Годовщина Дебальцевского котла. Исторический бой Захарченко

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Гибель Александра Захарченко
Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Новости Белоруссии




Война на Украине
 


2019-02-19 15:08


Дебальцево. Новости 2016, Сводки от ополчения Новороссии. Последние сводки с фронтов ДНР и ЛНР, Гибель Александра Захарченко. Убийство главы ДНР в Донецке, Новости ДНР сегодня. Последние новости Донецкой народной республики 2018, , Новости ЛНР сегодня. Последние новости Луганской народной республики 2018

Военкор и руководитель медиапроекта WarGonzo Семён Пегов — о годовщине Дебальцевской операции непризнанных республик и о том, какую роль в победе над ВСУ сыграл донбасский лидер Александр Захарченко.

Забегаем по лестнице на самый верхний этаж одного из зданий депо, идём на звук пулемётного расчёта — впереди личный охранник главы ДНР, за ним сам Захарченко — в камуфляжном костюме типа "Горка-4", на локтях и коленях — белые повязки. Для того чтобы отличать своих от чужих. У пленных вэсэушников, которых провозили мимо нас минут тридцать назад, точно такой же способ идентификации свой-чужой, только вместо белых повязок — жёлтый скотч.

"Что тут у вас?", — спрашивает командир у оконного проёма, временно оборудованного под огневую точку.

"Пехота пошла на прорыв", — докладывает, переводя дух, пулемётчик. От раскалённого оружия идёт характерный дымок. Всматриваемся в горизонт, у Захарченко бинокль. Но и не вооружённым взглядом видно, как снежная донбасская степь справа от нас усеяна мелкими чёрными точками пехотинцев ВСУ, чуть крупнее на их фоне выделяется техника. До противника — плюс-минус километр, расстояние по фронтовым меркам почти смешное.

"Вот, суки, хотят нас отрезать", — лаконично констатирует Захарченко.

По завершению стремительной рекогносцировки местности командиром, воспользовавшись этой паузой для того, чтобы сменить ленту, пулемётчик возвращается к своему монотонному занятию — поливает усеянные бойцами ВСУ донбасские поля пулями калибра 7,62. Всматриваюсь в парня, лицо кажется знакомым, вспоминаю — видел его в "личке" Захарченко. На передовую вслед за командиром отправилась и вся его охрана, только не для того, чтобы ходить за ним по пятам, оберегая от попаданий пуль и осколков — они распределились по позициям и наравне с другими донбасскими бойцами вели бой за Дебальцево.

Мы заезжали на окраину города, куда уже зашли передовые и сводные отряды обеих республик Донбасса, со стороны шахты Вергулёвки, которая, строго говоря, находится на территории ЛНР. За пару дней до этого донбасские штурмовики пробились сквозь оборону ВСУ и смогли организовать более или менее безопасный коридор. Когда Захарченко говорил про "хотят отрезать", он подразумевал, что именно этот самый коридор пытается перекрыть брошенная на нас пехота ВСУ. В случае её успешных действий донбасские отряды, зашедшие в город, остались бы без сообщения со своими основными силами.

Перспектива попасть в окружение, естественно, мало кого оставила равнодушным (у меня был подобный опыт в Славянске, любопытно, но повторять не хотелось бы). Оценив обстановку и оставив пулемётчика дальше строчить своё боевое сочинение, Батя (позывной Захарченко с весны 2014-го) бегом спустился во двор, где ждали команды приблизительно два десятка не обстрелянных бойцов, привлечённых к операции в качестве резерва.

Вид у ребят был слегка потерянный, то и дело где-то неподалёку разрывались мины, от танковых попаданий складывались, как будто картонные, дома в частном секторе по соседству, периодически по депо ложились пакеты "Града", работали САУ. В общем, полный светошумовой набор со смертельно опасной начинкой. Генералам ВСУ было чертовски досадно терять Дебальцево, поэтому они не жалели снарядов для артиллерии, которая зачастую — и это вам подтвердят сами украинские военные, выжившие после этого боя — остервенело раскатывала не только позиции, занятые бойцами ДНР и ЛНР, но и била по блиндажам собственных сослуживцев, одним словом — коврово и без разбора.

Захарченко построил перепуганных новобранцев и распределил их цепью вдоль бруствера. Получив конкретный приказ и порядочно удивившись при виде главнокомандующего непосредственно в самой гуще боя, парни тем не менее стали куда меньше мандражировать и занялись подготовкой оружия к стрельбе. Все понимали — враг приближается. Сам Батя отправился командовать расчётом АГС, расположенным на перекрестке неподалеку. Фактически он работал "вторым номером" у гранатомётчика, корректируя огонь.

Гранаты ВОГ-17 красочно перепахивали заснеженные поля, по которым на нас двигались чёрные точки украинских солдат. По оценкам Захарченко — их было до батальона, то есть человек двести. Впрочем, строй их начинал постепенно редеть и продвижение очевидно замедлилось. Три-четыре "улитки", выпущенные из автоматического гранатомёта, плюс пулемётный огонь и автоматная поддержка новобранцев смогли остановить прорыв. При отступлении пехоту ВСУ также накрыла и донбасская артиллерия, кто-то успел передать информацию об атаке ВСУ и сообщить координаты в штаб.

Это был фактически третий день без сна. Всю предыдущую ночь мы ждали возможности зайти вместе с Захарченко в Дебальцево. Пока шла артподготовка мы грелись в коридоре административного здания шахты Вергулёвка, проходы были забиты экипированными по боевому солдатами, в столовой в режиме нон-стоп раздавали чай — мороз на улице был под минус двадцать пять, прибавьте к этому пронизывающие буквально до костей степные ветра, и, поверьте, вы обрадуетесь своему тяжёлому бронежилету, который не позволяет продуть ваше тело насквозь.

Захарченко поочерёдно — то совещался с командирами подразделений над картами, развёрнутыми на столах администрации шахты, то выходил надолго покурить в коридор и пообщаться с обычными пацанами, ждущими команды идти в атаку. Я очень хорошо помню эти разговоры, и они были не только не про войну. Да, Захарченко рассказывал им о том, как воевал в первую чеченскую, вспоминал байки про службу в Косово, говорил: "У меня отобрали две победы, я не могу допустить, чтобы украли и третью". Помимо серьёзных и необходимых для всех слов, было много чисто мужских и солдатских баек, которые не подлежат печати, но тем не менее являются неотъемлемой частью фронтового свободного времени бойцов.

После отражения атаки ВСУ я на какое-то время откололся от Захарченко и умчал на другой фланг к ребятам из "Пятнашки". У них там шёл жёсткий ближний бой. Командир роты Юра Матвеев, известный по позывному Чук — проводил меня на самый горячий участок боя, из которого мне пришлось выезжать, вжавшись в башню БМП-2 и прикрываясь телом только что погибшего от шквального огня на моих глазах бойца "Пятнашки" с позывным Ейск. Огонь был настолько плотным, что тело Ейска периодически вздрагивало от попаданий (осколков, пуль) — пока БМП-2 вывозила нас из зоны боестолкновения. Вместе с заждавшимися меня советниками Захарченко (я, мягко говоря, получил словесный нагоняй за то, что задержался у парней из "Пятнашки") мы помчались искать самого Батю — с ним пропала связь.

Под железнодорожным мостом, где был развёрнут полевой командный пункт, нам сообщили, что командир отправился на выручку к главе МВД — Алексею Дикому, чей отряд, кажется, тоже практически попал в окружение. Мы продолжили поиски. На предельной скорости рассекаю по подконтрольным улицам Дебальцево, через пару минут показались чёрные джипы батиного кортежа, к одному из них кого-то несли на носилках, мозг слегла окаменел от мороза и тревожных предположений — в них и правда лежал раненый Захарченко. "В ногу!", — единственное, что успел крикнуть нам "личник" командира.

Мы умчались вслед за кортежем в Луганск — в больницу, где командира экстренно прооперировали. Пуля пробила лодыжку и сухожилия, жизни это не угрожало, но хлопот доставило массу — глава ДНР ещё долго передвигался на костылях, прежде чем снова отправиться на передовую. Он получил ранение 17-го февраля. Это был переломный момент в битве за Дебальцево. На следующий день в ДНР отчитались о полном взятии под контроль города, но отдельные бои внутри котла ещё продолжались, и только 19 февраля территория была полностью зачищена от ВСУ. Для Киева это стало крупнейшим поражением за всё время конфликта, для донбасских республик — одной из самых громких побед, укрепивших их суверенитет. А лично для Захарченко — это был, безусловно, исторический бой, который во многом определил исход этого принципиального противостояния.


Источник: life.ru