Польша, Украина и идеология эксгумации

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Гибель Александра Захарченко
Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Новости Белоруссии




Война на Украине
 


2019-09-10 00:05


Антимайдан Украина

Президент Украины Владимир Зеленский после переговоров с президентом Польши Анджеем Дудой заявил о намерении снять мораторий на поисково-эксгумационные работы для поляков на территории Украины. Имеются в виду раскопки на месте захоронения поляков, погибших от рук украинских коллаборационистов. Впрочем, украинские СМИ упорно избегают точных формулировок, предпочитая эвфемизмы «польские захоронения XX века» и «воины ОУН-УПА*».

Мораторий был введён при президенте Порошенко в 2017 году в ответ на демонтаж в Польше нелегальных памятников карателям ОУН-УПА. Случаев демонтажа было несколько, но конкретно после ликвидации памятника в селе Грушовичи с участием представителей местной администрации Киев решил запретить полякам проводить эксгумации на территории Украины.

В этом решении гораздо больше, чем просто запрет ковырять лопатой в земле. Речь идёт об идеологическом противостоянии Украины и Польши. От того, чья возьмёт, зависит будущий морально-идеологический облик значительной части Восточной Европы. Польша и Украина здесь – обе хуже, и Восточной Европе победа ни одной из сторон не принесёт стабильности.

Позиция Польши предельно ясна. Она борется за звание политического лидера всей Восточной Европы. Став таким лидером, она повысит собственную значимость в глазах Соединённых Штатов, у которых амбиций побольше – быть политическим лидером всей планеты. Польша – это геополитический субподрядчик США. Вашингтон попросту делегировал Варшаве часть своих геополитических полномочий в Восточной Европе, а именно провоцирование напряжения в отношениях с Россией, создание антироссийского блока государств в регионе (формат придумывается разный, от «Восточного партнёрства» до «Вышеградской четвёрки»)…

Чтобы быть политическим лидером, Варшаве требуется для начала стать идеологическим лидером. Иными словами, сделать польский пропагандистско-идеологический дискурс господствующим в Восточной Европе, чтобы в Киеве, Минске, Вильнюсе на историю смотрели «польскими» глазами.

Но тут Польша столкнулась с Франкеншейном, которого сама породила. Украинский национализм и украинский неонацизм как его производная появились на этой земле не в последнюю очередь благодаря поддержке Варшавы. Польская политическая мысль на протяжении веков участвовала в формировании национал-украинского пропагандистско-идеологического дискурса и сделала всё, чтобы этот дискурс в корне отличался от русского (российского). Сегодня мы имеем то, что имеем – радикальную версию украинского национализма в качестве государственной идеологии самостийной Украины.

Этот дискурс самостийной Украины входит в конфликт с пропагандистско-идеологическим дискурсом польской государственности. Оба претендуют на право определять политико-идеологический облик Восточной Европы и сошлись в жёстком клинче.

Киев намеренно заблокировал эксгумационные работы на Украине, чтобы не давать полякам дополнительных идеологических козырей. Каждая найденная и изученная поляками польская могила на Украине оборачивалась новыми обвинениями в адрес украинского национализма. У Вятровича и иже с ним плохо выходило представить общественности массовую резню поляков на Волыни и в Восточной Малопольше как оборонительную войну во имя самостийной Украины, потому что в польских могилах находили казнённых женщин и детей.

Теперь, по словам Зеленского, мораторий будет отменён: «Мы договорились обновить и перезагрузить двустороннюю рабочую группу, которая будет действовать под патронатом двух президентов, Польши и Украины, чтобы все тёмные пятна прошлого не помешали нашим народам строить совместное светлое будущее».

Дуда, в свою очередь, сказал: «Я просил, чтобы мораторий, введённый прошлой властью, был отменён… Для поляков это имеет фундаментальное значение».

Чтобы не злить украинских националистов, самой же украинской властью введённых во властные структуры, МИД Украины придумал простецкое оправдание такого шага Зеленского: «Мораторий уже сыграл свою роль. Тогда, в 2017 году, по нашей информации, планировалось разрушение местными органами власти несколько десятков украинских монументов. Благодаря мораторию прецедент Грушовичей не имел продолжения, но сейчас мораторий откровенно вредит польско-украинским отношениям».

О требовании Киева к Варшаве восстановить ликвидированные памятники карателям ОУН-УПА, которое Варшавой, понятно, не было выполнено, МИД заявил: «Этот вопрос никуда не исчез и остаётся в нашей повестке дня».

Оставаться там он может сколько угодно долго, но ни одна политическая сила в Польше не пойдёт на восстановление разрушенного, потому что для неё это будет означать политическую смерть. Опять-таки для успокоения буйного электората администрация Зеленского сообщила, что в качестве компенсации по могильному вопросу Киев получит от Варшавы отмену ограничений на объём грузовых перевозок с Украины через Польшу.

Введение Польшей 19 июля односторонних ограничений довело украинских водителей до революционных настроений. Лучше всего сложившуюся обстановку иллюстрирует приводимая украинским изданием Zaxid.net ситуация с неким дальнобойщиком Александром. На пункте Укртрансбезопасности в Львовской области, где выдают разрешения на пересечение границы с Польшей, он 700-й в очереди. Своей очереди ему ждать ещё две недели. Чтобы в 30-градусную жару не испортился груз (20 тонн слив), он постоянно держит включённой холодильную установку и за неделю израсходовал 400 литров солярки!

Польские получатели часто отказываются от груза, потому что после долгого простоя он теряет в качестве. Кроме того, за просроченную доставку поставщик, то есть украинская сторона, обязана выплатить пеню или штраф. Украинские перевозчики заявляют, что им нужно в три раза больше лицензий, и требуют от Зеленского договориться с поляками. В августе тогдашний министр инфраструктуры Украины Владимир Омелян обвинил Варшаву в нарушении соглашения об ассоциации Украины с ЕС.

Польша согласилась отменить ограничения на перевозки на следующий день после прибытия в Варшаву Владимира Зеленского. Иначе говоря, экономическим давлением неожиданно быстро даже для себя заставила Киев согласиться на снятие моратория на эксгумационные работы.

Спонтанность решения Киева подтвердили польские дипломаты в комментариях украинской прессе: «В мире так не делается. Мы предлагали заранее подготовить документы для согласования… И предлагали даже не руководству МИД Украины, а человеку, которому доверяет Зеленский. Однако возможностей для таких консультаций у украинского президента не нашли. И, как следствие, об инициативах, с которыми президент Зеленский летит в Варшаву, мы узнаём из СМИ».

Директор Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович предсказуемо раскритиковал уступки Киева, назвав польско-украинские отношения доминированием одной страны (Польши) над другой (Украиной). Такой расклад сил не удивителен, ведь националистическая Украина всегда была подчинена интересам Польши, даже когда сами украинские националисты наивно полагают, что это не так, а совсем наоборот.


Источник: odnarodyna.org