Лашетом. Два вероятных претендента на пост Ангелы Меркель имеют противоположные взгляды на Россию, однако вектор двусторонних отношений в большей степени будет зависеть от конфигурации правящей коалиции, чем от личности преемника А. Меркель.

Формально кандидатов на пост канцлера выдвинули три партии — Социально-демократическая партия Германии (СДПГ) представила своего претендента, действующего вице-канцлера и министра финансов Олафа Шольца задолго до того, как «Союз» и «Зеленые» определились с выбором.Тем не менее политик почти не имеет шансов занять кресло А. Меркель из-за низкого рейтинга социал-демократов, который больше года колеблется на уровне 12–15%. С таким показателем СДПГ не может победить на парламентских выборах, что дало бы им право сформировать коалицию и назначить канцлера. Однако партия имеет шанс на то, чтобы стать младшим партнером. На это же могут надеяться Свободная демократическая партия Германии (СвДП) и «Левые», хотя для последних такой вариант почти нереалистичен. Только «Альтернатива для Германии» априори останется в оппозиции из-за отказа политических сил страны сотрудничать с «АдГ» на любом уровне. Поэтому задачей максимум для партии станет расширение своего присутствия в бундестаге по сравнению с 2018 г.

Основная борьба как за возможность сформировать коалицию, так и за выбор канцлера развернется между ХДС/ХСС и «Зелеными», при этом лидерство первых становится все менее очевидным. Впервые за 16 лет «Союз» войдет в новый политический цикл без А. Меркель, но с обвинениями в провале коронавирусной политики и вакцинации, свежим коррупционным скандалом и публичным противостоянием двух лидеров «сестринских» партий.

«Эффект Лашета»

В апреле лидер ХСС и премьер-министр Баварии Маркус Зёдер впервые заявил о своих амбициях и пошел на открытую конфронтацию с лидером ХДС, премьер-министром Северного Рейна-Вестфалии Армином Лашетом ради номинации на пост канцлера от блока. Сделать это ему позволял крайне высокий рейтинг популярности среди населения и ослабление христиан-демократов. Плачевные результаты выборов в ландтаги двух федеральных земель Рейнланд-Пфальца и в Баден-Вюртемберга 14 марта и обвал рейтингов до 27–29% породили резонные предположения о том, что выиграть парламентские выборы партия может лишь с сильным кандидатом. Им для многих членов ХДС стал М. Зёдер.

Полторы недели безуспешных попыток решить, кто же из двух лидеров партий будет выдвинут от блока как претендент на пост канцлера, закончились голосованием правления ХДС в пользу А. Лашета: 31 голос против 9 за М. Зёдера и 6 воздержавшихся. Теоретически у премьера Баварии была возможность инициировать голосование в парламентской группе (в немецких СМИ были утечки о том, что не менее 70 членов ХДС были готовы поддержать эту идею), но глава ХСС признал свое поражение. При этом А. Лашет, получивший номинацию, не выглядит победителем. Фактически его кандидатуре не доверяют не только в «сестринской» партии, но и в его собственной: многие представители ХДС, главы офисов партии в Берлине и Тюрингии, «Молодежный союз», премьер-министры Саксонии-Антхальт, Саксонии и Саара открыто агитировали за М. Зёдера. Сильно убеждение, что премьер Баварии вырвал бы номинацию у главы ХДС, если бы голосование в парламентской группе состоялось, и что решение правления не соответствует ожиданиям рядовых представителей партии. Однако мотив его очевиден: если бы А. Лашет проиграл М. Зедеру, христианским демократам пришлось бы признать не только несостоятельность собственной партии, но и ошибку в выборе нового лидера в январе 2021 г. Таким образом, партия второй раз за полтора года столкнулась бы с проблемой поиска нового председателя.

Сейчас же главным вопросом станет минимизирование репутационных издержек открытого противостояния лидеров ХДС и ХСС и то, как преодолеть ставший публичным раскол не только между двумя партиями, но и внутри христианских демократов. Пока что «Союз» далек от единства. Ситуацию усугубляет то, что ХДС/ХСС так и не представили политическую программу, с которой пойдут на парламентские выборы. Репутация премьера Северного Рейна-Вестфалии как слабого кандидата и его личный рейтинг на уровне 15% также несут в себе риски.

Первой общественной реакцией на признание А. Лашета кандидатом от блока ХДС/ХСС, стали обнародованные 20 апреля данные «барометра тенденций» Института изучения общественного мнения «Forsa», согласно которым «Зеленые» впервые обошли «Союз» по популярности с 28% (+5%) голосов, в то время как последний получил лишь 21% (-6%). Обрушение рейтингов ХДС/ХСС сразу же назвали в СМИ «эффектом Лашета», однако две трети опрашиваемых заявили о своих предпочтениях 19 апреля, когда кандидатура на пост канцлера от блока еще не была определена. Аналогичный опрос, проведенный институтом общественного мнения INSA показывает, что «Союз» все еще находится впереди с 27% голосов (-1%), в то время как «Зеленые» занимают вторую строчку с 22% (+1). Последовавшие за ними опросы были менее противоречивы, но говорить о том, какая из двух политических сил занимает лидирующие позиции, пока рано. Тенденция проявится в течение ближайших недель, когда опросы общественного мнения смогут дать более четкую картину. Ясно одно: разрыв между ХДС/ХСС и «Зелеными» невелик и может качнуться как в одну, так и в другую сторону.

Зеленый — новый «черный»

Если у ХДС/ХСС главной задачей на парламентских выборах будет удержание власти, то у «Зеленых» — ее захват. Пока это единственная политическая сила, которая почти 100% войдет в состав правящей коалиции, вопрос лишь в том, сможет ли она стать «старшим» партнером.

Руководство партии в отличие от «Союза» демонстрирует единство: Анналена Бербок получает возможность стать канцлером при поддержке своего соратника Роберта Хабека, совместно с которым она руководит партией. Выбор А. Бербок пока кажется удачным: она — единственная женщина-кандидат в канцлеры, которая к тому же значительно моложе своих соперников и не имеет опыта работы в канцелярии. А. Бербок харизматична, а ее личный рейтинг превышает показатели А. Лашета и О. Шольца. Такой сюжет уже сработал в Новой Зеландии и Финляндии, когда по итогам выборов к власти пришли молодые женщины-политики. Однако ее фигура может быть с сомнением принята в более консервативной Германии. Отсутствие опыта работы на высоких позициях, с одной стороны, помогает А. Бербок абстрагироваться в глазах избирателей от провала правительства в борьбе со второй волной коронавируса, с другой — дает оппонентам шанс поставить под сомнение ее компетентность.

Тем не менее в случае с «Зелеными» объективные проблемы в предвыборной гонке может создать не личность нового канцлера, а опасения кардинальных перемен в обществе. ХДС/ХСС во главе с А. Меркель руководили страной на протяжении 16 лет и заработали за это время репутацию «гаранта стабильности», которая хоть и пошатнулась после миграционного кризиса 2015 г., но все же помогает «Союзу» удерживать консервативных избирателей. Именно их «Зеленым» и нужно будет привлечь на свою сторону. В случае с теми, кто в меньшей степени привязан к партии и в большей — к личности А. Меркель, сделать это возможно.

Прежде всего «Зеленым» необходимо показать, что, став ведущей политической силой в стране, они смогут представлять интересы широких слоев населения, то есть приблизиться к образу «народной» партии, но при этом не отступать от защиты собственных ценностей, благодаря которым «Зеленые» планомерно собирали вокруг себя сторонников. Защита климата, цифровизация, инвестиции в образование и развитие инфраструктуры — это те вопросы, которые стоят на повестке дня в Германии и требуют решения. Вместе с тем радикальные изменения могут больно ударить по немецкому бизнесу. Взвешенный и поступательный подход к «озеленению» и модернизации экономики ФРГ помог бы частично преодолеть скептицизм на востоке страны и добиться большего расположения среди представителей промышленности и фермерского сообщества.

Важно и то, какие сигналы «Зеленые» будут посылать вовне, прежде всего странам-соседям и основным союзникам. Для Евросоюза приход к власти политической силы, продвигающей климатическую повестку, стал бы прецедентом. С учетом того, что Германия — первая экономика ЕС, с инициативами «зеленого» правительства пришлось бы считаться. Потенциально у ФРГ могут возникнуть конфликты со странами Восточной Европы, включая ближайшего соседа — Польшу. Страна зависит от традиционных источников энергии и была ярым критиком предлагаемой Евросоюзом «Зеленой сделки», которая предусматривала существенное ужесточение целевых показателей по выбросам углекислого газа в атмосферу. Не исключены конфликты на почве экологии и с Францией, которая, как и Германия, претендует на лидерство в ЕС после выхода из него Великобритании, поскольку Париж пока не намерен отказываться от атомной энергетики. Значимую роль сыграет и взгляд «Зеленых» на отношения с США, Китаем и Россией.

Россия и Германия после выборов

Если сравнивать риторику двух кандидатов в канцлеры, то для России более предпочтительным вариантом кажется А. Лашет, не раз проявлявший сдержанность в важных для Москвы вопросах и даже участвовавший в заседании «Петербургского диалога». После того, как политик занял должность председателя ХДС, он был обвинен в пророссийских взглядах, в том числе и оппонентами из партии «Зеленых» из-за готовности к диалогу с Россией в условиях существующих разногласий. Однако в случае победы ХДС/ХСС на парламентских выборах потепления в отношениях Берлина и Москвы ждать не стоит. На данный момент есть два варианта коалиции, которую мог бы сформировать «Союз» — это «черно-зеленая» (по цветам партий) и, «черно-красно-желтая» совместно с СДПГ и Свободной демократической партией Германии (СвДП). У А. Лашета есть опыт работы в составе второй коалиции в Северном Рейне-Вестфалии, но реализовать такой сценарий на федеральном уровне политику будет крайне тяжело, если не невозможно. Причиной тому может стать нежелание СДПГ продолжать руководить страной совместно с ХДС/ХСС. Именно союз с «черными» на федеральном уровне чаще всего рассматривается как один из факторов потери партией ее идентичности, и, как следствие, падения рейтингов. Вопрос об уходе в оппозицию не раз поднимался среди социал-демократов, и продолжение работы с «Союзом» в теперь уже тройном формате может быть интерпретировано как слабость партии.

Создание «черно-зеленой» коалиции, вероятно, приведет к корректировке курса Берлина на российском направлении. ХДС/ХСС и «Зеленым» придется искать баланс с учетом расхождения позиций по таким вопросам, как «Северный поток-2» и ужесточение политического давления на Россию. «Зеленые» традиционно дают крайне негативную оценку ситуации с правами человека в РФ и ее действиям на международной арене, а также выступают против проекта «Северный поток-2». Однако остановить строительство газопровода на финальной стадии представляется практически невозможным, что понимают и в самой партии «Зеленых». А. Бербок уже заявила, что «СП-2» не станет «красной линией» в ходе будущих коалиционных переговоров. Тем не менее некоторое усиление политической риторики Берлина в адрес Москвы при формировании «черно-зеленой» коалиции будет ожидаемо, но не критично за счет противовеса со стороны «Союза».

В случае победы на выборах «Зеленых» давление на Россию со стороны ФРГ возрастет. Наиболее вероятный вариант коалиции с СДПГ и СвДП или так называемый светофор может привести к пересмотру германо-российских отношений, в которых значимая роль отводилась экономическому сотрудничеству, и вывести на первый план политические противоречия, в том числе по украинскому конфликту. Важным для России остается то, что пока «Зеленые» не рассматривают возможности пересмотра «минских соглашений» и вступления Украины в НАТО, взвешенно относятся к вопросам поставок оружия и военным операциям за рубежом.

Вместе с тем окно возможностей для сотрудничества двух стран вряд закроется, но его вектор будет перенаправлен на другие темы, которые в большей степени укладываются в «зеленую повестку». Один из примеров – вопрос переработки мусора, по которому Германия уже консультировала Россию в 2019 году. «Северный поток-2», безусловно, станет предметом дискуссий, которые, однако, вряд ли приведут к радикальным решениям со стороны «Зеленых». Не исключено, что на каком-то этапе будет инициирован диалог по вопросу разоружения, в том числе о выводе американского ядерного арсенала из ФРГ, но какие-то реальные шаги в этом направлении в ближайшей перспективе крайне маловероятны.

Второй обсуждаемый вариант коалиции «Зеленых» с СДПГ и «Левыми» пока кажется не менее утопичным, чем создание коалиции ХДС/ХСС с СДПГ и СвДП. Для «Зеленых» такой исход будет означать четкий сигнал о выборе политического течения, которого они будут придерживаться внутри страны. Пока же «Зеленые» предпочитают сотрудничество с более умеренными силами, что позволяет им занимать промежуточную позицию. Значительные разногласия всех трех сил по внешней политике Германии также вызывают сомнения в том, что «зелено-красно-красные» смогут договориться о совместной работе без значительных уступок со стороны «Левых». Последние к ним пока не готовы.


Источник: russiancouncil.ru