Мирная жизнь под обстрелами: пять лет освобождению Ясиноватой от ВСУ

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Гибель Александра Захарченко
Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Новости Белоруссии




Война на Украине
 


2019-08-26 18:45


, Новости Новороссии, Антимайдан Украина, Новости ДНР сегодня. Последние новости Донецкой народной республики 2018

Лето 2014-го года жителям Донбасса запомнилось постоянными обстрелами – эти месяцы были наполнены страхом и ужасом. В тяжелых боях ополченцам ДНР и ЛНР все же удалось отстоять ряд городов и небольших населенных пунктом. Один из таких городов – Ясиноватая, которая в августе 2014-го полностью вернулась под контроль республик.

В пятую годовщину освобождения города от ВСУ не обошлось без воспоминаний, минуты молчания в память о погибших и благодарностей выжившим. Символично, что такой митинг прошел у мемориала «Книга Памяти», в которой сказано: «Посвящается защитникам города и мирным жителям, погибшим в Ясиноватой, 2014 – …». Война еще окончена, но это не значит, что стоит забывать, какими усилиями были освобождены наши города пять лет назад.

Уже в который раз, как и прежде на современных позициях, о защите Ясиноватой мне рассказывали именно донбасские мужчины. Заместитель руководителя Общественной организации «Патриотические силы Донбасса» Петр Савченко с позывным «Хорват» – житель Макеевки. В 2014-м воевал в составе батальона «Восток» и как раз заходил в Ясиноватую. По его словам, город имел и имеет огромное значение, и потерять его нельзя было никак.

«События в Ясиноватой можно разделить на несколько этапов. До 12 августа 2014 года батальон «Восток» на территории города не присутствовал. 12 числа к нам обратился «Паук» – тогдашний командир ясиноватского ополчения, попросил у нас усиление. В ночь с 13-го на 14-е я завел в город отдельную роту и расположил на Ясиноватском машзаводе, а под известным разбитым подъездом на Зорьке мы проводили ночью совещания. Рано утром 16-го от ребят поступило сообщение о том, что со стороны Крутой Балки зашли «укропы». Они зашли в горисполком, заняли там позиции, пробив бойницы, повесили над зданием украинский флаг – я потом видел эти фотографии в интернете, в частности Порошенко их публиковал, сообщая «о возвращении» Ясиноватой под контроль Украины.

Мы предполагали вариант прорыва ВСУ в Ясиноватую, так как здесь линия обороны была довольно слабой, да и самая главная угроза была со стороны Авдеевки после того, как ее покинуло ополчение. К тому же понимали, что после Ясиноватой для противника будут открыты множество дорог в Макеевку – организовать там сплошную линию обороны не было возможным. ВСУ могли зайти со ста направлений. Так что было принято решение срочно отбивать город».

На тот момент почти 90% личного состава подразделения «Восток» находилось на передовой, ополченцы занимали позиции от Красногоровки до Спартака, много людей было на Песках, а на базе почти никого не оставалось, кроме комендантского взвода и условного штаба. В срочном порядке для защиты Ясиноватой был собран сводный батальон, которому дали в усиления два танка, хотя на одном не работал электропривод башни – танками руководил боец с позывным «Панцирь». Таким составом «востоковцы» выдвинулись на новый участок обороны. Первый раз их «накрыло» минометным огнем в районе Землянок, второй раз – на железнодорожном переезде при подходе к Ясиноватой.

«Есть один запомнившийся момент того выхода в Ясиноватую, – с улыбкой вспомнил «Хорват». – Вместе с товарищем «Старцем» мы пошли в дозор, навстречу нам ехал мужичок на велосипеде. Спросили: «Мужик, где укропы?». Он ответил, что стоят на кольце на БТР. Поблагодарили, идем дальше, а он переспрашивает, куда это мы. Отвечаем, что туда как раз, на кольцо, а он кричит: «Так вы же голые! Они там все в касках, бронежилетах, а вы голые». Ответили ему, что это все лишний вес, мы обойдемся».

Одним из бойцов передового отряда разведки был Сергей «Риддик». У его группы стояла сложная, но вполне объяснимая ситуацией задача: следить за передвижениями ВСУ и докладывать в штаб. 16 августа они зашли в город через пионер-лагерь и частный сектор, а после поднимались к кольцу у Ясиноватского машзавода.

«Нас было четыре человека. Мы разделились на две группы, залегли. В одной группе был мой сын, но чтобы сохранить ему жизнь, отправили эту часть немного вглубь, и предупредили, что если завяжется стычка с украинскими военными, в бой не вступать и отходить, потому что шансов выжить у нас не было.

Спустя время мы увидели украинскую колонну – два танка, БТР, машины с людьми, которая повернула в сторону ДК от кольца. Я доложил об этом в штаб, чтобы скорректировать работу артиллерии. И последние машины, которые отходили от кольца остановились на дороге, вышли украинские военные и тремя группами по 9-10 человек пошли в разные направления. Одна из групп выдвинулась прямо на меня я лежал с автоматом наготове, так как меня вполне могли обнаружить – даже не было бы времени с кем-то из наших проститься.

Но, не доходя до около 20 метров, ВСУшники резко остановились, им что-то сообщили по рации, и они дали всем своим команду: «Внимание, сепары заходят, по машинам быстро». Они прыгают по «Уралам», дают из пулеметов круговую очередь по частному сектору. Эту колонну мы преследовали уже после того, как подошла основная группа».

По словам «Риддика», работа по зачистке продолжалось около нескольких дней. Но активных стычек в самом городе не было, так как ВСУ быстро ушли –  Сергей уверен, что у них хорошо работали «глаза» и их хорошо информировали. Они отступили сразу за город в поля, где примерно теперь и находятся, то есть они знали, куда следует отходить.

Мужчина отметил, что первые дни после освобождения в Ясиноватой была гуманитарная катастрофа: не работали никакие коммуникации, люди во дворах просто на кострах готовили еду. Много жителей, особенно с детьми и старики прятались в бомбоубежищах, туда им подвозили продукты. Из убежищ люди не выходили очень долго, так как после отступления ВСУ продолжали кошмарить город сильными обстрелами – до холодов здесь было жарко во всех смыслах.

Слова «Риддика» подтвердил и «Хорват».

«Яростного сопротивления противник не оказывал. Очень хорошо, точечно отработали наши корректировщики и наша артиллерия, что довольно сложно в условиях плотной городской застройки – от этих выстрелов не пострадал ни один мирный житель. В самом городе тогда была пустота. Я лично крайних мирных жителей – двух мамочек с грудниками – из бомбоубежища, которое находится в части МЧС, смог вытащить только в ноябре. Они просто боялись выходить.

Хочу еще отдельно отметить, что сотрудники МЧС героически себя показали: их здание находилось практически под прямой наводкой, но она оставались на рабочем месте ежедневно, тушили любые пожары своими силами. Я считаю, что МЧС Ясиноватой – это образец, они помогали жителям, помогали бойцам ополчения».

Дальше «востоковцам» пришлось с нуля создавать органы местного самоуправления, так как городское руководство испарилось, как роса на солнце. При этом, по словам «Хорвата», активные обстрелы Ясиноватой продолжались до января 2015-го – город постоянно находился в зоне поражения, было очень много погибших и раненых. Несмотря на это организовать «мирную» жизнь горожан удалось с первых дней после освобождения в августе. Во многом это заслуга первого коменданта Ясиноватой Игоря с позывным «Погранец».

В Ясиноватую «Погранец» заходил 16 августа вместе с другими бойцами ополчения. Тогда у горисполкома он увидел такую картину: горели две крыши четырехэтажных домов, были трупы гражданских, расстрелянные машины. В самом горисполкоме была кровь.

«По сути, в Ясиноватой ВСУ пробыли меньше суток. Меня сюда направил «Душман», сказал, что в городе 8 «бэтэров», попросил их «разогнать». Меня остановили уже в дороге, так как сообщили, что в город зашла большая «укропская» колонна. Мы собрали батальон, выдвинулись в Ясиноватую. Тогда им, наверно, донесли, что батальон «Восток» идет – ВСУ собрались и ушли. Утром на следующий день уже зашли наши дополнительные силы, рассредоточились по окраине города.

Я остался на исполкоме. В первый же день, 17 августа, около 7 или 8 утра был один прорыв – заехали «бэтэр» и «Хаммер», мы отбили атаку, а после бой шел на окраине порядка 6 часов. Катились к нам украинские и танки, и БТР, но у нас же были РПГшки, потом уже подъехала наша ЗУшка. В целом, мы достойно выстояли».

Мужчина ярко описал свои впечатления о городе – полнейшая разруха. И я хорошо себе представляю это: в Ясиноватой, как и в моем Луганске в 2014-м, не было ни света, ни воды, так как она подается со стороны Авдеевки, ни газа.

«Город был вымерший, оставшиеся жители сидели по подвалам и бомбоубежищам. Так уж вышло, что я взял на себя функции коменданта: мое расположение было в исполкоме, а люди туда, чтобы решить имеющиеся вопросы. Тогда наш командир разрешил продолжать это дело, раз уж у меня начало получатся.

Первым делом решал вопросы с коммунальными услугами. Нашел бригаду электриков, они посмотрели, какие проблемы имеются, после передал эту информацию Ходаковскому, а он уже начал звонить по инстанциям выше. Также я пошел в газовую службу: начальника горгаза на месте не было. Позвонил ему, и оказалось, что тот в отпуске. Тогда я сообщил, что являюсь комендантом города, и позвал этого начальника к себе на совещание. Он бросил трубку, я перезвонил, пообещал, что в противном случае объявляю его в розыск как врага ДНР. В итоге в телефонном режиме он выделил дежурную бригаду, и газовое снабжение было восстановлено.

Так процесс запустился. Командиры стали выдавать муку, мы выпекали хлеб, и я бесплатно раздавал его по городу. Потом от «Востока» пошли гуманитарные колонны. Также не скрываю и другого факта: вскрывал магазины, забирал оттуда продукты, формировал пайки и раздавал жителям. Подобным способом я поступил и с аптеками: все лекарства отправил в одну больницу, так как уже начиналось мародерство. Лечение у нас тогда было бесплатным: по назначению необходимые медикаменты выделялись всем горожанам.

После я делал объявление для предпринимателей: дал неделю на открытие магазинов и пообещал изъять нерабочие супермаркеты и другие торговые точки. Никаких налогов тогда не было: мне было нужно, чтобы предприниматели таким образом начали кормить людей. И тогда магазины в Ясиноватой начали открываться. Город постепенно оживал».

Уже было сказано, что Ясиноватая еще долго постоянно обстреливалась с украинской стороны. До линии фронта было не более пяти километров, поэтому в городе для транспорта действовала система пропусков. «Погранец» напомнил, что от обстрелов тогда часто погибали мирные жители – в день мы приходилось хоронить порядка 10-15 человек мирных. Похороны людей были организованы тоже комендантом.

«Я запретил здесь продажу алкоголя, регулировал ценовую политику на рынках. При этом жители Ясиноватой многое сами делали, например, убирали в своих дворах даже в такое время. Я же организовал вывоз мусора, так как все контейнера были забиты. Во всех службах люди работали на энтузиазме, получали пайки, – рассказал «Погранец». – В Ясиноватой я оставался где-то до начала октября, а потом мне сказали выдвигаться со своими бойцами на передовую. Было немного обидно оставить недоделанное, многое хотелось закончить. Но так уж вышло».

Организовать хоть частицу обычной мирной жизни под непрекращающимися обстрелами – задача не из легких. Возможно, это по силам только тому, кто действительно переживает за свою землю, свои города. Я не просто так указала, что о военных действиях в Ясиноватой мне снова рассказывали именно мужчины Донбасса. Игорь «Погранец» родом из Дружковки: воевать начал со Славянска, после отступления попал в Донецк. Мужчина прошел бои от Песок до Горловки, «брал» Пантелеймоновку и Красный Партизан, там получил ранения – 5 пулевых, 2 осколочных, но, по его же словам, через 20 дней был в окопах. Но самое важное, что он продолжает службу до сих пор, даже без надежды вернуться в родной город – политические игрища только подтверждают его выводы. В этом году «Погранец» получил очередное ранение – 28 мая в День пограничника был ранен в ногу. Пока мы общались, я смотрела на этого мужчину и думала только об одном: ему нужен только приказ, и он вернется в свой дом, даже несмотря на угрозу снова получить ранения, снова оказаться на грани смерти.

Боец Сергей «Риддик» такой же серьезный мужчина. Достаточно простыми, понятными любому человеку словами он объясняет свой выбор.

«Говоря словами актера Верещагина – «За державу обидно». Не мы же пришли куда-то с оружием в руках, чтобы навязать другим людям свои ценности, мы просто встали на защиту своих городов. У нас была одна задача – отбросить их назад. Мы все пошли за идеей. И все понимали последствия своих действий.

Я хорошо помню, как перед активным началом боевых действий, перед аэропортом командир собрал нас и сказал, кто хочет сейчас уйти – может это сделать, потому что потом здесь будет очень жарко. Кто остается – есть возможность вывезти семьи. Я сказал, что мне было бы проще, если бы моя семья далеко и я был бы за них спокоен. Но семья сказала, что если мы едем, то едем все или же все и остаемся. Так и случилось. И супруга очень многое пережила, знает, что такое обстрелы не понаслышке».

Сначала в ополчение пришел сам Сергей, потом привел с собой сына. Он считает, что для сына те события стали серьезным испытанием, но при этом уверен, что в такой ситуации любой мужчина должен был через это пройти. Как минимум для того, чтобы стать настоящим мужчиной. Такая вот простая философия от жителя Донбасса.

«Его первым заданием, так сказать, был как раз выход со мной в разведку. Хотя у него не было совершенно никакого опыта. Но выжили, это главное.

Когда основная фаза боев прошла, и начали распределять людей кого в Корпус, кого во Внутренние войска, я ушел. Ополченцем пришел, ополченцем же и ушел. И когда у меня спрашивают, есть ли у меня какие-то награды, я говорю, что у меня самая высшая. Спрашивают – это герой ДНР? А я смеюсь и отвечаю: нет, еще выше. Собеседники остаются в недоумении, и тогда говорю, что у меня самое важное осталось – сохранена моя жизнь».

Я не успела задать еще один вопрос, как «Риддик» меня перебил, словно знал и ожидал, когда беседа дойдет до этого момента.

«Если снова начнутся активные боевые действия, снова пойду, не раздумывая. Ни за звания, ни за регалии, ни за награды – за идею. Просто такой я человек».

Его ответ почему-то заставил меня слегка улыбнуться. Нельзя сказать, что в Ясиноватой сейчас легкая жизнь: город по-прежнему находится у линии фронта, неоднократно жилые массивы подвергались артиллерийским ударам со стороны ВСУ. Но я смотрела на бойцов Внутренних войск МВД ДНР, на курсантов ВПО Гришина, которые в этот день показали свои высокие умения и навыки, и думала, что этот город уже никогда не сможет вернуться в состав Украины. Люди здесь такие.

Автор: Виктория Толкачёва
Фоторепортаж: Давид Худжец

1 из 33


Источник: novorosinform.org