Ровно пять лет назад в Донбассе погиб оператор Первого канала Анатолий Клян

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Гибель Александра Захарченко
Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Новости Белоруссии




Война на Украине
 


2019-06-30 15:02


Новости Новороссии, Антимайдан

Из Донбасса ровно пять лет назад для всей нашей редакции пришли страшные новости. Погиб наш коллега, друг и большой профессионал, оператор Первого канала Анатолий Клян.

Автобус, где ехала съемочная группа, попал под обстрел украинских силовиков. Тонкий, мудрый, бесконечно преданный своему делу дядя Толя (так его называли в буквально все) до последнего не выпускал из рук камеру. Любимым делом он жил и дышал. Сегодня — день его памяти.

«Это стена памяти погибших журналистов. Это мы в Косове. Ехали за машиной полиции, остановились. Я в него фотоаппаратом прицелился, говорю: Толь! И снял. И так остался на стене», — вспоминает председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев.

Они сдружились в Югославии во время войны. Зрители программы «Время» узнавали об этой трагедии из их репортажей. Анатолий Клян был, по словам Владимира Соловьева, оператор от бога. Веселый, добродушный человек, с которым было просто невозможно поссориться.

«Когда он снимал, он увлекался, он смотрел через видоискатель на происходящее. Иногда его приходилось просто ронять, когда становилось слишком опасно. Ронять, при этом придерживая камеру», — рассказывает председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев.

Владимир вспоминает, как ругал его за решение отправиться в ту командировку. А Клян сказал, что на Украину из России мужчин младше 60 не пускают, а он старше, да и бывал не в таких заварухах. И в тот день, 30 июня, ничто не предвещало беды. Украинские военные пообещали передать насильно забритых в армию донецких ребят матерям, а когда те приехали, обстреляли их автобус, в котором находилась и наша съемочная группа.

Евгений Лямин, и через пять лет не может забыть, как смертельно раненый Толя спасал камеру, выпадающую из слабеющих рук.

«Я ему говорю: "Толя, снимай", а он уже снимал. То есть это молниеносная реакция была, операторская, годами наработанная. И когда он получил ранение, он думал совершенно о другом. Он говорит: "Камера", а не "врача", "скорую". Он думает о том, что теряет камеру, потому что камера была для него его жизнью», — рассказывает специальный корреспондент Первого канала Евгений Лямин.

У нас немного видеокадров с Анатолием Кляном. Вот, например, он на рыбалке — за вторым своим любимым занятием после операторской работы. Зато его 40 лет по ту сторону камеры — это яркие запоминающиеся кадры в сотнях репортажей из мировых столиц и самых отдаленных уголков планеты, исторические моменты и страшные войны. Войны, с которых его ждала раз и навсегда любимая женщина. На мгновение забываясь, она, как девчонка, смеется, вспоминая о 46 годах жизни с ним.

«Он же был очень красивый. Ему иногда говорили: что ты бегаешь с кинокамерой, тебе надо в кадре стоять! Такая была у него внешность кинематографическая. И старел красиво, вот какой хулиган, шутил постоянно», — вспоминает Людмила Клян.

Она говорит: он прожил яркую жизнь, а я просто была рядом. Но без нее, этого надежного тыла, Анатолия было трудно представить. Мы-то, коллеги, знаем. Каждое утро в 10:30, что бы ни происходило и куда бы нас ни занесло, Толя звонил своей жене Людмиле. Сообщал: все нормально, позавтракал, еду на съемку. В тот день не позвонил.

«До сих пор не могу поверить. Утром просыпаюсь, думаю, он там, на кухне, сидит пьет кофе. Вот до сих пор», — говорит Людмила Клян.

Для внука это тоже был удар. Тимофей души в деде не чаял. С детства был очень к нему привязан. Даже маленьким иногда с ним на съемки ездил.

«Передавалось его состояние веселой, даже детской наивности. Ему было 68 лет, но он был молодым», — сказал Тимофей Клян.

Анатолий Клян гордился, что вопрос о выборе профессии Тимофея не стоял. Он успел привить ему любовь к операторскому искусству. Сейчас Тимофей работает ассистентом оператора на Первом канале и учится во ВГИКе на операторском. И говоря о его наставлениях, вспоминает всем нам знакомые слова его деда.

«Он все время говорил: оператор не оратор. То есть работа говорила больше, чем слова», — сказал Тимофей Клян.

Сейчас дядя Анатолий Клян смотрит на нас с мемориальной доски у подъезда Останкино, откуда каждый день разъезжаются по Москве, России и миру наши съемочные группы. Для кого-то он был просто коллегой, для кого-то — другом. Но для всех без исключения он был человеком, который смотрел на мир через камеру восхищенными детскими глазами. И дарил это позитив близким, друзьям и, конечно, зрителям.


Источник: www.1tv.ru