Эксклюзив! Денис Пушилин: Киев после провозглашения ДНР дал нам два часа, чтобы очистить Донецкую ОГА, иначе штурм

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Гибель Александра Захарченко
Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Новости Белоруссии




Война на Украине
 


2019-04-07 20:58


Новости Новороссии, Киевская хунта, , Новости ДНР сегодня. Последние новости Донецкой народной республики 2018, Новости Донецка и Макеевки сегодня 2018

Глава ДНР вспоминает, как 5 лет назад – 7 апреля – в Донецке была провозглашена народная республика, и как в Донецк приезжали Михаил Ходорковский и Юлия Тимошенко, чтобы помочь Ринату Ахметову дезавуировать Акт провозглашения независимости.

-Как Вам и Вашим соратникам в апреле 2014 года пришла идея провозгласить республику? С чем это было связано? Согласовывали ли вы тогда свои действия с Москвой? Были ли те, кто был против провозглашения Республики?

-Пять лет назад в Донбассе произошли, несомненно, неординарные события. Рождение Донецкой Народной Республики было ответом на госпереворот в Киеве. Мы понимали, что Украина стала несвободной, она попала в полную зависимость от Запада, к власти пришли преступники – тогда и. о. президента стал Турчинов, он был для нас абсолютно нелегитимен.

Сопротивление в Донбассе нарастало и требовало действий, а не просто митингов. Очередная массовая акция протеста 6 апреля закончилась штурмом здания областной госадминистрации. На незаконные действия Киева мы могли ответить только правомочными мерами. Мы требовали референдум о судьбе Донбасса, но не были услышаны украинской властью. Поэтому решили, основываясь на международном праве наций на самоопределение, одновременно с провозглашением Донецкой Народной Республики, объявить о проведении референдума 11 мая. Судьбу Донбасса должна была решить воля народа.

Если говорить о внутренних процессах, то это было общее решение. Но были и такие среди активистов, кто не рискнул поддержать столь кардинальные меры. Например, Наталья Белоцерковская, возглавлявшая «Русский блок», отошла от нас. Ни в коей мере никого не осуждаю – время было переломное, решения очень рискованные, не все могли решиться на такие шаги.

Ну и уж, конечно, с Москвой мы ничего не согласовывали. И рады были бы хоть какому-то взаимодействию, но связей просто не было. Мы поступали исключительно самостоятельно.

-Как создавалась Декларация о суверенитете ДНР и Акт о провозглашении государственной самостоятельности Республики? Как вы работали над этими документами всю ночь? Были ли дискуссии и споры? Как проходило принятие этих документов?

-Это было решение собрания сопредседателей. Я неоднократно уже рассказывал о форме управления, к которой мы пришли, и она, возможно, была тогда единственно правильной – мы не теряли времени и сил на выбор лидера. Руководитель любой группы активистов, общественного движения мог войти в такой своеобразный оперативный штаб по принятию решений.

Но все свои решения мы согласовывали с людьми – выходили на площадь к микрофону и объявляли о том или ином решении сопредседателей. И если собравшиеся поддерживали – переходили к делу.

Так было и 6 апреля. После того как взяли под контроль здание облгосадминистрации, начали сооружать баррикады, укрепляться, ждали штурма, надо было устоять. Части сопредседателей делегировали написать Декларацию о суверенитете ДНР и Акт о провозглашении государственной самостоятельности Республики. В эту группу вошли Борис Литвинов, Андрей Пургин, Кирилл Черкашин. Документ на совещании одобрили все сопредседатели. Не помню жарких споров, скорее, наблюдалось единодушие.

Обстановка была настолько накаленная, в любой момент мог произойти захват силовиками здания. Важно было успеть провозгласить Донецкую Народную Республику и удержаться в здании.

7 апреля один из сопредседателей – Владимир Макович – перед представителями городов и районов региона в зале заседаний теперь уже Народного Совета ДНР, а тогда депутатов областного совета, через мегафон зачитал эти исторические документы. Присутствующие единогласно проголосовали за принятие Декларации о суверенитете ДНР и Акта о провозглашении государственной самостоятельности Республики, и я до сих пор без мурашек не могу вспоминать то общее ликование, которое затем последовало.

-Почему вы решили проводить референдум 11 мая, а не недели через две, как, например, это было в Крыму?

-Потому что мы понимали, что референдум нужно провести образцово, а ресурсов не было. Мы не понимали, на кого можно опираться на местах в городах и районах, а на кого – нет.

Вы понимаете, что на тот момент Донецкая Народная Республика распространялась не далее того здания, вокруг которого мы возвели баррикады? Полиция, СБУ, прокуратура, украинские военные части – все это еще работало, и было в силе на территории Донецкой области. В этих условиях нам нужно было напечатать бюллетени, создать участковые комиссии, пройти все процедуры этого достаточно сложного даже в благоприятных спокойных условиях процесса.

В Крыму, мы знаем, местные политические элиты не предали свой народ. Вся вертикаль власти была сохранена, поэтому быстро организовать референдум было возможно. У нас же наблюдалась совсем иная картина. Мы готовили референдум вопреки всему.

-Вас отговаривали отцы города или, может быть, угрожали, чтобы вы отказались от провозглашения ДНР?

-Да, и угрожали, и ставили ультиматумы. Мы встречались с Ахметовым, тогдашним губернатором Донецкой области Тарутой, начальником Главного управления МВД Украины в Донецкой области Пожидаевым. Нашей задачей было с помощью переговоров не допустить кровопролития, тянуть время.

В Донецк тогда срочно прилетел вице-премьер Украины Ярема. С ним прибыло более тысячи спецназовцев. Этот день был, пожалуй, кульминационным. На встрече с нашими делегатами он дал два часа, чтобы освободить здание, иначе будет штурм. Мы вернулись и со сцены у здания облгосадминистрации всем объявили об ультиматуме, сказав, что поймем всех, кто уйдет – угроза жизни была серьезная. Но за эти два часа людей на площади только прибавилось, все стояли решительно, правда, с голыми руками – оружия тогда у нас не было.

Штурма не произошло, потому что, как позже стало известно, спецназ под разными предлогами отказался освобождать здание.

Потом еще не раз встречались с Ахметовым, тянули время. Тактика сработала, позже он уехал из Донецка ни с чем.

Не все приезжали с угрозами. Так и не понял я, зачем в Донецке появился Михаил Ходорковский, его представил на одной из встреч Ахметов. На баррикадах его попросили подобру-поздорову уйти, а мне с ним не о чем было разговаривать. Юлия Тимошенко прилетала тогда в Донецк, видимо, по своей привычке пиариться на любом событии –никакого конструктива мы от нее не услышали.

-С чем Республика подошла к 5-летию ДНР? Что получилось за это время сделать, а что нет? Когда, по-вашему, республика будет признана Россией или присоединена к ней? Долго ли еще ждать?

-Самое главное, что мы ожидали, и чего не случилось – признания Российской Федерацией Донецкой Народной Республики. Но мы понимаем все причины такого состояния дел. И ценим то, что имеем – огромную поддержку России и на политическом поприще, и гуманитарную помощь. «Белые КамАЗы» стали мемом – синонимом милосердия и братского отношения.

Интеграция идет, и я уверен, закончится как должно быть – справедливо. Когда? Точно никто не скажет. Думаю, б?льшую часть пути мы уже прошли.

За эти пять лет мы создали армию, наши защитники надежно держат оборону на линии соприкосновения. Мы выстроили органы власти, и все, кто приезжает в Донецк, удивляются мирным и красивым городским пейзажам. Столица Республики, хоть и пострадала, но в центре следы войны, обстрелов видны только опытному глазу. По линии соприкосновения часть населенных пунктов придется отстраивать заново.

Мы возрождаем экономику, что сложно делать в условиях непризнанности, при этом отчаяния нет – опять же Россия помогает, открывая перед нами свои рынки. Уровень жизни нас очень не устраивает, но Донбасс привык трудиться, поэтому трудности жителей Республики не страшат, преодолеем и эту проблему, уверен.

Александр Терехов-Круглый


Источник: news-front.info