«Их пугает мертвый командир»: Facebook забанил поэтессу за стихи о Захарченко

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Гибель Александра Захарченко
Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Новости Белоруссии




Война на Украине
 


2018-11-12 11:10


Гибель Александра Захарченко. Убийство главы ДНР в Донецке

Вслед за Твиттером, удалявшим посты к 40-му дню с момента убийства главы ДНР Александра Захарченко, политическую «бдительность» проявил Фейсбук.

Поэтесса Анна Долгарева получила бан в Facebook за пост, в котором были опубликованы стихи, посвященные убитому главе Донецкой народной республики Александру Захарченко.

«За это стихотворение меня забанили на основном аккаунте на месяц. По жалобам пользователей, очевидно. Бедные пользователи, как же их пугают рифмованные строчки и мертвый командир», - написала Долгарева в новом аккаунте, который вынуждена была создать после блокировки.

В комментариях к сообщению пользователи соцсети также сообщают о случаях удаления постов, посвященных 40-му дню с момента гибели Захарченко.

«Свобода слова зато. Что характерно, ни одного «разжигающего» слова-маркера в тексте, за которые обычно банят», - отмечают участники обсуждения.

Ранее в цензурировании сообщений, посвященных памяти Захарченко, был замечен Твиттер.

Хоронили его, засыпали землей и травой,
Загорались рябины, на фронте горел сухостой,
Под колесами бронемашин становилась земля
Пылью с кровью, и шли они, шли, и рыча, и пыля.

Хоронили его. Подступала под окна зима,
И разбитые стекла впускали дыханье в дома,
И какой-то старик в отдалении плакал навзрыд,
И еще говорили: неправда, мол, он не убит,

Он уехал в другие края, на другую войну,
На небесные битвы, в заоблачную страну,
Погляди, говорили, на запад, на запад, назад,
Я там видел, клянусь, как мелькнули его глаза.

Хоронили, и тело его становилось как миф,
Подступала зима, и ходила она меж людьми,
Затаилась, подкравшись, в раскрошенный минами дом.
И горела рябина немыслимым жарким огнем.

Захарченко40
Анна Долгарева


Источник: tsargrad.tv