15 марта 1917 года (по новому стилю) Николай II отрекся от престола

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Гибель Александра Захарченко
Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Новости Белоруссии




Война на Украине
 


2019-03-15 18:00


Антимайдан


В Петрограде начались волнения. Узнав о них, Николай, находившийся в ставке, 25 февраля отдал приказ генералу Хабалову пресечь беспорядки, причем «завтра же». Естественно, что мер, предпринятых Хабаловым, было недостаточно. Сам же Николай ничего делать не желал, прятал голову в песок, несмотря на многочисленные телеграммы с просьбой предпринять хоть что-то для подавления беспорядков.

Например, 26 февраля в 17:00 пришла телеграмма председателя Государственной думы Родзянко:

«Положение серьёзное. В столице анархия. Правительство парализовано. Транспорт продовольствия и топливо пришли в полное расстройство. Растёт общее недовольство. На улицах происходит беспорядочная стрельба. Части войск стреляют друг в друга. Необходимо немедленно поручить лицу, пользующемуся доверием, составить новое правительство. Медлить нельзя. Всякое промедление смерти подобно. Молю Бога, чтобы этот час ответственности не пал на Венценосца»

Николай на нее не ответил, лишь заявил министру императорского двора, что «опять этот толстяк Родзянко мне написал разный вздор, на который я ему не буду даже отвечать».

В столице старались решить проблему оружием, расстреливая демонстрантов, а Госдума, возмущенная подобным царским приказом, призывала Николая создать ответственное министерство. Но никто на эти просьбы не реагировал.

27 февраля ситуация усугубилась. Восставшие захватили Арсенал, тюрьмы, восстали многие военные. Император знал о происходящем, но игнорировал ситуацию. В конце концов, император наконец решился двинуться в Петроград лично – в пять утра 28 февраля царские поезда покинули Могилев. Князь Михаил предлагал Николаю отложить возвращение в Царское село, а также сформировать новое правительство, но обе просьбы император проигнорировал.

К тому времени, как Николай направился в Петроград, победа была уже в руках восставших. Все время продвижения до столицы Николай получал крайне тревожные телеграммы и весьма неприятные известия о положении дел.

Утром 1 марта царский поезд прибыл в Псков. Там его встретили очередные плохие новости о восстании в Кронштадте, в Москве, о том, что правительственные войска переходят на сторону восставших. Генерал Алексеев направил императору телеграмму, в которой просил принять меры, просил решать вопрос не силой, сформировать новое правительство. Генерал Рузский, встретивший Николая в Пскове, убеждал его принять это предложение. Николай отнекивался, потому как он не понимает положения конституционного монарха, поскольку такой монарх царствует, но не управляет. Принимая на себя высшую власть в качестве самодержца, он принял одновременно, как долг перед Богом, ответственность за управление государственными делами. Тем не менее, генерал Рузский добился того, что Родзянко решили назначить премьер-министром и предоставить ему выбор некоторых членов кабинета. На большее император не решился. Ночью состоялся разговор между Родзянко и Рузским, в ходе которого они выяснили, что назначение нового правительства уже вопрос устаревший и «династический вопрос поставлен ребром».

Родзянко заявлял:

«Ненависть к династии дошла до крайних пределов, но весь народ, с кем бы я ни говорил, выходя к толпам, войскам, решил твёрдо войну довести до победного конца и в руки немцам не даваться. К Государственной думе примкнул весь петроградский и царскосельский гарнизон, то же самое повторяется во всех городах, нигде нет разногласия, везде войска становятся на сторону Думы и народа, и грозное требование отречения в пользу сына, при регентстве Михаила Александровича, становится определённым требованием»

Таким образом, вопрос об отречении уже был практически решен. Пока Николай спал в своем вагоне, разговор Рузского и Родзянко разошелся. В том числе, генерал Алексеев, о собственной инициативе составил и отправил краткое изложение разговора между Рузским и Родзянко всем главнокомандующим фронтами, где настаивал на отречении императора. Главнокомандующие, за исключением одного, высказались «за». Николаю, узнавшему о произошедшем, ничего не оставалось, кроме как в три часа дня принять решение об отречении в пользу сына при регентстве великого князя Михаила Александровича.

Непосредственный участник событий, генерал Саввич , так описывал принятие царём этого решения:

«Рузский сначала предложил для прочтения Государю телеграммы, а затем обрисовал обстановку, сказав, что для спасения России, династии сейчас выход один — отречение его от престола в пользу наследника. Государь ответил: «Но я не знаю, хочет ли этого вся Россия».

Рузский почтительно доложил: «Ваше Величество, заниматься сейчас анкетой обстановка не представляет возможности, но события несутся с такой быстротой и так ежеминутно ухудшают положение, что всякое промедление грозит неисчислимыми бедствиями… Я прошу Ваше Величество выслушать мнение моих помощников, оба они в высшей степени самостоятельные и притом прямые люди».

Государь повернулся к нам и, смотря на нас, сказал: — Хорошо, но только прошу откровенного мнения. …Данилов не видел другого выхода из создавшегося тяжёлого положения, кроме принятия предложения председателя Государственной думы. Государь, обратясь ко мне, спросил:

— А вы такого же мнения?

Наступило общее молчание, длившееся, как мне показалось, около двух минут. Государь сидел в раздумье, опустил голову. Затем он встал и сказал:

— Я решился. Я отказываюсь от престола».

Текст отречения звучал так:

«Начальнику штаба

В дни великой борьбы с внешним врагом, стремящимся почти три

года поработить нашу Родину, Господу Богу угодно было ниспослать России новое тяжкое испытание. Начавшиеся внутренние народные волнения грозят бедственно отразиться на дальнейшем ведении упорной войны. Судьба России, честь геройской нашей армии, благо

народа, все будущее дорогого нашего Отечества требуют доведения войны во что бы то ни стало до победного конца. Жестокий враг напрягает последние силы, и уже близок час, когда доблестная армия наша совместно со славными нашими союзниками сможет окончательно сломить врага. В эти решительные дни в жизни России почли мы долгом совести облегчить народу нашему тесное единение и сплочение всех сил народных для скорейшего достижения победы и в согласии с Государственной думою признали мы за благо отречься от престола государства Российского и сложить с себя верховную власть. Не желая расстаться с любимым сыном нашим, мы передаем наследие наше брату нашему великому князю Михаилу Александровичу и благословляем его на вступление на престол государства Российского. Заповедуем брату нашему править делами государственными в полном и ненарушимом единении с представителями народа в законодательных учреждениях на тех

началах, кои будут ими установлены, принеся в том ненарушимую присягу. Во имя горячо любимой Родины призываем всех верных сынов Отечества к исполнению своего святого долга перед ним повиновением царю в тяжелую минуту всенародных испытаний и помочь ему вместе с представителями народа вывести государство Российское на путь победы, благоденствия и славы. Да поможет Господь Бог России.

Подписал: Николай

г.Псков. 2 марта, 15 час. 1917 г.

Министр императорского двора генерал-адъютант граф Фредерикс»

В одиннадцать часов вечера акт об отречении был передан Гучкову и Шульгину. Николай II по этому случаю записал в дневнике: «Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я поговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжёлым чувством пережитого. Кругом измена, и трусость, и обман!»

Правление Николая II закончилось. Как покажут и события следующих дней, закончилось и 300-летнее правление династии Романовых.