«Замкнутый круг»: потерявший паспорт ополченец из Луганска не может легализоваться в России

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Гибель Александра Захарченко
Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Новости Белоруссии




Война на Украине
 


2019-09-13 17:14


Новости Донецка и Макеевки сегодня 2018, , Помощь беженцам, Новости ЛНР сегодня. Последние новости Луганской народной республики 2018, Новости Луганска сегодня 2018, Сводки от ополчения Новороссии. Последние сводки с фронтов ДНР и ЛНР, Антимайдан, Антимайдан Украина

«Замкнутый круг»: потерявший паспорт ополченец из Луганска не может легализоваться в России

Бюрократия и право

13 сентября 2019, Артём Дубнов

28-летний ополченец из Луганщины Виталий Сницарь не один год безуспешно пытается легализоваться в России. В 2014-м мужчина участвовал в луганском «антимайдане», после чего год прослужил в ополчении. Летом 2016-го он уехал в Россию на заработки и потерял украинский паспорт. При попытке въезда в ЛНР по военному билету Сницаря задержали пограничники, после чего его отправили в Центр временного содержания иностранных граждан. Получить временное убежище без документов, которые требовали при прохождении медкомиссии, он не смог. Сейчас Сницарь живёт в Челябинске с гражданской женой — россиянкой. В августе у пары родился сын, но оформить отношения и записать на себя сына Виталий не может из-за отсутствия паспорта. После запроса RT МВД РФ пояснило, что мужчина может легализоваться в России с помощью процедуры установления личности.

Виталий Сницарь родился в селе Красное Краснодонского района, что недалеко от Луганска. После окончания школы он переехал в областной центр, где до 2014-го года работал экспедитором.

Как и многие жители Донбасса, Виталий крайне негативно воспринял «евромайдан» и последовавшую смену власти в стране. После свержения Виктора Януковича мужчина примкнул к пророссийским активистам из «Луганской самообороны».

«Первое время мы охраняли памятники советских деятелей, которые после переворота стали мишенью для радикалов, — вспоминает Виталий. — Тогда всё было довольно спокойно, и, честно говоря, мало кто осознавал, что ситуация дойдёт до такого. Но вскоре от былого мира ничего не осталось: выстрелы и взрывы, убитые люди на улицах».

К середине лета населённый пункт, в котором до войны жили около 500 тысяч человек, как будто погрузился в каменный век. Постоянные обстрелы вывели из строя практически все городские коммуникации — Луганск остался без воды, электричества и сотовой связи.

Спасаясь от гуманитарной катастрофы, жители города начали покидать свои дома, большинство из них отправилось на территорию России, где они рассчитывали снова обрести мирную жизнь. Одним из них стал и Виталий Сницарь. В июле он прибыл в палаточный лагерь для вынужденных переселенцев, открытом в городе Донецк Ростовской области.

По мере выделения квот для беженцев обитатели лагеря постепенно разъезжались по российским регионам. Так, Виталий оказался в селе Новая Грачёвка Петровского района Саратовской области. Получив статус временного убежища, он устроился работать трактористом.

«В Саратовской области местные жители приняли нас очень радушно и отнеслись к нашей беде как к своей собственной. Через пару месяцев я переехал в сам Саратов, — рассказал он RT. — Я устроился там администратором на турбазу. Потом из-за работы я не смог вовремя продлить своё убежище. Из-за этого пришлось возвращаться в Луганск».

Потеря паспорта

Вернувшись на Украину летом 2015 года, Сницарь практически сразу пошёл в ополчение. Отслужив год в местной Народной милиции, он уволился в запас. Найти хорошую работу в ещё не восстановившемся от войны городе оказалось не самой простой задачей, и мужчина решил снова попытать счастья в России.

«Мне позвонил мой бывший работодатель из Саратова. Обещал снова взять меня на работу и помочь с документам, но, к сожалению, в последний момент этот вариант сорвался, — продолжает ополченец. — В итоге я поехал в Краснодар, где подрабатывал на грузовом шиномонтаже».

В конце августа 2016-го года Сницарь должен был снова въехать в ЛНР в связи с истечением срока миграционной карты. Однако уже на самой границе в ростовском Донецке возле пограничного пункта он обнаружил пропажу своего украинского паспорта. После того, как поиски документов не увенчались успехом, мужчина был вынужден ни с чем вернуться в Краснодар.

По его словам, в Краснодаре он сразу обратился в полицию по факту пропажи, однако вернуть документы ему не удалось. 12 ноября 2016 года Сницарь снова поехал в Донецк, надеясь пересечь границу с ЛНР по военному билету, однако пропускать его российские пограничники не стали. Более того Виталий был задержан и передан полиции.

14 ноября Донецкий городской суд Ростовской области признал Сницаря виновным по части 1.1. статьи 18.8 КоАП «Нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства режима пребывания в РФ». Суд назначил ополченцу административное выдворение за пределы России и денежный штраф в две тысячи рублей.

Замкнутый круг

До исполнения судебного решения Сницарь был отправлен в Центр временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ) «Новочеркасское». Однако выдворить Сницаря на Украину тоже было нельзя. По закону сделать это было возможно только при наличии у задержанного документа, удостоверяющего его личность.

МВД направляло в украинское Генконсульство в Ростове запрос с просьбой оформить Виталию выездные документы, однако украинская сторона содействовать ростовской полиции в этом вопросе не спешила. Близких родственников, которые также могли помочь установить личность задержанного, у Сницаря не осталось. Всё это время он продолжал находиться в ЦВСИГе.

«В «Новочеркасском» я провёл почти пять месяцев. Я спрашивал у администрации, когда меня, наконец, выпустят. Мне отвечали, что по закону меня здесь могут держать до двух лет, — рассказал он. — В феврале я окончательно понял, что моя ситуация пущена на самотёк. Я начал отправлять жалобы в прокуратуру и другие инстанции. Помимо этого я объявил голодовку, которую поддержали и другие задержанные. Недели через две в Центр начали приезжать проверки, а вместе с ними начались какие-то подвижки».

По словам Сницаря, в марте 2017 года по его делу состоялся новый суд, по решению которого он вышел на свободу, а миграционная служба Ростовской области затем дала добро на предоставление ему временного убежища на территории РФ.

  • © Фото из личного архива

Однако, воспользоваться этим шансом ему не удалось. Для получения статуса он должен был пройти медкомиссию, однако в ростовских больницах принимать его без документов отказались.

«Я приходил в миграционку, пытался объяснить ситуацию. В ответ чиновники разводили руками: мол остальные как-то проходят больницу, — возмущается Виталий. — Но у других-то были документы, в отличие от меня. В итоге получился какой-то замкнутый круг, выйти из которого было просто невозможно. В генконсульство Украины обратиться я, естественно, не мог, так как для Киева я преступник».

Прочерк в графе отец

Оформить временное убежище Сницарю так и не удалось. Следующие два с половиной года он жил в России без каких-либо документов. Чтобы сводить концы с концами мужчина был вынужден довольствоваться случайными подработками.

В конце осени 2018 года Виталий перебрался в Челябинск, где проживают родители его гражданской жены — россиянки. Оформить законный брак пара не может по той же самой причине: ни один российский ЗАГС не будет регистрировать семейный союз при отсутствии документа у одного из будущих супругов.

Десятого августа 2019 года у пары родился сын Артём. В свидетельстве о рождении ребёнок был записан на фамилию матери, а в графе отец был проставлен прочерк.

«Я, естественно, понимал, что без документов долго и спокойно жить у меня не получится. Я долго не решался повторно обращаться в полицию за легализацией, так как опасался, что меня снова отправят в ЦВСИГ. Оттуда я точно никак не смогу помогать своей семье», — сетует Сницарь.

Имеет возможность легализоваться

RT обратился в Главное управление по вопросам миграции МВД РФ (ГУВМ) с просьбой прокомментировать ситуацию Василия Сницаря.

В ведомстве пояснили, что ополченец, несмотря на отсутствие документов, имеет возможность легализоваться на территории России. Для этого ему необходимо обратиться в отдел полиции по месту проживания с заявлением об установлении личности.

Учитывая угрозу уголовного преследования Сницаря на Украине за участие в боевых действиях на стороне ЛНР, он имеет основания обратиться в миграционную службу с ходатайством о признании его беженцем или о предоставлении ему временного убежища.

«По завершении процедуры установления личности заявителя с ним согласовываются дата и время приёма ходатайства о признании беженцем (заявления о предоставлении временного убежища)», — говорится в ответе ведомства.

В случае получения ополченцем легального статуса на территории РФ, Сницарь, как лицо, проживавшее на территории Донецкой и Луганской областей Украины по состоянию на 7 апреля 2014 года и 27 апреля 2014 года, получит возможность подать заявление о приёме в российское гражданство в рамках недавнего президентского указа № 187 («Об отдельных категориях иностранных граждан и лиц без гражданства, имеющих право обратиться с заявлениями о приёме в гражданство Российской Федерации в упрощённом порядке»).

Получив ответ из ГУВМ, в конце прошлой недели Сницарь обратился в челябинскую миграционную службу, где написал заявление об установлении личности. Как объяснили ему в полиции, эта процедура может занять до трёх месяцев с момента подачи заявления. Затем мужчина сможет обратиться за получением статуса.

«Честно говоря, до последнего момента я боялся, что меня могут снова отправить в ЦВСИГ. К счастью, мои опасения оказались напрасными. Я очень рад, что дело сдвинулось с мёртвой точки, — не скрывает радости Сницарь. — Если говорить о планах, то они у меня очень простые. Растить сына, честно работать, в общем, жить как полноценный человек».


Источник: russian.rt.com