«Ходим по замкнутому кругу»: семья выжившего в Доме профсоюзов сторонника «антимайдана» не может оформить гражданство РФ

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Гибель Александра Захарченко
Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Новости Белоруссии




Война на Украине
 


2020-04-27 21:14


Антимайдан, Помощь беженцам, Антимайдан в Одессе

Бюрократия и право

27 апреля 2020, Александра Ермакова

52-летний Юрий Диденко и его семья не могут оформить российское гражданство. Он был участником событий в Одессе 2 мая 2014 года, смог выбраться из подожжённого сторонниками «евромайдана» Дома профсоюзов, получил серьёзные ожоги и перелом руки. После этого семья, опасаясь за свою безопасность, перебралась в Россию, получив статус беженцев, однако оформить разрешение на временное проживание Диденко не смогли, по их словам, из-за отсутствия справки о доходах. Они отмечают, что беженцам крайне трудно устроиться на работу официально. После обращения RT в МВД пообещали оказать семье содействие в приёме заявлений.

  • © Фото из личного архива

Уроженец Днепропетровска 52-летний Юрий Диденко окончил Одесское высшее артиллерийское командное училище. Служил в Северной группе войск СССР и является офицером запаса. Его жена, 43-летняя Оксана, родилась в Эстонской ССР, в Таллине, где проходил службу её отец.

«Мы дети военных, — рассказывает Оксана. — Мой отец служил в Вооружённых силах СССР с 1961 года, прошёл Афганистан. Мама работала учительницей, ездила за отцом по всему Союзу. У Юры отец окончил Тамбовское лётное училище, был военным вертолётчиком. В 1973 году его семья по распределению попала в Одессу и осталась там жить».

После увольнения из армии Юрий занимался бизнесом, а в середине 2000-х устроился охранником в частную компанию. Оксана работала бухгалтером на небольшом предприятии, затем в банке. Пара познакомилась в 2004 году в курортном посёлке Грибовка недалеко от Одессы. Через год у них родился сын Владлен. Сейчас ему 14 лет. Старшему сыну Оксаны от первого брака, Ярославу, 23 года. До переезда в Россию семья проживала в посёлке Овидиополь Одесской области.

Выходили на защиту города

Рассказывая о событиях в одесском Доме профсоюзов, Оксана плачет. Тогда, ранним утром 2 мая 2014 года, никто не думал, что из-за действий сторонников «евромайдана» погибнут 48 человек.

«Уже после первого прихода к власти «оранжевых» жить простым людям стало тяжелее, — вспоминает Оксана, — Поэтому наша семья была против переворота. Чтобы выражать свою позицию, в 2013 году мы вступили в партию «Родина».

По словам Диденко, после апрельских столкновений в Харькове между ультрас и сторонниками федерализации стало известно, что 2 мая футбольные фанаты приедут в Одессу. Жители города решили оказать им сопротивление.

«Как мы могли в своём родном городе допустить, чтобы людей с георгиевскими ленточками, которые носили наши деды во время Великой Отечественной войны, убивали какие-то уроды? Мы не могли спокойно смотреть на такой беспредел, поэтому муж и сын вышли на защиту города. И если сейчас всё вернуть назад, наши мужчины поступили бы так же», — говорит Оксана.

  • © Фото из личного архива

«Узнала по голосу»

2 мая Юрий вместе с Ярославом и другом семьи, 30-летним Владимиром Брыгарем, поехали из Овидиополя в Одессу на машине. Припарковав автомобиль на Куликовом поле, они пешком дошли до Соборной площади, где должно было начаться шествие ультрас.

Оксана с младшим сыном была дома и следила за происходящим в прямом эфире.

«Трансляция шла с шести камер, к тому же полный расклад давали стримеры, — рассказывает Оксана. — Когда сын и муж потеряли друг друга в толпе, я писала им смс, откуда заходят ультрас. Душа разрывалась, но что я могла сделать? Как я могла их не пустить? В них кипело чувство справедливости, и даже если бы я легла на пол, чтобы преградить им путь, они бы переступили и пошли туда».

Ярослав оказался заблокированным в ТЦ «Афина» на Греческой площади.

«Он позвонил мне и сказал, что на первом этаже произошло возгорание, — вспоминает Оксана. — Я попросила его срочно звонить в МЧС, сама тоже набирала все номера, какие только были. В том знаменитом эфире, когда люди из загоревшегося Дома профсоюзов дозваниваются в МЧС, есть звонок моего сына, который говорит: «Мы горим в «Афине». Я узнала его по голосу».

«Позвонил и стал прощаться»

В это же время Юрий Диденко с другим членом партии «Родина», Олегом Музыкой, прорвался сквозь оцепление к палаточному лагерю на Куликовом поле. Там, увидев, что к Дому профсоюзов бегут женщины и старики, спасаясь от приближающейся толпы радикалов, Юрий побежал следом, чтобы помочь им забаррикадироваться и защищаться.

По словам Оксаны, Юрий сразу поднялся на второй этаж в актовый зал, где уже было много народу. Майдановцы подожгли центральную входную дверь и стали кидать в окна бутылки с зажигательной смесью. В здании начался пожар.

«Я звонила мужу, умоляла спуститься, но он отказывался, потому что внизу людей добивали, — рассказывает Оксана. — В какой-то момент он отчаялся, позвонил мне и стал прощаться. Я не стала слушать, сказала, что он приедет домой живой, и бросила трубку. Звонила во все службы и просила о помощи. В тот день я сорвала голос».

Сам Юрий вспоминает, что в какой-то момент он начал задыхаться и попытался подняться этажом выше, но там было слишком жарко. Вокруг был густой чёрный дым.

«Я спустился обратно и сел возле окна, чтобы хоть немного дышать. Руки опухли, лицо было в волдырях», — говорит Диденко.

Вечером, когда стемнело, к зданию стянулись машины МЧС. Юрий попытался выйти, но дорогу, по его словам, преградили ультрас.

«Они поставили меня на колени, кричали «Слава Украине» и били битами, — вспоминает мужчина. — Я пытался закрыть пробитую голову обожжёнными руками, мне сломали руку. Потом трое побежали добивать других людей, а один со мной остался, ему сказали тащить меня вниз. Куда — я не понял. Но когда я попытался встать, он ударил меня ещё раз, я перелетел через лестницу и упал прямо под ноги сотруднику МЧС. Он вывел меня к главному выходу».

Садиться в машину скорой помощи было небезопасно — радикалы могли её остановить. Юрий рассказал, что сумел дойти до своей машины и, несмотря на перелом руки, пробитую голову и ожоги, доехал до дома. Позже сосед отвёз его в больницу. Туда тоже пытались прорваться радикалы, но врачи не дали им устроить расправу.

  • © Фото из личного архива

Ярослава, по словам Оксаны, вывезли из «Афины» в автозаке в РОВД Белгородского района.

«Утром я забрала его из спецприёмника. К счастью, он был целый и невредимый. Юра получил термические ожоги обеих верхних конечностей третьей степени, ожоги лица, закрытый перелом левой локтевой кости со смещением отломков. Володя Брыгарь домой не вернулся. Он скончался от огнестрельного ранения на Куликовом поле. У него осталась беременная жена и трое детей. Так 2 мая разделило нашу жизнь на до и после», — вспоминает Оксана.

Нет справки

Оставаться на Украине Диденко было опасно, и они уехали в Россию. Сначала в Новосибирск к родственникам. Там они получили временное убежище, но задержаться у родных надолго не получилось.

На последние деньги супруги сняли жильё. Местные депутаты помогли зарегистрироваться в гостинице. Но вскоре временная прописка закончилась. Знакомый пенсионер согласился зарегистрировать беженцев у себя, но, по словам Диденко, через три месяца он не успел продлить регистрацию, опоздав на один день. Семья опять осталась без временной прописки.

Ничего не добившись в Новосибирске, семья поехала в Серпухов к сестре Оксаны. В местном управлении по вопросам миграции помогать супругам отказались. 

Последнее место, куда Диденко попытались подать документы на РВП, было Нижегородское управление по вопросам миграции. В Нижнем Новгороде жили знакомые, они и посоветовали это отделение.

«Там к нам отнеслись уважительно, приветливо встретили, продлевают нам свидетельства о временном убежище. Но, к сожалению, с оформлением гражданства ничего не получалось из-за отсутствия справок о доходах», — объясняет Оксана.

По её словам, без знакомств на работу беженцев не берут, а если и предлагают что-то, то тяжёлую работу за 10—11 тыс. рублей. Прожить на эти деньги вчетвером невозможно. Диденко зарабатывают, ремонтируя квартиры.

В конце этого года у них заканчивается срок действия временного убежища. Со следующего года они окажутся в России на нелегальном положении. Возвратиться назад в Одессу они не могут — при нынешней власти это опасно.

«Естественно, никаких выплат нам не положено и ни под какие льготы мы не подпадаем, — поясняет Оксана. — Пришли в налоговую по месту регистрации, чтобы уточнить, как открыть ИП, но там нам объяснили, что ИП можно открыть только при наличии РВП. А без справок о доходах РВП не дают и на официальную работу не берут, и мы ходим по замкнутому кругу. Мы ведём честный и порядочный образ жизни. Мы настрадались и нахлебались за это время. Иногда от отчаяния просто нет сил».

Будет оказано содействие

RT обратился в МВД с просьбой посодействовать семье Диденко в оформлении российского гражданства. Как рассказали в ведомстве, согласно подпункту 11 пункта 3 статьи 6 федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» №115-ФЗ, без учёта квоты разрешение на временное проживание может быть выдано гражданам Украины, постоянно проживавшим на территории Украины, признанным беженцами либо получившим временное убежище на территории РФ.  

Кроме того, в соответствии со статьёй 33.1 федерального закона от 31 мая 2002 года «О гражданстве Российской Федерации» №62-ФЗ, Оксана Диденко вправе при предоставлении документов, подтверждающих факт постоянного проживания на территории РСФСР её родителей, обратиться с заявлением о признании её носителем русского языка.

«Признание иностранного гражданина носителем русского языка предоставит право на обращение с заявлением о выдаче вида на жительство, минуя стадию получения разрешения на временное проживание, и в дальнейшем приобретение гражданства Российской Федерации в упрощённом порядке», — сообщили в пресс-службе МВД.

В ведомстве также отметили, что для данной категории граждан не требуется представление документа, подтверждающего наличие законного источника средств к существованию, позволяющего содержать себя в РФ в пределах прожиточного минимума, или документа, подтверждающего нетрудоспособность заявителя.

«Принимая во внимание изложенные в обращении обстоятельства, при обращении в ГУ МВД России по Нижегородской области и представлении всех необходимых документов Диденко будет оказано возможное содействие в приёме от них заявлений о выдаче РВП без учёта квоты либо ВНЖ иностранного гражданина, признанного носителем русского языка», — сказали в пресс-службе.


Источник: russian.rt.com