6 лет Славянской эпопее. Как это было расскажет книга «Война в 16»

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Гибель Александра Захарченко
Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Новости Белоруссии




Война на Украине
 


2020-04-13 21:16


Новости ДНР сегодня. Последние новости Донецкой народной республики 2018, Игорь Стрелков (Гиркин), Правый сектор, Антимайдан Украина, Ополчение Новороссии. Видео новости ополченцев Донбасса, ДНР и ЛНР, , Новости Новороссии, Антимайдан Славянск. Новости. Бои в Славянске, Краматорск

Сегодня, 12 апреля, несмотря на коронавирусный ажиотаж, мы не должны забывать о том, как ровно 6 лет назад было положено начало Русской весне на Донбассе. Многие заявляют о другой дате, но точка невозврата произошла именно в этот день, когда группа из 52 бойцов заняла город Славянск и Краматорск.

О том, как это было «Ридус» расскажет, опубликовав очередную главу из книги «Война в 16. Из кадетов в «диверсанты» одного из самых молодых бойцов Донбасса Андрея Савельева, воевавшего с позывным «Вандал». Книга ополченца посвящена его боевому пути из Киева и Крыма в пылающий Славянск в 2014 году.

Захват стратегически важных объектов в Славянске и Краматорске

Несмотря на все сложности, нас довезли до Славянска и высадили на территории краеведческого музея. Уже светало, было очень зябко. На месте, куда мы приехали, базировались бойцы местной самообороны. Они нас и встретили.

Отдыхали мы не более часа, но за это время я первым делом попросил у местных бойцов телефон и позвонил маме. Она волновалась, ведь я был недоступен больше двух дней. Своё отсутствие в сети я объяснил походом в горы. Она всё ещё думала, что я живу с Сергеем в Крыму у казаков.

Следующее, что я сделал — залил кипятком фервекс, потому что после нечеловеческого марш-броска чувствовал, что замёрз и начинаю заболевать.

Вдруг поступает информация, что милиции стало известно о нашем прибытии и к нам выдвигается группа захвата. Почему-то ни капли не то что страха, но даже волнения не вызвала у меня эта информация. Я примерно понял свою позицию, с которой в случае нападения буду отстреливаться, и принялся мыть грязные берцы.

Прошло немного времени, никто так и не приехал нас штурмовать, зато наши ребята зашевелились. Поступила команда от Стрелка: «Грузимся по машинам, едем брать Славянское СБУ».

В составе 52 человек были и терские казаки под непосредственным командованием крымского атамана Терца. По приезде в Славянск ему поручили выдвинуться на захват города Краматорска.

Первая группа наших отправилась на захват СБУ и горотдела в Славянске, а вторая группа Терца — на захват стратегических объектов в Краматорске. Меня как медика приставили ко второй группе. Видимо, командование решило в один день занимать сразу Славянск и Краматорск силами 52 бойцов.

Терец быстро нашёл рейсовый зелёный микроавтобус, договорился с водителем, и мы, в него погрузившись, двинулись на захват.

С нами ехал Бабай, которого все знают как бородатого колоритного казака, сбившего чуть ли не из ПМа вертолёт. Хотя, конечно, это уже выдумка.

В машине было жарко, ехали по кочкам. Некоторым не хватило места на креслах, они сидели на полу и прочувствовали на себе прелесть украинских дорог.

Вдруг кто-то из казаков запел:

На горе стоял казак —
Он Богу молился.
За свободу, за народ
Низко поклонился.
И запела вся маршрутка:
Ойся, ты ойся,
Ты меня не бойся.
Я тебя не трону —
Ты не беспокойся...

Так мы доехали до Краматорского отдела МВД. О том, что в этот день может произойти захват, местные ребята из пророссийской самообороны уже знали и ждали нас. Остановившись возле здания, мы максимально быстро выбежали из маршрутки и направились к нему.

Но навстречу нам живым щитом выстроились непонятные гражданские, представившись бывшими афганцами. Говорят:

— Уходите. Мы за Донецкую Народную Республику. Сами здесь разберёмся.

Мы сначала не поняли прикол. Мы сами ведь за Донбасс пришли тут биться. И мы сначала подумали, что они какие-то ахметовские титушки-провокаторы. Они заблокировали наше дальнейшее передвижение к зданию. И после нескольких минут словесной перепалки прозвучал выстрел. Кто-то из наших шмальнул для запугу. Я последовал примеру — передёрнул затвор и пустил «короткую» в воздух, другие поступили так же. То ли афганцы, то ли титушки разбежалась, а кого растолкали. Позже оказалось, что они действительно афганцы и преградили нам путь, потому что думали, что мы правосеки.

Дальше последовал захват МВД. Правда, почему-то все ломанулись громить главные входные двери, а про периметр кроме меня никто не вспомнил. А то 20 человек ворвётся в здание, а с улицы заходи кто хочешь: хоть милиция, хоть военные.

Я сел на колено возле угла здания и стал держать один из секторов. Несколько бойцов тоже поняли, что всем идти в здание — не лучшая затея, и заняли круговую оборону.

Когда мы пугали афганцев стрельбой из автоматов, журналисты, снимавшие происходящее на камеру, озвучивали мысли, что стрельба ведётся холостыми, так — для устрашения.

Но когда Терец начал выбивать дверь, стреляя очередью в замочную скважину, что аж искры в разные стороны разлетались, они поняли, что мы не те ребята, которые с дубинками и милицейскими щитами ранее штурмовали здания.

Пока казаки долбились в главный вход, прозвучал выстрел из окна на третьем этаже недалеко от главного входа, где я сидел. Реакция последовала мгновенная: сначала я, а потом рядом стоящие бойцы всадили в ответ по полмагазина патронов. Больше из здания никто не стрелял, а журналисты и провокаторы сразу перестали наглеть и подходить ближе, чем на 15 метров к отделу милиции. Потом выяснилось, что стрелявший из окна сразу убежал через чёрный выход.

Когда вход был свободен, прибежали человек 30 из местной самообороны, для того чтобы в дальнейшем удерживать горотдел милиции. К вечеру народ стал подтягиваться к зданию для выражения поддержки захватившим МВД. Приходили и провокаторы. Я по-прежнему охранял территорию здания. В один момент ко мне подошли несколько мужчин и представились работниками МВД. Я вопросительно посмотрел на них. Они стали спрашивать, когда им выходить на работу. Мужчины объяснили, что догадывались о захвате МВД сторонниками Новороссии и не выходили уже на работу несколько дней. А также рассказали, что сегодня вообще какой-то опер приготовил большую кастрюлю борща и принёс её на работу для новых хозяев отдела Министерства внутренних дел. Те, кто был против новой пророссийской власти, сидят по домам и не высовываются.

Рассказывали ребята складно, но стрельба из кабинета на третьем этаже так и осталась загадкой. Хорошо, конечно, что бывшие сотрудники краматорской милиции не видели моё лицо, так как все носили балаклавы, а то ситуация получилась бы комичной: тридцатилетние, сорокалетние оперы и следователи спрашивают у шестнадцатилетнего парня, когда им выходить на работу, а также клянутся в верности новой власти.

При поддержке жителей Краматорска с крыльца здания МВД сняли украинские флаги и повесили триколор ДНР. После аплодисментов и скандирования «Референдум!» с речью выступали некоторые бойцы, а также командир местного ополчения. Через несколько часов после захвата отдела местные женщины сообразили столики и организовали чай с бутербродами. Я наконец-то первый раз за сутки немного поел.

Терец активно занялся укреплением обороны на случай штурма со стороны властей. Двери в кабинеты сотрудников МВД были заперты, но никто и так не пытался зайти, потому что Терец строго-настрого запретил мародёрство и шатания по территории. Все занимались сооружением баррикад. Я решил немного отдохнуть и снял разгрузку, которую носил больше суток. Терец меня позвал с собой досмотреть местность, так мы набрели на милицейскую оружейку. Несколько выстрелов по замку, и мы уже в прохладной комнате, где на стеллажах лежат стволы, патроны и резиновые дубинки. Чтобы никто из любопытных краматорских ополченцев не залез к нам, дверь мы заперли изнутри. Тут, к сожалению, из оружия толкового было мало: несколько помповых ружей, стреляющих резиной, два учебных АК-74 и два мелкокалиберных пистолета Марголина. Зато под стеллажами мы нашли четыре цинка боевых патронов 5,45 и несколько упаковок патронов от «мелкашки».

Почти всё содержимое оружейки мы раздали местным бойцам, у которых из оружия были только металлические прутья и несколько берданок. В итоге после зачистки оружейной комнаты мы смогли нарядить в милицейские латы несколько десятков человек, а также раздать им дубинки, помповые ружья, шлемы и щиты.

Терец раздавал команды бойцам чётко, уверенно, металлическим голосом. У многих сложилось впечатление, что он прошёл не одну войну или был регулярным военным. А я его помню в Крыму как добродушного, всегда позитивного казака. Видимо, так меняет людей чувство ответственности, осознание опасности и решительность.

Терец сначала планировал отдать МВД под контроль местным ополченцам, а своей группой отъехать в другое место, но потом ему поступил приказ остаться самому и оставить группу казаков. В мои же планы не входило ночевать в Краматорске, да и приказа такого никто не давал. Поэтому я попросил Терца отвезти меня обратно в Славянск. Услуги медика, слава Богу, никому не пригодились, а дальше их должна была оказывать гражданская медсестра — одна из пришедших помогать ополчению. К ней, кстати, сразу подкатил свою бороду Бабай. Но тогда он ещё не был известен, и медсестра, а потом и другие женщины, готовившие кушать, которым Бабай также предлагал свои чувства, отказались.

Пока искали машину, я вспомнил, что не забрал разгрузку в одном из кабинетов на первом этаже. Пока я туда направлялся, мимо прошёл местный «боевик» в очень похожей на мою разгрузке, практически одинаковой. Хм… Подхожу к месту, где оставил свою, и да! — её и след простыл. Значит не долго она пролежала под охраной нескольких казаков (я её всё-таки не просто бросил, а оставил под охрану наших ребят). Но, видимо, кто-то из самообороны профессионально её спёр. Конечно же, если ему предъявят кражу — он скажет:

— А я думал, что это кто-то из украинских силовиков оставил военную разгрузку с четырьмя магазинами, дымовухой, патронами россыпью и ампулами с «антишоком».

Так и было, когда я его догнал и спросил, зачем он присвоил чужую экипировку, он очень удивился и сказал, что даже не мог предположить, что она ополченская. Затем последовали извинения, но я не обидчивый. Я проверил, всё ли на месте в подсумках, оделся и вышел на улицу. В Славянск ехал не только я. Со мной везли ещё несколько казаков в той же «газели», на которой мы приехали.

Вадим Терец в разговоре со мной так вспоминал захват краматорского отдела милиции:

— Помнишь, как мы зашли все вместе в Славянск, а тебя сразу отправили в Краматорск?
— Моя группа оставалась на территории музея, который назывался «Вилла Мария». Нам сразу поставили задачу взять периметр под охрану. Я разбил людей на тройки, и каждый охранял этот периметр. Тогда ребята Ромашки поехали брать под контроль Славянский отдел милиции и СБУ, а мы продолжали оставаться в музее. Но вскоре ко мне подошёл Игорь Иванович и говорит: «Собирай людей и поезжайте в Краматорский горотдел милиции».
— Откуда у него информация была, что горотдел нужно захватывать? Краматорск же больше Славянска. Почему он так решил, что нужно брать ещё один город?
— Полагаю, что местные активисты подъехали с Краматорска, так как услышали про движуху в Славянске. Они гарантировали Стрелкову свою помощь и поддержку.
— Расскажи подробнее, как захватывали МВД в Краматорске?
— Задачу поставили очень простую: вот тебе подразделение, с ним берёшь под контроль Краматорский отдел милиции, местные активисты тебе помогут.
По приезде мы начали продвигаться в сторону здания, там нас заблокировали афганцы. Мало того, эти афганцы начали нас провоцировать и хватать за оружие. Они решили, что мы правосеки. Но кто-то из наших бойцов начал стрелять вверх, и они разбежались.
Мы максимально приблизились к зданию, начали стучаться, но нам не открывали. И мы с Бабаем решили лупить короткими очередями. Слава Богу, что в тот момент не было гранат! Начали стрелять в дверь, и кто-то в этот момент с третьего этажа стрельнул по нашим, но не попал. Наши открыли огонь в ответ.
Потом мы попытались заходить через большое окно, но оно было зарешёчено. Пришлось использовать металлический пандус как таран и с его помощью взламывать решётку на окне. Бойцы пробрались внутрь, открыли дверь и впустили нас.
Остававшиеся в это время сотрудники МВД самостоятельно закрылись от нас в изоляторах временного содержания. Дежурный начал звонить в Донецк со словами: «Нас захватывают, что делать?»
Мы изъяли оружие, оставшееся у них на руках: всего три или четыре пистолета. Спустя три часа после штурма откуда-то снизу послышался стук. Там, как оказалось, было бомбоубежище и несколько милиционеров, закрывшись, спрятались от нас. Мы с ними пообщались, и они вышли. Все такие взрослые дядьки. Там у них архив по маньякам, серийным убийцам, личные дела — документов целая куча. Трогать мы их не стали.
Уже наступала ночь, так как штурмовать мы начали под вечер. Мы вышли на общий двор, посчитали машины, которые у них там были, спустили украинский флаг и повесили наш.
Потом приехал один из местных криминальных авторитетов, который впоследствии работал против нас. После того как Краматорск заняли укры, он возглавил комиссию по выявлению ополченцев. Когда он приехал, мы его посадили в машину и отправили к Стрелкову. Но по пути он оказал воздействие на водителя, запугал его, и тот его до Стрелкова не довёз.
Далее, собрав митинг, объяснили народу, что мы — ополчение Донбасса. Народ нас активно поддержал, но несколько человек из толпы говорили: «Это не наше ополчение, они матом не ругаются». А тут ещё один наш боец выходит и говорит: «А ну-ка ушли все за поребрик отсюдова!» И в интернете потом очень-очень долго гулял ролик, который так и назывался: «Отряд Поребрик».

Пока мы брали под контроль Краматорск, в Славянске происходило то же самое. Только в один день «стрелковцы» успели занять не одно, а два административных здания: СБУ и горотдел милиции.

В итоге силами 52 бойцов были взяты два города и поддержано народное восстание, которое войдёт навсегда в историю. Этот апрельский день станет началом Русской весны и возрождением былой славы России, он станет решающим для всего народа Донбасса, который поймёт, что ему отступать некуда и нужно защищать свои дома и семьи до конца. Если бы не было этих 52 бойцов Стрелкова, не было бы и всей Русской весны в Донбассе. С большой вероятностью она бы захлебнулась не начавшись или закончила бы, как в Одессе. Но так как на весь мир по всем СМИ прогремела новость, что есть такой город Славянск и там идут ожесточённые бои с применением тяжёлой бронетехники, авиации, артиллерии и даже химического оружия, и с той и с другой стороны поняли, что одним Крымом русские не ограничатся.

Продолжение в книге «Война в 16. Из кадетов в “диверсанты”».

Сайт книги

Приобрести книгу

Электронная версия книги

Аннотация

Эта книга — воспоминания Андрея Савельева, 16-летнего русского патриота из Киева, активного участника самых напряжённых и драматических событий Русской весны. В 2012 году Андрей был награждён именными часами от президента России за защиту русского флага от украинских националистов, а уже в 2014 он вступил в Крымское ополчение. Оттуда Андрей отправился в Славянск в числе первых 52 бойцов и вместе с Моторолой воевал в самом пекле — под Семёновкой.

Трейлер книги


Источник: www.ridus.ru