Снайпер Вампир: Я не собирался воевать, я был промышленным альпинистом и приехал в Донецк срезать балкон, поврежденный обстрелами

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Гибель Александра Захарченко
Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Новости Белоруссии




Война на Украине
 


2019-08-06 23:20


Батальон Сомали. Командир ополченец Гиви. Видео новости, Сводки от ополчения Новороссии. Последние сводки с фронтов ДНР и ЛНР

Удивительная история снайпера случайно оказавшегося на войне. Дмитрий своим трудом вот уже пятый год делает наш край чище и красивее не пуская сюда националистическую нечисть

Помните эпизод из фильма «Экипаж», когда врачи оперируют в чудом взлетевшем самолете? Беседуют медсестра и врач:

- Я в медицинский поступала, не поступила. Если бы поступила – не летела бы

- А я поступил. И лечу. Судьбу не обманешь. Она тебя обманет, а ты ее нет.

За, без малого, шесть лет войны, довелось услышать множество похожих историй. В основном о том, как война «хорошо бегает» и умеет догонять. Люди уезжали из своих родных пылающих городов, оседали в Донецке. Годы, десятилетия жили мирно, но война догнала вдали от дома. Были истории, когда люди уехали отсюда от войны на другой край России, далеко на восток, вышли в аэропорту, взяли такси, авария. Водитель жив, наши земляки погибли.

Разумеется, есть и счастливые истории спасения. Но они все о том же – судьбу не обманешь. Вот еще одна история, как можно оказаться на войне изначально не собираясь воевать.

Воевать за Донбасс отправили ВСУшники

Дима (имя изменено, -ред.) – высокий худой и, как говорят в народе, жилистый – сплошная мышца. Улыбчивый и добрый. Дети его обожают.

- До войны я был промышленным альпинистом. У меня своя фирма была в Днепропетровске. И вот зимой 2015 мне позвонили из Донецка, попросили приехать срезать балкон на десятом этаже. Он висел, поврежденный обстрелами и мог в любой момент упасть и снести еще несколько балконов. Почему мне? Не знаю. Может, выехали отсюда все, а может где-то на переднем крае и ваши боялись. Меня предупредили, что обстреливают. Но я чего-то подумал – та! Фигня это все. Я ж не знал тогда что такое обстрел, ни разу не попадал. Подумал – ну раз народ там живет, значит не очень-то и страшно, и согласился. Договорились о цене, собрался и поехал. Болгарка бензиновая, веревки и вперед.

- Ну, вот ты едешь, война все ближе, не страшно?

- Ну, военные и военные. В Павлограде к нам в автобус зашел правосек («Правый сектор», запрещенная в РФ организация, - ред.) с черно-красными шевронами, автобусы перепутал. Бабки его выпихали, и крепким словцом на дорожку наградили. В ДНР доехал без проблем. Никто ничего не спрашивал – ни наши, ни украинцы. В Донецк приехал в пять часов вечера. Уже темно, зима и никто трубку не берет. 13 февраля. А где ночевать-то? Спрашиваю – гостиниц нет. Остался я на автовокзале. Следующий автобус в Днепропетровск рано утром. На вокзале полно бомжей и четыре пацана с Волгограда. Разговорились. Оказалось, они приезжали сюда устраиваться на войну. По разговорам – служившие, кто ВДВшник, кто в Чечне воевал. Они приехали, пошли в военкомат, а в военкомате сказали – спасибо, пацаны, что приехали, но не надо. И они расстроенные тоже сидят, ждут ростовский автобус. Я с ним ночь перекантовался.

- И Донецк не успел посмотреть?

- Неа. У вас тут все непонятно было. Ночью патруль подошел. Три человека, один карабин на всех. Посмотрели документы, у меня прописка мариупольская. Но тогда на это сильно не обращали внимания. В общем, дождался я утра, сел в автобус и преспокойно поехал обратно. Проезжаю один наш блок-пост, второй наш блок-пост. Это где-то в районе Марьинки.

- Дим, ну ты же с той стороны к нам приехал, по идее тебе на тот момент «наш блокпост» - был украинский?

- Неее. Когда майдан начался, я в Крыму работал. Попросил коллег, которые в Киеве – сходите, гляньте что там происходит? Коллеги, кстати, из Хмельницка были. Они сходили, звонят – матерятся на всю эту рэволюцию гидности. Ну, я и так против всего этого цирка был. Ясно было, что будет еще хуже, чем после померанчовой. Так что изначально не свои они мне.

- И что там на украинском блокпосту случилось?

- Первый прошел без проблем. На втором военный – «А ну-ка иди сюда. С вещами». Я на весь автобус один мужик был. С женщин сбили бабки, все как положено. Я вышел из автобуса. А у меня был крутой шведский рюкзак. Я хорошо зарабатывал и мог себе позволить. На то время он тысяч пять гривен стоил. У этого укропа челюсть отвисла и глаза повылазили, когда мой рюкзак увидел. Ну и он мне говорит – «рюкзачок-то давай сюда». А как с ними поспоришь? Думаю – та на - забирай, мародер хренов, я себе еще куплю. Возмущаться не стал. Отдал. Спрашиваю – а как я повезу? И он кинул мне какой-то вещмешок. А потом они увидели, что у меня болгарка, да еще и бензиновая – забрали и болгарку. А ничего ж не скажешь - тут же и похоронят. Это же Украина – дано «добро» на любой беспредел. Я посмотрел вслед своей болгарке, вздохнул, сложил вещи в вещмешок.

- Автобус тебя дождался?

- Слушай дальше. Подходят ко мне еще двое модные в мультикаме – на то время этот камуфляж был редкостью и считался крутым. Подходят, видят мой военный вещмешок и:

- А ну-ка иди сюда. Ты откуда едешь?

- Оттуда, - показываю в стороны Донецка

- А откуда такой мешочек? Сепар?

- Да какой сепар? Ездил в Донецк, - рассказал в двух словах ситуацию.

- А ну бери мешочек, идем с нами. Откуда такой мешок?

- Да вот, - говорю, - пацаны ваши забрали рюкзак.

- Наши не мародерят! Ты чо, афигел?! Давай все из карманов на стол!

Завели в такой вагончик. Я отдаю им телефон. Он подключает его к ноуту. Телефон у меня был неплохой, но на винде. Из-за этого я его не мог соединить ни с ноутом, ни с телефоном, ни через блютуз, никак. А этот подсоединяет, все у него открывается, заходит в мои соцсети, взломал пароль, поржал, что у меня пароль «вампир». Зашли на странички, а у меня там фотографии всех высших точек Украины. Ну, почти всех, где я был или где или где мои сотрудники были. Посмотрели – ах, ты ж блин наводчик сепарский! Я говорю – да вон у меня название фирмы, телефоны, я промышленным альпинизмом занимаюсь, какой сепар? Не поверили. А с другой стороны – если бы не поверили, то, наверное, не отпустили бы. Просто хотелось поиздеваться. Говорят – «раз ты «вампир», значит, будем из тебя вампира делать». Позвал еще четверых с улицы. Наручники на руки, наручники на ноги. Задирает голову, двое садятся на меня, он берет пистолет, достает обойму и начинает выбивать мне зубы. Выбили все верхние зубы кроме двух клыков. Спрашивают:

- Ты нафига сюда прешься, сепар?

- Я еду домой!

Кровищи полный рот, я ему объясняю, что я там живу и работаю. А он:

- Ну, ты ж наших пацанов обвинил в мародёрстве. Где пропуск?

- Какой пропуск? Я вчера приехал, не было никаких пропусков.

- А у же с этого дня пропуск. Это туда – без пропуска. А обратно – с пропуском.

- Я не знаю ваших заморочек. Если бы я был разведчик или сепар, я бы сюда не поперся.

- Вали отсюда, иди к Захарченко за пропуском - говорит.

Отобрал же у меня все деньги – 800 гривен у меня оставалось. 10 гривен оставил. Ну, я обратно. Вижу, едет какой-то мужик – европейские номера. Вроде словак с двумя дамами. Празднуют 14 февраля с шампанским, все дела. Я говорю – подвезешь? «Та поехали, - говорит, - только тебя там-то пропустят?». Я говорю – «Та нормально, пропустят». Я сам переживаю, у меня ж не рюкзак уже, а вещмешок.

Будни снайпера Димы. Фото: личный архив Дмитрия

Будни снайпера Димы. Фото: личный архив Дмитрия

Позывной дал Гиви

Еду в Донецк думаю – к кому? Было же много знакомых в Донецке, но все выехали. Заехали в Донецк нормально. Высадили меня – зима, холодина, 10 гривен в кармане, куда деваться? Вижу, стоит палатка – там казак стоит. Подхожу, спрашиваю:

- Как в ополчение попасть?

- ЛЁгко, - говорит

- Как лёгко?

- А вот так. Куда хочешь?

Я в шоке. Тут же пацаны сказали, что не берут. А мне – куда хочешь. Я ему – а куда можно? Он мне начинает перечислять: «Спарта», «Сомали», «Оплот». Я от пацанов слышал что-то о «Сомали». Решил туда и пойти. Два с половиной часа подождал – приехала за нами машина, привезли на базу в «Сомали». Построили. Гиви на меня такой смотрит, а я без зубов же. Он такой

- О! А зубы где? Позывной?

Я молчу, не понимаю, что он от меня хочет. Он опять:

- Позывной? Ну, будешь «вампир».

Нас одели, обули, дали РПК (ручной пулемет Калашникова, -ред.), который я в руках до этого не держал. Тогда не знал, что от АК отличается только размерами. Садят нас в машину, привозят на «девятку» в аэропорт. А там «бах-бух!»

Рабочее место снайпера. Фото: личный архив Дмитрия

Рабочее место снайпера. Фото: личный архив Дмитрия

Нас там человек пятнадцать было. Вышли, пришли на место – там всё обгоревшее, так мне напомнило фильм «Чистилище». Как и в фильме, пацаны все грязные, усталые, заросшие. Такое реальное «Чистилище», как на съемочной площадке. Тут начинают подгонять – все давай бегом. «Коробочка» пришла – поехали. Нас грузят всю толпу на БМП. Мне повезло, я оказался в середине, зажатый со всех сторон, держаться не надо было. Механик рванул и едем, темно, ничего не видно, со всех сторон стреляют, что-то летит, что-то бухает, под гусеницами что-то взрывается.

- Это ты в первый день пребывания в Донецке попал в аэропорт?

- Ну да, в этот же день. Привозят на РЛС (радиолокационная станция, - ред). Слазим, все в блиндажи, а мне тащить ящик с патронами. И получается все в блиндаже, а я возле входа, на улице. А над нами что-то жужжит. Темно, но еще небо серое. Смотрю – над нами беспилотник стоит. Я говорю – О, а это наш? Мне – «какой наш? Мочи его!». Все начали палить, нападало на меня гильз! Все мокро, документы намокли. Тут нам говорят:

- Сейчас в двенадцать часов валите туда

- Куда?

- Туда

- А что там?

- Укропы.

Все начинают – а как? А что? Подход, отход, карта, связь?

- Какая связь? Идете туда и там сидите

Мы такие:

- Да нет, так же ж не положено. Мы же не знаем, где там минные поля, где что?

- Что, пятисотые? (Пятисотые – струсившие, ред.) Вызывает на связь Гиви, говорит – все эти новые пятнадцать человек пятисотые.

Я ж не знал тогда, кто такие пятисотые. Сейчас бы обо мне сказали – пятисотый, я бы немножко нервничал. Потому что это чревато последствиями. В «Сомали» с этим было жестко.

На работе. Фото: Личный архив Дмитрия

На работе. Фото: Личный архив Дмитрия

Так вот запихивают нас обратно в эту же БМП, едем обратно. Приезжаем, Гиви на меня – ты же экстремал, как ты-то струсил? Я говорю – «Я-то экстремал, дайте хоть привыкнуть, понять что к чему, для меня это сильно резко». Он такой – «Разумно, давай на штаб». И вот побыл я неделю на штабе, и отправили нас на Спартак. Вот так я начал воевать.

- Тебя эту неделю обучали?

- Да нет, я уже умел

- Армия?

- Да нет, у меня еврейская подготовка

- Какая-какая?

- Мой друг офицер израильской армии, живет в Харькове. Он меня всему учил. А потом же ездили в Израиль на стрельбище. Ему везде свободно. Там я всему и научился. Он тоже хороший снайпер.

- А Гиви не знал, что ты снайпер?

- Знал, я сказал. Но сначала не было винтовки. А потом на Спартаке уже все было, но ротный, наверное, меня пожалел. Говорит – не-не-не, я не дам тебе, а то еще тебя завалят. Я выпрашивал-выпрашивал. Но дали винтовку только тогда, когда их снайпер уехал, отпросился домой, у него там что-то с мамой случилось. Так началась моя охота.

- И сколько на твоем счету?

- Об этом не принято говорить. Я ж и в четырнадцатом тут был. Но наездами. Когда нужна была помощь снайпера.

Особенности антинационалистической охоты

- Не поняла?

- Мы приезжали как обычные гражданские - в шортиках, с маленькими рюкзачками, с пивом. Приезжали на «Южный», за нами приезжал микроавтобус, забирали, куда-то везли – мы не знали куда. Два раза мы приезжали. Давали на выбор Корт (крупнокалиберная снайперская винтовка АСВК, - ред.) и СВД (снайперская винтовка Драгунова, - ред.). Другу моему крупный калибр нравился. Мне СВД. И через час нас вывозили в посадку, по бокам садилась наша охрана и сзади пацаны с гранатометами. Нам сразу объявлялось – до вечера вы здесь. Ни рации, ни связи не было. Вот ваша трасса, вот ваша зона ответственности. До трассы 200 метров. Мимо нас ездили украинские машины, танки, БТРы, на них люди, вояки. В первый день нам сказали стрелять только по машинам с черно-красными флагами. В тот день был только один БТР с черно-красными флагами, сверху было полно народу, мы его обстреляли. В нашу сторону не было ни одного выстрела. Они просто старались это место быстро проскочить. А место было выбрано грамотно – напротив нас был участок побитой дороги и в основном сбавляли скорость, чем делали нам услугу. А с двухсот метров попасть очень легко. Не промахивались ни разу. Сколько было патронов – все уходило в них. Вечером приезжал микроавтобус, забирал нас, вез нас в домик, мы кушали, спали, утром нас опять на охоту. В этот раз нам сказали стрелять по той технике, на которой будут желто-синие флаги. Без флагов не трогать.

- Что-то запомнилось с того года?

- Было такое, что мой друг стреляет из крупного калибра, попадает, одного убивает, а второй просто падает вниз с этого БМП на асфальт. Друг мне говорит «добивай». А этот второй упал и не шевелится. Я взял его на прицел, а сзади ехал их же украинский КрАЗ. И этот КрАЗ по этому второму проехал, по своему же. Не объехал. А мог. Вот поэтому мне легко стрелять в противника.

- А говорят, что это тяжело в человека выстрелить

- Нет, не тяжело. Никто не снится. Все это брехня. Сколько я знаю хороших опытных снайперов – никто никому не снится. Это если человек совсем уж впечатлительный. НО тогда он больше одного не отохотит. Одного ему хватит на переживания, его переведут куда-то в другое место. Мне вот мои знакомые, друзья часто спрашивают – «как? Мы тебя столько знаем – ты мирный добрый человек, как ты людей убиваешь?» А вот так. Это не я к ним пришел убивать, а они сюда пришли. И если мы попадемся – нас жалеть не будут. И если мы в любом статусе войдем в состав Украины – нас никого жалеть не будут. Был ты в армии, служили ли твои родственники, поддерживал, не поддерживал, просто пережидал войну – никого интересовать не будет.

Будни снайпера Димы. Фото: личный архив Дмитрия

Будни снайпера Димы. Фото: личный архив Дмитрия

- Как-то ты сгущаешь краски, по-моему

- Это я для тебя еще смягчаю все. Всем достанется. Никого не пощадят. Просто потому что мы тут живем. Западенцам нужны квартиры, земля, рабы. Олигархам нужны активы, мы тут лишние. Если и пощадят, то только верхушку. А обычный народ – даже бабушек не пощадят.

- Дим, а ты чего-то боишься?

- Конечно. Больше всего я боюсь танков, стоматологов и Ларису.

Лариса – жена Димы, с которой он познакомился в Донецке. И тут совсем непонятно – Лариса – очень красивая блондинка с отменным чувством юмора. Почему человек с СВД боится голубоглазую блондинку – загадка. Сам Дима ответить на этот вопрос не смог. Наверное, потому что все боятся красивых женщин.

- А танков почему боишься?

- Я помню, у меня земля под ногами как холодец дрожала, от этих танков. Было дело, попал в замес.

- А стоматологов? Кстати, Дима, давай «Комсомолка» тебе поможет со стоматологом?

- Нет, я по доброй воле к ним не пойду. Боюсь. Вот разве что приехать, вырубить меня общим наркозом, отвезти в клинику. Только так. По-другому – боюсь.

- Увольняться из армии не собираешься?

- Нет. До победы. Нам минимум область надо освободить. Тут же предприятия одно на другом завязано, заводы один для другого строились. В Донбассе все по-умному сделано. В СССР ты вспомни, где можно было денег заработать? Куда народ на заработки ехал? На север и к нам. Вот так оно и должно быть опять. А для этого вся область нужна. Минимум.

Останусь до победы. Фото: личный архив Дмитрия

Останусь до победы. Фото: личный архив Дмитрия


Источник: www.donetsk.kp.ru