Главной идеей националисты называют подготовку формирования к некой «Освободительной войне». В последнее время украинские ультраправые развернули невиданную активность. Практически каждый день СМИ и социальные сети сообщают о нападениях радикалов на представителей оппозиции, скандальных заявлениях неонацистов, об их манифестациях. Так, несколько недель подряд неонацисты массированно атаковали офисы и активистов Партии Шария (некоторых из них избили до полусмерти), под зданием Нацсовета по телевидению и радиовещанию напали на пикет журналистов КРТ, вынудили скрываться журналистку Екатерину Сергацкову, которая опубликовала сведения о связях неонацистов с печально известной группой StopFake, инициировали возбуждение дел по запрету двух оппозиционных партий (ОПЗЖ и Партии Шария), кроме того, избили в Киеве группу темнокожих студентов из Конго, ими проведены акции в поддержку своих «коллег» Сергея Стерненко и Маруси Зверобой, митинги под официальными учреждениями, включая Офис президента, и анонсированы новые вылазки.

Мы уже не говорим, что продолжается обычный «бытовой» террор против инакомыслящих. Типа очередной обиженный маршрутчиком ветеран АТО, некий Анатолий Шеремет, сзывает побратимов отомстить своему обидчику: «Предлагаю участникам БД [боевых действий] организовать "круиз" на этом маршруте, чтобы этот сепар понял, где он живет». На подобные угрозы жаловаться бессмысленно, поскольку вся украинская система подчинена удовлетворению прихотей экстремистов и националистов, что приводит к жутким эксцессам (из последних зафиксирован факт вооружённого нападения на синагогу в Мариуполе).

Агрессивное террористическое меньшинство на Украине уже давно диктует свою волю аморфному обществу. Этим ребятам глубоко наплевать на мнение прессы, иностранных правозащитников или какой-нибудь ПАСЕ. К примеру, лидеру группировки С14 Евгению Карасю в его СБУшной конторе могут дать указание придержать пыл, но невозможно укоротить всех и сразу: слишком долго эта свора гуляет безнаказанной, слишком многие совместные преступления объединяют её с майданной властью, слишком много людей втянуто в неонацистские игрища.

В определенный момент общество начинает жить по законам инерции. Его сложно раскачать (не так скоротечна наука Майдана, как видится извне) и очень сложно потом утихомирить. Ведь гражданские права значительной части населения  —  в случае Украины и большей части населения страны — оказываются растоптаны. Эти процессы могут протекать десятилетиями, особенно если победители первого этапа обратили свой триумф в террор, как это происходило на этапе становления СССР, в Испании, в Чили, во многих других странах.

Впрочем, на примитивность восприятия процессов рядовыми радикалами это не влияет — им нужно здесь и сейчас. И нужно им то, что и всем: значимое место в обществе, материальное благополучие, моральное самоудовлетворение, которое даёт важная цель в жизни. Это сегодня в изобилии предлагается в политическом наци-шопе, причём по дьявольски низкой цене: риска минимум — почета максимум. Соблазнительно принадлежать к стае, безнаказанно стричь купоны в борьбе за «великую Украину».

С этих ребят сняты даже церковные ограничения, о чем загодя позаботились заточенные на «национальное возрождение» разнообразные церковные группировки — от УГКЦ и ПЦУ до многочисленных сект, тесно сотрудничающих как с национал-экстремистами (например, в деле захвата храмов канонической церкви), так и с национал-пастырями, вроде «пастора» Турчинова или «диакона» Порошенко.

И вот уже один из высших иерархов ПЦУ (религиозное крыло «партии войны»), архиепископ Харьковский и Изюмский Афанасий Шкурупий провозглашает президента Зеленского вне закона: «С весны прошлого года [то есть со времени избрания Зеленского] у меня постоянно напеваются такие слова: "Смотрю в прицел я и думку гадаю — почему я не снайпер, почему не стреляю?"  Это, вероятно, было ощущением, которое с каждым днем становилось все крепче, на то ужасное предательство Зеленского и генштаба ВСУ, которое они совершили в Минске, а с сегодняшнего дня воплощают в жизнь. Зеленский этим поступком поставил себя вне закона!!!» Далее Шкурупий впрямую говорит о необходимости свержения действующего правительства: «Зеленский предал украинское государство! Руководство ВСУ предало свои войска! Украинцы, неужели мы это будем терпеть и в очередной раз сдадимся врагу, навеки похоронив возможность иметь собственное государство? <…> Прихвостней Путина под суд народного гнева!!!»

Если это пишет один из высших иерархов официально признанной церкви, так чего вы хотите от рядовых олигофренов, типа Жеки Карася или Маруси Зверобой. В украинских реалиях что позволено Юпитеру — позволено и быку, и свинье, и карасю. Для них, во многом глубоких провинциалов, впервые со времён СССР заработали социальные лифты, возносящие наверх со скоростью ракеты. Они востребованы, им платят и предлагают оправдывающую собственное людоедство идеологию.

И вдруг всё это оказывается под угрозой краха, и даже не потому, что они подвели. Весь проект «Украина» накрывается медным тазом глобального экономического кризиса, усугублённого местной спецификой гомерического воровства и общего разорения. Канаты готовы оборваться и лифты стремглав рухнуть вниз. Рядовой состав украинских неонацистов и мечтать не может о безбедной жизни в Париже, куда загодя удрал, например, один из лидеров УНА-УНСО Андрей Шкиль. Мы уже не вспоминаем о благосостоянии таких «профессиональных патриотов», как Гонтарева, Яценюк или Луценко. А благополучие рядовых нациков — здесь, сейчас, и оно под угрозой.

Рациональное объяснение первопричин происходящего не принимается, поскольку в их понимании все «хорошие» стояли на Майдане, следовательно, против них все «плохие». О том же вещает госпропаганда, говорят поводыри и работодатели, ради этого они избивали и убивали. В их искреннем разумении они отстаивают своё право на кусок хлеба с маслом — просто за счёт других «нелюдей»; на собственное право пировать на останках Украины — хоть через кровь, хоть через ненависть.

И вдруг, повторюсь, всё это оказывается под угрозой. Очень сомнительной угрозой, озвученной большинством выступивших за мир избирателей Украины, которые в рамках законных демократических процедур проголосовали не за «партию войны». Естественно, объяснить это иначе, нежели «интригами Путина», остатками «совка» и происками русскоговорящих «нелюдей», нельзя. Иначе в ходе расследования обязательно выйдешь на самих себя, и неприятно холодит загривок перспектива быть вздёрнутыми на первой же осине. Генетическая память о самосуде разъяренных сограждан, сотнями вешавших всяческих полицаев и бургомистров, таки существует.

Они сами себя запугали (а им ещё и помогли) мифической «зрадой» Зеленского, ежедневным вторжением России, мучительными приступами шпиономании, а здесь ещё и выборы надвигаются. В них восторжествовала иррациональная вера в магию патриотических заклинаний против законов экономики и смутная надежда — если принести в жертву побольше соплеменников, то боги сжалятся именно над ними.

К сожалению, могу их успокоить: никто к ним вторгаться не собирается, с голоду передохнуть не дадут (надсмотрщики хозяину всегда нужны), судить строго не будут, поскольку государство давно издохло. А для продолжения примитивной жизнедеятельности его останков вполне хватит.