Олег Музыка: «Война будет долгой»

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Ситуация на блокпостах, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, УПЦ, Харьков,

ДНР


Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Вооруженные конфликты
Новости Белоруссии
Новости мира
Постсоветских пространство
Цветные революции




Война на Украине
 


2022-06-30 11:57


Антимайдан Украина

Олег Музыка, человек известный в Европе. Много лет он пытается донести до европейских политиков правду о событиях в Одессе 2 мая, непосредственным участником которых он являлся, о нацизме на Украине. Я планировал встретиться с Олегом в мае, чтобы приурочить интервью к годовщине массового убийства людей в Одессе и к празднованию Дня Победы - Олег был организатором Бессмертного полка в Берлине, - но из-за занятости бывшего руководителя приморского отделения Всеукраинской партии «Родина» наша встреча состоялась лишь спустя почти два месяца.

- Олег, если не изменяет память, ты в Берлине уже семь лет и все это время пытаешься донести до европейских политиков и европейского общества точку зрения на события на Украине, которые заметно отличаются от общепринятой в европейской политической агенде. Как ты оцениваешь успешность своей миссии?

- В августе будет уже восемь лет как я приехал в Европу. Основной целью моего приезда сюда было - прорыв информационной блокады. За это время я посетил пятнадцать государств, провел сотню встреч, выставок, пикетов, дискуссий. Больше всего у меня контактов в Германии было с Левыми, коммунистами. В других государствах я контактировал с представителями других политических течений. Но всегда старался донести до людей мысль, что сам я не принадлежу ни к одной из европейских партий, что я использую их площадки и их ресурс, чтобы донести свою позицию, чтобы рассказать, что произошло в Украине, начиная с киевского Майдана. Я как участник всех трагических событий в Одессе рассказывал о трагедии от первого лица. Сейчас я продолжаю следить и рассказывать о происходящем в Украине все эти восемь лет. Мои оппоненты пытались обвинить меня в ангажированности, сливах. Бильд публиковал обо мне пасквили. Но обо мне печатали и такие газеты как Юнге Вельт. Это говорит о том, что мне в какой-то степени удалось донести правду. Мне бы хотелось чтобы эта степень была большей, но, как оказалось, общество во всяком государстве делится на два лагеря, которые или тебя поддерживают или в чем-то обвиняют. Поэтому на персональные встречи приходили те, кто меня поддерживал, но хотел узнать чуть больше. Оппоненты же пытались срывать встречи, писали письма арендодателям, добивались отказа в показах фильмов об одесской трагедии в кинозалах. Сегодня же ситуация в Украине изменилась в еще более худшую сторону и проводить какие-то встречи становится все более сложно.

- Многие люди, которые приехали в Германию из России стаи встречать по отношению к себе негативное отношение только по факту пункта своего выбытия. Ты же приехал из Украины и когда ты встречаешься со своими соотечественниками, которые стоят на отличных от твоих позициях в оценке ситуации, что тебе приходится переживать?

- Начиная с первых дней моего нахождения на территории Европы, когда моя деятельность стала заметна, то со стороны соотечественников и людей в целом из бывшего Советского Союза, которые, как им кажется, стоят на либеральных позициях, я регулярно встречал такое, что ко мне подходили и говорили, что меня нужно было сжечь в Доме профсоюзов в Одессе. На сегодняшний день все стало еще сложнее. После 24 февраля 2022 года в обществе произошел сильный накал. Мои соотечественники, которые находятся в Европе, почувствовали очень большую поддержку со стороны властей европейских государств, они поняли, что их не будут наказывать или тормозить в их действиях, которые направлены на русофобию. Мои соотечественники, приехавшие в Европу, не хотят понимать, что они здесь благодаря поддержке правительств и благодаря поддержке налогоплательщиков, часть чьих налогов идет на содержание беженцев. Я один из тех, кто официально работает, платит налоги и так, косвенно поддерживает и политические процессы в Украине и поставку вооружений. G7 запланировали огромные миллиарды на поддержку войны, но мои соотечественники не видят причин и связей. Для них есть только конечный пункт: вот в дом попал снаряд, Путин виноват. А то, что на протяжении восьми лет в Украине уничтожался русский язык, процветал нацизм, запрещались оппозиционные партии, подвергались обстрелу отдельные области Украины, то это их не касалось, они предпочитали ничего не замечать. Он не хотели видеть, что политика Украины идет целенаправленно на конфликт с Россией. Ну а сейчас, как это бывает у дачников: когда сорняки с твоего участка распространяются на участок соседа, то сосед приходит вырвать эти сорняки сам. Так выгладит сегодня ситуация в Украине.

- Ты поддерживаешь связь с друзьями на Украине? Какие настроения в обществе?

- Скажу честно, остались единицы, с кем я еще поддерживаю контакт. И делаю это очень аккуратно. Мой номер известен, кому нужно. Когда я звоню, то говорю о Солнце, о ветре. Могу сказать, что последнее время настроения очень сильно изменились. Мои родственники сейчас осуждают меня, родственники погибших на Куликовом поле, который восемь лет требовали провести расследование преступления, когда начались события февраля 22-го года, отвернулись от меня. Люди не понимают общих фраз, которыми отделывается российская сторона, не понимают, чем закончится спецоперация. Настроения людей, я заметил, очень сильно изменились. Со мной связь поддерживают в основном те, кто уехал из Одессы в Германию, когда понял, что начинается война на ведьм. Я помогаю им чем могу.

- Последнее время стала появляться информация про одесское подполье, которе якобы, существовало с момента событий на Майдане в Киеве. Что ты можешь об этом рассказать?

- Я человек политики. В военных действиях не участвовал. Ни о каком подполье не слышал. А если бы слышал, то никогда бы об этом не рассказал. Тайна - то, что знает один человек. Что знают двое, знает и свинья. Если бы подполье было, то оно должно было быть очень и очень законспирированным. Я думаю, какие-то структуры могли создаваться СБУ, чтобы потом активистов нейтрализовать. Я же ни о чем в Одессе, что свидетельствовало бы о деятельности подполья, не слышал. Наша Всеукраинская партия «Родина» приняла ранее решение, не привлекать людей на политические протесты, чтобы не подвергать их опасности. Мы выводили людей только с экономическими требованиями. Ни о какой партизанской деятельности в Одессе не слышал.

- Твоя реакция на события на Майдане была сразу негативной или ты испытывал колебания?

- Наша политическая сила исповедовала основные принципы: русский язык - второй государственный, федеративное устройство Украины, Таможенный союз. С этими принципами мы жили. За месяц до Майдана нашу силу попытался разогнать Янукович. Лидера партии, депутата Игоря Маркова, арестовали, посадили в СБУ, закрыли наш телеканал, на наших депутатов в одесском горсовете завели восемь уголовных дел. Мы были против Януковича. Но на Майдане прозвучали лозунги, которые были нам не менее противны. В феврале 2014-го в Одессу приехали «поезда дружбы» с националистами. началось народное сопротивление. Когда я ехал мимо обладминстрации, то увидел людей, которые собрались защитить областную власть от насильственной смены. Я вышел и со знаменем моей партии присоединился к защитникам. Ко мне подходили люди и спрашивали, почему я стою на защите той власти, которая моего соратника посадила в тюрьму. Я отвечал, что я защищаю не власть, а Одессу. И с того дня я стал активным участником Антимайдана. Я всегда был противником украинского национализма и оголтелой русофобии. Вся программа националистов - ненависть к России, а не стремление строить заводы, школы в родной стране.

- Огромное количество людей в России живут с мысль, что Майдан стал началом построения на Украине свободного общества и развиться этой свободе мешает только Путин, который, как всем известно, только и думает, как бы кого свободы лишить. Как ты оцениваешь качество пути к свободе, который проделала Украина за восемь лет?

- Путь был тернистым: убийство Бузины, Шеремета, посадка Коцабы, разгон оппозиционных партий и закрытие оппозиционных СМИ, создание списка «Миротворец». Жертвы на пути к демократии западные правительства стараются не замечать. Я всегда говорил, что какой-бы ребенок не был плохой, его мама будет его защищать. Майдан и последующие события - это порождение США и ЕС, поэтому они никогда не скажут, что породили урода, который на своем пути все разрушает.

- Ты коснулся такой темы, что Россия не может донести до украинцев целей спецоперации. Как должна выстраиваться информационная повестка?

- Я не любитель смотреть российские ток шоу, хотя сам участвовал в нескольких. Когда я слышу от российских политиков, что нет такой нации как украинцы, что украинский язык придуманный, нет украинской культуры. Я, как человек политики, могу это спокойно выслушать и возразить, но вот когда, такие высказывание доносят до гражданина Украины, который живет в новой Украине тридцать лет, и он узанает, что его не существует, то он почему-то этого не понимает. Есть украинский язык, есть украинская культура, есть украинская нация. Нужно выстраивать диалог на основе братства народов, а не отмены одного народа другим, искать правильных политиков, которые могли бы строить политику Украины на основе союза и единого экономического пространства с Россией. А так, разговор то шел, в основном, через газовую трубу: газ будет - газа не будет. Ставки на Медведчука были очень нелепы. Смотрю я новости, показывают губернатора Херсона. Херсон - это юридически Украина, а позади губернатора стоит портрет Путина и стоит флаг России. Ну вот что вы пытаетесь сказать всем гражданам Украины? Вы говорите, что только планируете сменить власть, а Украина должна остаться Украиной и одновременно этот тезис отменяете. Что должен чувствовать человек в неподконтрольных России регионах? Ну повесьте вы на фоне портрет Леси Украинки и флаг Украинской ССР. Украинцы не понимают, что такое денацификация. Они уверены, что это отмена украинской нации. Сидит женщина шестидесяти лет и она уверена, что ей запретят петь украинские песни. И люди идут защищать свою землю. Огромное количество людей, кто был недоволен режимом до 24 февраля 2022 года, взяли в руки оружие, потому, что Россия не может внятно донести свою позицию.

- Несколько лет назад я читал интервью с послдним руководителем ВЛКСМ СССР, Виктором Мироненко, в котором он прямо говорит, что текущую на тот момент политическую ситуацию на Украине провоцирует руководство РФ, говоря с Украиной только с позиции силы и превосходства. В сложившейся ситуации, чтобы ты делал для нашего общего будущего, если бы ты был человеком с мощным властным ресурсом?

- А с какой стороны я должен находиться?

- Попробуем два раза, и в России и на Украине.

- Начнем с России. Российское вооруженные силы заняли уже двадцать процентов территории Украины, и когда я вижу, что группы людей с украинскими флагами выходят встречать российские войска с лозунгами «Убирайтесь к себе домой!», я не понимаю, почему не созданы сводные бригады из граждан Украины, которых воюет бок о бок с русскими огромное количество, чтобы они спросили протестующих: «Куда же мы должны уйти со своей земли, мы такие же граждане Украины и пришли сюда изменить политическую и экономическую ситуацию». Нужно очень активно работать военным комендатурам, необходимо привлекать местный актив, нужно дать людям уверенность, что русские не отойдут, как это было в киевской области. Та же Буча, это была зачистка в другую сторону, которую преподнесли как положено. Когда я вступаю в дискуссию, то задаю вопрос: «Почему нигде, где остались российские войска, ничего подобного не произошло?». Если я со стороны Украины, то здесь мне сложнее. За восемь лет мы потеряли много активных людей, которые могли бы помочь в быстрой смене власти без жертв и кровопролитий, которые могли бы изолировать все руководство Украины одновременно. Как ты спрашивал: «Есть ли подполье в Украине?». Нет никакого подполья. И этот конфликт сильно затянется. Война будет долгой. То, что саммит семерки принял решение вложить в войну почти тридцать миллиардов, это показывает, что они еще долго намерены воевать гражданами Украины против России.

- Что мы можем делать, находясь в Европе, чтобы количество жертв в этом конфликте сократилось?

- На разных встречах с политиками я высказывал такую точку зрения, за которую меня высмеивали, но это югославский вариант. Я начинал разговор так: «Мы живем в самой демократической стране в Европе, где человеческая жизнь превыше всего. Так?». Так! Во имя сохранения жизни косовских албанцев альянс демократических стран разрушил Югославию, разнеся ее бомбами в прах. Так давайте так же поступим с Украиной, она искусственно собрана, между собой люди в Украине воюют. Бомбите! Начинается шум: «Украина единое, суверенное государство!». И человеческие жизни больше никого из европейских политиков не волнуют, из заботят геополитические интересы. Они понимают, что Юго-Восток Украины примет Российскую повестку, а Центральная и Западная Украина без выхода в море им не интересны.

- Недавно я спросил свою приятельницу как дела. Она ответила: «Как у всех украинцев». Что такое все украинцы сегодня?

- Это сейчас везде и всюду «Все буде Украина!». Есть такая нация. Но этот лозунг вдалбливают людям пропагандисты. Никакого государства Украина сегодня уже нет. Молодые люди уехали из страны, остались только те, кому нэма за что выехать из страны. Топка войны пожирает молодых людей. Экономика уничтожена полностью. Те, кто остался в Украине, пока молчат не задают вопрос: А где батальон под названием «Депутатский»? Артисты во власти позируют в военной форме, а массово гибнут простые украинцы, и когда, кому-то повезет вернуться с фронта в село, то это уже потухший человек, пропитанный только ненавистью.

- Украина получает помощь с Запада не безвозмездно, это кредиты. Гипотетически, если Россия откатится до ситуации 23 февраля 2022 года, то что будет с государтством Украина?

- Гипотетически, не дай бог, Россия откатится, про нее можно будет забыть, больше никаких разговоров с Россией никто вести не будет. У России нет выхода кроме как довести начатое до конца. Что касается денег. То в 2014-м с трибуна Антимайдана я сказал, что чем больше Америка будет давать денег Украине, тем больше она их там похоронит. Мы создадим Новороссию, а Новороссия никаких долгов не брала и ничего возвращать не будет. Я думаю, что какую-то маленькую часть Украины оставят с названием Украина, чтобы западные страны могли с нее качать какие-то деньги. Но, полагаю, что Украины должна отработать эти деньги уже сейчас. зерно столько не стоит, предприятия, которые вывозят поляки - то же, их интересует человеческий материал, который будет пропитан ненавистью к России, и этот материал будет возможно еще долго использовать. И этот материал стоит больше, чем миллиарды пустых бумажек под названием Доллары.