Нелли Сайниди: В пятницу Дебальцево отметит 6-ю годовщину освобождения от украинский захватчиков.

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Гибель Александра Захарченко
Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Новости Белоруссии




Война на Украине
 


2021-02-17 23:32


Дебальцево. Новости 2016

В пятницу Дебальцево отметит 6-ю годовщину освобождения от украинский захватчиков. От потомков тех фашистов, которых победили наши деды.. От тех, кто будет побежден доблестными защитниками Донбасса.

Помним, скорбим, не сдадимся...

Как это было

Когда камни кричат

Полночь 27 июля начала отсчет очередного перемирия, «режима тишины», согласованного участниками переговоров Минского формата. Украинская власть трубит о своем «неудержимом» стремлении к миру, об очередных «перемогах» и «подвижках» в переговорах по Донбассу. А мы, наученные горьким опытом прежних «перемирий», настороженно прислушиваемся, где «вспыхнет»? На каком направлении случится обострение, когда украинским воякам наскучит этот самый «режим тишины»?

Мы пережили уже не одно «перемирие» и отлично сознаем, что понюхавшие пороху и крови, нашей крови, оболваненные «зомби»-незалежныкы не остановятся просто так. Тем более, что их заокеанским «хозяевам» просто необходим конфликт на Донбассе. И пока оттуда не поступит команда «стоп, огонь!», он будет вспыхивать то тут, то там, обрушиваясь на чьи-то мирные дома, обрывая чьи-то недожитые жизни, убивая надежду народа Донбасса на прекращение этого безумия. Пока не поступит эта команда, не будет и раскаяния за совершенные преступления, за убитых и раненых, за разрушенные дома и судьбы, за украденное детство наших детей.

Дебальцево присвоено звание города воинской славы за мужество и стойкость, проявленные дебальчанами в период активных боевых действий 2014 – 2015 годов, за то, что выжили в период оккупации и вышли несломленными из пекла «дебальцевского котла». За то, что живем. И живет наша память, в которой ужас тех дней и преступления украинских солдат стучат пульсирующей болью. Болью, от которой кричат даже камни…

И так много этой боли, и так много воспоминаний, что груз их порой кажется непосильным. Особенно, когда очередное перемирие снова и снова отодвигает мир…

Елена Алексеевна Федоровская о пережитом зимой 2014-2015 говорит, что такое ей не могло присниться в самых страшных кошмарах. «Помню, как война пришла в наш Дебальцево, - вспоминает Елена Алексеевна. – И первую жертву – бывшую сотрудницу по заводу, убитую осколком в собственном огороде.

Накануне прихода украинской армии мы с друзьями семьями выехали в Ольховатку, где оставались до октября. По возвращении увидели на улицах родного города танки, вооруженных солдат, войну… Никогда не забыть мне Крещение 2015 года, обстрел центра города. 23 января снаряды кучно легли по нашей улице Розы Люксембург, этот обстрел унес жизнь моего соседа - дяди Лени Цымбала. От потери крови умерла моя подруга Наталья Николаевна Липовская - заслуженный учитель, не одно поколение детей научившая читать и писать, она погибла, израненная вражескими осколками». Все эти трагедии разворачивались на фоне разрушенных домов, в которых еще недавно было тепло и уютно, где люди жили, любили, ссорились и мирились, растили детей и ухаживали за стариками-родителями. Все это куда-то исчезло, превратив мирный город в картинку из Апокалипсиса.

А с каждым днем становилось все хуже и хуже. «Мы остались без воды, без электричества. В нашем переулке из двадцати домов жилыми оставалось только три. И все мы старались держаться вместе. Каждый знал, где кто находится во время обстрела.

Особенно страшными были последние дни перед освобождением: массу разрушений они принесли и новые жертвы. Именно тогда была убита моя соседка, шедшая в магазин за хлебом. Без матери остался сын…»

Их, оставшихся без родителей сирот войны, осиротевших стараниями украинской хунты родителей сегодня на Донбассе сотни. И у каждого в душе незаживающая рана. И залечить ее, уврачевать не способны ни время, ни договоренности политиков, ни даже признание Украиной всех преступлений против народа Донбасса. Тем более, что его нет и вряд ли когда-нибудь будет. А преступлений этих – не счесть…

Елена Ивановна Антонова родилась и всю свою жизнь прожила в Дебальцево. Мирную, трудовую жизнь, в которой, казалось, никогда не случится война. Но она случилась: «Я хорошо помню первый обстрел города, тогда, 24 июля, сгорел центральный рынок и дома. А 25 июля в 04:20 утра нас начали обстреливать из минометов. Но даже тогда еще нам казалось, что это не надолго. И никто не предполагал, какой нас впереди ждет ужас…

Оккупировав Дебальцево, солдаты украинской армии вели себя соответственно. Как оккупанты они ходили по дворам, выламывали двери покинутых хозяевами домов и мародерствовали. Через «Новую почту» тогда вагонами шло награбленное у жителей Донбасса добро. А вечерами они «развлекались»: ходили по улицам и стреляли. Просто так, куда глаза глядят. В этом страхе мы ходили на работу и продолжали жить. Днем солдаты украинской армии ехидно улыбались нам в лицо и говорили: «Доброго дня, пані». А вечером новыми обстрелами желали «спокойной ночи».

14 ноября 2014 года я сама попала под обстрел. Помню, упала на землю под чей-то забор, а очередная мина разорвалась метрах в тридцати от меня и осколок прожог воротник на куртке, обжег лицо. Я чудом осталась жива. И тут из дома вышла пожилая женщина и, рискуя жизнью, забрала меня к себе в подвал. Я была ей очень благодарна.

Не забыть и страшные «поздравления» украинских вояк с Крещением 2015-го. Люди шли в храм, на работу. И все были в недоумении: по всему городу не было ни одного солдата украинской армии. И тут начался обстрел из «градов». Люди в панике бежали кто куда, падали на землю. Я тогда уже была на работе, после обстрела, выйдя на улицу, мы увидели дома без крыш, на земле - страшные воронки в рост человека. Это привело меня в ужас. И в это время появились солдаты украинской армии, улыбаясь, они фотографировали «плоды» своей «антитеррористической» деятельности. И хотелось кричать на весь мир «убийцы»...»

Александра Сергеевна Ильина – педагог с многолетним стажем, в прошлом – директор ОШ № 2, вспоминает событие, о котором мало кому известно, поскольку его свидетелями стали единицы. Событие очень показательное, напрямую отсылающее к дням Великой Отечественной. Именно так вели себя в оккупированных городах гитлеровцы. Так поступали и их идейные продолжатели – украинские фашисты, в оккупированных городах Донбасса: «Когда украинские вояки вошли в город, первое, что мы увидели «хорошее» от них, это как человек 20 – 25 захватчиков выстроились на краю местной балки и стреляли вниз, в застывшую тишину оврага, думая, что там могли прятаться люди. Простые мирные безоружные люди, те самые, которых они пришли, якобы, освобождать! Потом к обрыву подъехали два танка и тоже открыли стрельбу из своих орудий в балку. Я ужаснулась, ведь мы с мужем и сыном тоже сначала направились в балку, чтоб спрятаться, но с полпути вернулись и решили пересидеть в погребе. Если бы мы не передумали, нас, конечно, расстреляли в тот день эти последователи Гитлера…»

Таких воспоминаний – сотни и тысячи. И пока идет война, их становится больше. А годы летят… Годы войны и нашей жизни… В этом году за школьные парты на Донбассе сядут дети войны. Дети, для которых слово «мир» лишено какой бы то ни было смысловой нагрузки, потому что они не знали ни одного дня мира. Для них мир – это только мечта. Мечта, осуществление которой пока еще тоже остается только мечтой. Любимой мечтой всего народа Донбасса…»

(материал вышел в «ДВ» 13.08.2020)

Неутихающая память Донбасса

Как и следовало ожидать, очередное перемирие, достигнутое в процессе «очередной серии» поднадоевшего всем жителям Донбасса сериала под названием «Переговоры Минской ТКГ», оказалось очередной профанацией.

Украинские боевики продолжают нарушать режим тишины. И хотя количество обстрелов заметно сократилось, ВФУ весьма своеобразно понимают суть этого самого режима, используя его для минирования дорог между населенными пунктами и укрепления своих позиций. Все это красноречиво свидетельствует о «стремлении Украины к миру», декларируемом «нэзалэжной» властью полностью «залэжной» от западного «обкома» Украины. Они готовятся к новым обстрелам Донбасса. Они не намерены прекращать войну. А значит, в жизнь жителей нашей Республики будет снова и снова вторгаться эта злая сила, заставляя память о недавних событиях говорить во весь голос, вспоминать о преступлениях Украины против человечности…

Станислав Геннадьевич Авдеев, учитель истории общеобразовательной школы № 1, из тех жителей Донбасса, кому война полностью изменила жизнь, исковеркала настоящее и перечеркнула будущее. То будущее, которое он строил, о котором мечтал. Украинская хунта отняла у него сына, он прошел через арест и допросы, но выжил и продолжает жить и верить в победу только благодаря своей силе духа и надежде, что справедливость восторжествует. И преступления убийц-неофашистов не останутся безнаказанными. И хотя забыть ужас 2014–2015 годов, смягчить боль страшной роковой потери уже не удастся, но, как говорили мудрые древние римляне, dum spiro spero. Пока дышу, надеюсь…

Вот как вспоминает Станислав Геннадьевич те страшные месяцы: «Весной 2014 года, когда киевский Евромайдан привел к противостоянию между Украиной и Донбассом, я написал около полусотни стихов, посвященных этим кровавым трагическим для судьбы страны событиям.

Тогда я еще не знал, что впереди нас ждет война, которая унесет жизни 15 тысяч жителей Донбасса, мирных людей, женщин, стариков, детей, что в Донецке появится место скорби и памяти о погибших детях – Аллея ангелов. В Книге Памяти ДНР опубликован список 75 детей, погибших в результате боевых действий на территории ДНР в период с апреля 2014 года по 24 сентября 2015 года. Значатся в этой скорбной книге и имена двух детей Дебальцево: Артема Лыткина 11 лет, погибшего в то страшное Крещение 2015-го, и моего сына Данила Макаева. Ему было всего шестнадцать, он погиб от рук украинских боевиков 26 января 2015 года.

Данил стал мне родным в 9 лет, когда я пришел в их семью. Судьба подарила мне 7 лет счастья заботы о нем, общения с ним. Мы были схожи не только внешне, но и по характеру. Да, как в каждой семье, у нас не всё и не всегда было гладко – бывало, спорили и даже ссорились. Но все равно мы любили друг друга, поэтому всегда приходили к пониманию и продолжали любить и заботиться друг о друге.

Он звал меня папой, а я его – сыном. Все изменилось в тот проклятый вечер 26 января, который навсегда отнял его у нас. На улице разорвался снаряд, и наступила полная, оглушающая тишина. Данька со словами «Надо посмотреть, не пострадали ли соседи» выскочил во двор. В этот момент в крышу соседнего дома прилетел второй снаряд. Сраженный осколками, он упал на ступеньки крыльца… Эта картина постоянно стоит перед моими глазами: дорогое юное лицо и родное, переставшее биться сердце. И я снова и снова твержу: «Прости, сынок, что не смог тебя уберечь, не заслонил, не успел...»

В тот день убили не только Даньку, но и всех нас: меня, его маму и бабушку. Иногда он приходит в снах – и это единственное, что осталось нам, кроме его могилы. Вначале его похоронили в Артемовске (мы были на похоронах), а весной 2015 года нам удалось перевезти его в Дебальцево и перезахоронить на новом кладбище… Мой 11-й класс, где он учился, я выпускал уже без него. Наверное, люди удивлялись, что на классном руководителе надета ленточка «Выпускник-2015», но это была Данькина ленточка! Потом я отнес ее Даньке и повесил на могильный крест. Я не знал, что еще могу для него сделать…

Во время боевых действий в Дебальцево, когда наступали минуты затишья и мы вылезали из подвала, он садился за учебники – готовился поступать. Безжалостная война перечеркнула все его планы, изменила всю нашу жизнь. Но самое страшное – дети продолжают гибнуть и дальше, снова и снова приходят в чьи-то семьи боль и горе, ломаются чьи-то судьбы, расстреливаются радужные детские мечты. И сколько таких, как Данька, погибнет еще?

Когда-то все эти события станут прошлым. В учебниках истории им уделят пару строк. И лишь для родственников погибших детей они никогда не станут прошлым, останутся вечной болью и мукой…

Впрочем, те потрясения, которые начались в 2014-м на Евромайдане, то, к чему они привели, наложили отпечаток на судьбы всех моих земляков. А страшные дни оккупации и боевые действия в нашем городе принесли страдания многим семьям Дебальцево.

Когда стало очевидно, что на Украине произошел переворот, когда начались бои за Славянск и у нас был объявлен Референдум, дебальчане искренне поддержали идею создания Донецкой Народной Республики. Потом у нас появились беженцы из Славянска, из Красного Лимана, мы собирали для них деньги, продукты, лекарства, одежду. Как говорят, помогали всем миром. Затем начали организовывать митинги, на которых выступал и я.

Когда в Дебальцево пришли ополченцы (из Славянска, Красного Лимана и других городов, занятых украинскими войсками), мы и им помогали чем могли. Я неоднократно бывал в заводском Дворце культуры, где они расположились. Я расстался с ними на блокпосту 2-й площадки, когда украинские танки уже заняли Рязанский поселок. Один из ополченцев напоследок попросил: «Учитель, расскажи о нас». Я помню эти слова и рассказываю детям на уроках, как это было, как рождалась наша самостоятельная Республика.

Через несколько дней я отправился в Светлодарск вслед за уехавшей семьей. Помню, вся дорога была усыпана гильзами и осколками мин и снарядов. Через неделю мы вернулись домой, в Дебальцево, а спустя несколько дней после возвращения меня арестовали – по доносу «одной из коллег», как мне было заявлено. На голову надели черный балахон и куда-то повезли. Привели в какую-то комнату, но балахон так и не сняли, так в нем и допрашивали. Меня обвиняли в корректировке огня ополченцев по городу, хотя это было совсем не так. То, что им следовало бы знать, они не знали, а по этому надуманному обвинению мне легко было оправдаться. Обыск в доме тоже ничего не дал: компрометирующие меня материалы или были уничтожены, или надежно спрятаны заранее. Я легко отделался: меня просто «постращали» и отпустили. Многим другим моим землякам пришлось хуже.

Пока длилась украинская оккупация, я старался не попадаться на глаза «освободителям». А потом наступил январь 2015-го. Начались сильные обстрелы города. Тогда, перед самым котлом, мы с родственниками весь последний месяц жили в подвале заводского цеха, где нашли убежище около 50 человек. Как говорят, яблоку упасть было негде. Но экстремальные условия всегда помогают намного лучше узнать людей, чем мирное время. Так было и с нами: примеры самоотверженности и героизма перемежались с трусостью и хамством. И все-таки хорошего в людях было больше: они помогали друг другу, делились вещами и продуктами. Так же было и в других подвалах и бомбоубежищах. Недаром дебальчан называют героями.

17 февраля нас освободили. Горожане начали из подвалов возвращаться в свои дома. Конечно, когда было куда возвращаться. Потом мы вместе восстанавливали нашу первую школу, готовили ее к занятиям. Это тоже был подвиг, подвиг всех жителей разрушенного, но непокоренного города, и он не имеет срока давности».

Книга Памяти Дебальцево, которую начали писать жители нашего непокоренного города в 2015-м, полна рассказов о подвигах горожан и наших спасителей – защитников Донбасса. Но она же полна показаний очевидцев о преступлениях украинских «вызволытелив» против мирного населения мирного труженика – Донбасса. И однажды наступит день, когда наша Книга Памяти станет частью обвинительного приговора неофашистам «нэзалэжной» на новом Нюрнбергском трибунале. Dum spiro spero. Пока дышу, надеюсь…

Горячий снег

И снова февраль стучит в окна пронизывающим ветром, заметает снегом улицы Дебальцево. А мы слышим в этом стуке отзвуки взрывов 2015-го. И не замести снегу нынешнему горячий от пороха и крови снег военных дней…

Шесть лет прошло с тех пор, как «вымели» освободительные силы молодой Донецкой Народной Республики украинских оккупантов. Но по-прежнему зияют на многострадальной дебальцевской земле нанесенные ими раны, по-прежнему болят сердца дебальчан, переживших ужасы оккупации и страшных боев периода Дебальцевского котла. И не остудить этих ран холодному февральскому ветру, не залечить времени. Потому что живет она в сердцах живых, мужественных и верных. Верных своей земле, своей истории, памяти предков и самим себе.

Воспоминания дебальчан стали страницами истории нового государства. Истории стойкости и величия гордого народа, восставшего против лжи, подлости, предательства

https://vk.com/wall387660603_66