Московская газета: У Донбасса прав стать Россией уже больше, чем у Крыма

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Гибель Александра Захарченко
Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Новости Белоруссии




Война на Украине
 


2019-02-26 21:29


Антимайдан Крым, Антимайдан, Новости Новороссии

Сегодня у Донбасса, который пятый год под обстрелами держит оборону, гораздо больше моральных прав стать Россией, нежели у крымчан, многие из которых, вопреки сегодняшним мифам, были пассивны весной 2014 года и пытались усидеть на двух стульях.

Об этом пишет газета «Московский комсомолец», напоминая, что Донбасс является историческими землями России.

«Сто лет назад, 17 февраля 1919 года, Совет обороны Советской России под руководством Ленина принял постановление о вхождении Донецкой республики в состав Украины: «Просить т. Сталина через Бюро ЦК провести уничтожение Кривдонбасса». И таким образом огромные промышленные регионы Юга России оказались в составе Украины. Так оказался в составе Украины русский Донбасс, где вскоре началась яростная украинизация», – говорится в публикации.

«Возвращению Крыма — всего ничего, пять лет. За это время успела сформироваться легенда о крымчанах, которые неистово боролись за возвращение в Россию и будто бы именно этим заслужили совершенно исключительное право на референдум. (А Донбасс-то не заслужил!). Мне довелось видеть, как это было, совсем близко», – отмечает автор.

«Тогда, 5 марта, в Крыму еще работали все украинские телеканалы. Работали они в режиме непрерывного запугивания и давления на крымчан; угрюмой анекдотичности добавляло то, что обращались они к Крыму и призывали его вернуться в лоно Украины почти исключительно на мове.

Работал и телеканал «Крым»: там объясняли, что провести референдум раньше 30 марта никак невозможно. По техническим причинам.

Крымская пресса выражала две точки зрения. Первая: референдум — это сепаратизм, сепаратизм — это преступление против государственности. Вторая: референдум — это все-таки хорошо, есть шанс на возвращение некоторых прав из крымской Конституции 1992 года, которые Украина взяла да и отобрала. Почему Украина не отберет их снова — так далеко «аналитики» не загадывали.

Но ни одна из крымских газет, прочитанных мною в тот день, не писала о том, как это прекрасно, что появился наконец шанс воссоединиться с Россией. Удивительно, но об этом не рассуждали и теоретически, как будто на теме лежала печать молчания. Крымчане (не севастопольские активисты!), с которыми я пыталась заговаривать о воссоединении с Россией, отвечали так: «Да ну, не нужны мы Путину. Опять ничего не будет».

Подчеркиваю: они не «не хотели в Россию». Они не верили, что такое возможно», – вспоминает журналистка «МК» Татьяна Шабаева.

По ее словам, все мгновенно изменилось после того, как референдум был перенесен на середину марта, а крымский парламент стал официально заявлять о возможности воссоединения с Россией.

«Я гуляла по Симферополю, а потом вернулась в Севастополь. И всюду была радость. Настоящая, незамутненная. Люди, которые вчера считали, что они не нужны России, сегодня поверили, что они — нужны. И все стало по-другому. И радостное волнение людей на забитой под завязку площади Нахимова, и ликующие крики мальчишек «Россия! Россия!» (хотя что они могли знать о России, эти десятилетние мальчишки?) — я это видела и слышала сама, вживую, и это было потрясающее время, когда только и можно поверить, что все не напрасно», – отмечает журналистка.

Однако, по ее словам, с возвращением Крыма «дело не закончено».

«Жители Крыма боялись прожить в условиях смуты и неопределенности четыре недели. Жители Донбасса живут так почти пять лет. Хотела Россия этого или не хотела — крымский референдум поманил их. Жители Крыма — не имею в виду активистов, которых больше всего в Севастополе, — поверили в Россию после того, как это стало можно. Жители Донбасса, глядя на пример Крыма, поверили в Россию еще до того, как это стало им можно. В этом их единственное отличие. И сердце обливается кровью при мысли, что это стало их роковой ошибкой», – резюмирует автор «МК».


Источник: www.politnavigator.net