Олег Царев: Чем больше конфликтов на Украине, тем лучше для Порошенко

 

НОВОРОССИЯ


Донецк, Краматорск, Крым, Луганск, Мариуполь, Новости ДНР, Новости ЛНР, Новости Новороссии, Приднестровье, Славянск, Широкино,

ОПОЛЧЕНИЕ НОВОРОССИИ


Сводки от ополчения Новороссии, Алексей Мозговой, Ополченец Гиви , Ополченец Моторола, Светлодарская дуга, Сводки Басурина,

ЛЮДИ


Адекватные политики запада, Игорь Стрелков,

СОБЫТИЯ


Бои за донецкий аэропорт, Дебальцевский котел, Константиновка, Марьинка, Отставка и арест А. Пургина, Переговоры в Минске, Расстрел автобуса под Волновахой, Стрельба в Мукачево,

ОРГАНИЗАЦИИ


Антимайдан,

УКРАИНА


Автокефалия украинской православной церкви , Геническ, Днепропетровск, Запорожье, Киев, Киевская хунта, Комитет спасения украины, Николаев, Одесса, Подкарпатская русь, Правый сектор, Убийство Бабченко, Украина, Харьков,

ДНР


Гибель Александра Захарченко
Горловка
Дебальцево
Ясиноватая

В МИРЕ


Новости Белоруссии




Война на Украине
 


2018-10-26 21:59


Киевская хунта, Антимайдан Украина, Новости Новороссии

Экс-депутат Верховной рады Украины Олег Царев считает, что у Порошенко остается шанс остаться президентом Украины в случае, если во второй тур с ним выйдет представитель Оппоблока.

— Олег Анатольевич, как сегодня украинские политики готовятся к выборам? Мы видим, что обстановка на Украине обостряется с каждым днем, предвыборная риторика ужесточается и все обострение политики связанно именно с грядущими выборами.

— На самом деле сейчас для каждого кандидата на Украине было бы логично заявлять о мире в Донбассе, ведь люди хотят слышать о мире. Но мы видим, что Тимошенко и Порошенко говорят о войне. Они говорят о войне и тем самым заходят в достаточно узкое электоральное направление, в котором они вынуждены будут конкурировать. Это можно объяснить только одним способом: определять, кто будет президентом на Украине будут не жители Украины, а Соединенные Штаты, и они оба сражаются за звание самого главного мерзавца, своего сукина сына, который будет. В этом смысле важно для них делать антироссийские заявления и вот так выстраивать свою кампанию.

Такое впечатление, что они топчутся на одном электоральном поле.

— Да, да, они выбирают достаточно узкий электорат, в котором будут конкурировать друг с другом.

— А что происходит с социальными лозунгами, кто отвечает сегодня за социальную повестку на Украине?

— Порошенко бы тоже обращался к социальным лозунгам, но он понимает, что он себя настолько дискредитировал в экономической политике, что он делает ставку на армию, язык и на томос. Тимошенко тоже говорит об этом же, но она имеет право и возможность говорить о том, что нужны реформы в экономике. У Порошенко такой возможности сейчас нет

А кто тогда отвечает за борьбу с коррупцией? С кем сегодня борются представители юго-востока?

— Любой, кто находится в оппозиции может говорить о коррупции, ему об этом говорить легче, чем тому, кто находится во власти. Тому, кто уже себя дискредитировал. У Порошенко к тому же мощный коррупционный шлейф, который избиратели помнят. Но помимо минусов, у Порошенко есть и плюсы — административный ресурс, просто грандиозный финансовый ресурс, и сейчас ни у кого нет такого финансового ресурса, как у Порошенко в Украине, и у него есть масс-медиа, которые в большей степени находится под его контролем

— Но ведь на Украине очень большая часть населения выступает против сегодняшней политики президента, прежде всего представители юго-востока Украины.

— Они будут голосовать за представителя Оппозиционного блока и он гарантированно выйдет на второе место, если они решат конфликт с Мураевым. Для них сейчас самый большой вызов — этот конфликт. Мураев имеет достаточно неплохие перспективы, но не имеет перспективы выиграть выборы. А разорвать голоса Оппозиционного блока он может.

— Как вы относитесь вообще к нынешнему конфликту между Оппоблоком, Мураевым, Медведчуком, кто там прав, на что может расчитывать Мураев, на что может расчитывать Рабинович и Левочкин, и все представители которые сегодня позиционируют себя противниками Порошенко?

— Мы с Мураевым дружили, пока были в Верховной Раде, и я с большим уважением отношусь к Виктору Медведчуку, к Вадиму Новинскому, и я не буду комментировать их отношения. Петр Порошенко хотел бы, чтобы представителем Оппоблока был Юрий Бойко, но насколько я понимаю, между группой Левочкина, Медведчуком и Ахметовым есть договоренности, о том, что будут проводиться праймерис какой из кандидатов пойдет на выборы. С Мураевым надо договариваться по-любому, потому что с ним долгое время никто не договаривался, переговоры вел Вадим Рабинович, и, наверное, это последствия плохой работы с людьми. Надо договариваться, чтобы выступать единым фронтом. Даже если не получится выиграть выборы, а их не получится точно выиграть, то можно завести большую фракцию в Верховный совет и там можно договариваться вплоть до того, что премьер-министр будет от представителя Оппоблока.

Чем больше будет конфликтов на Украине, тем лучше для действующего президента. Для любой действующей власти выгодны военные столкновения, выгодны гражданские конфликты внутри страны и тогда избиратель руководствуется тезисом – на переправе коней не меняют. Поэтому Порошенко будет нагнетать. Будем надеяться, что Соединенные Штаты не дадут ему возможность активизировать военные действия в Донбассе, но тогда он будет их нагнетать внутри страны. Одновременно он будет создавать иллюзию у избирателя о том, что представитель от оппозиционного блока может выиграть и будет говорить о реванше. Для него это тоже очень выгодно, и для Тимошенко, и для Порошенко одинаково выгодно выйти во второй тур с представителем Оппозиционного блока, потому что они тогда гарантированно выигрывают. Единственный кандидат у которого они гарантированно выигрывают. Выходят, например, Гриценко и Порошенко, но проиграет Порошенко, выходит Юля с Гриценко – проиграет Юля, а вот у Бойко оба они выигрывают.

— А почему 14 октября, когда все ожидали нападения на Лавры Почаевскую и киевскую все-таки все прошло тихо и никто не рискнул напасть на них?

— Сейчас будут делать все для того, чтобы показать, что у нас все тихо, спокойно на Украине, и что решение правильное, что томос поддерживают люди, и никаких нет противостояний. Все начнется после предоставления томоса. Разделение русской православной церкви – это геополитическая катастрофа равной которой за последние тысячу лет я не знаю для русского мира. Даже развал Советского Союза с исторической, с геополитической точки зрения это меньшая катастрофа, чем то, что сейчас происходит на Украине. Я говорю о том, что срочно что-то нужно делать. В Украине было несколько депутатов, которые занимались вопросами церквей – это Андрей Деркач, Вадим Новинский, Дмитрием Шенцев. Мы тогда все понимали, что катастрофа просто на носу, что нужно срочно предпринимать какие-то усилия. Андрей Деркач говорил о том, что лучше пусть автокефалию предоставит московский патриархат. Таким образом останется Онуфрий, останутся наши симпатики во главе церкви и все равно историческая связь будет. Вадим Новинский говорил, о том, что надо бороться. Я был на стороне Вадима Новинского, я тоже считал, что надо бороться, что не все потеряно, что ситуация угрожающая, и действительно попахивает катастрофой. Вот из двух вариантов, выбрали третий. А третий — это ничего не делать.

— А как вы оцениваете вероятность того, что часть священников и архиереев перейдет в автокефалию?

— Как только томос будет принят, 30% иерархов побегут на объединительный собор, т.е. сначала будет объединительный собор, а потом будет томос. Вот 30% предадут сразу, 30% путем шантажа и угроз поменяют свою точку зрения. Останутся люди, которые будут бороться до последнего, но героев будет не так много.

Из нашего интервью я понял, что вы рассматриваете только Петра Порошенко и Юлию Тимошенко. Но последние полгода Соединенные Штаты проводят расследование по окружению Петра Порошенко. С Онищенко скандал ни к чему не привел из-за позиции Онищенко. Он постоянно пытается договориться с Петром Порошенко: с одной стороны устраивает скандал, а с другой стороны пытается с ним договариваться. В конце ноября, вполне возможно, будут материалы переданы в суд на аресты о задержании на предъявление обвинения по окружению Порошенко. И тогда ситуация у Порошенко будет не такая хорошая, как он рассчитывает. Он знает об этих рисках, он готовится к ним. Сейчас весь мир — это окраина Соединенных Штатов, и когда идет война в Соединенных Штатах за власть, то такие фигуры как Порошенко будут просто разменной фигурой, и такие страны, как Украина тоже. Поэтому у Петра Порошенко есть такие риски. У Юли Тимошенко другие риски – Соединенные Штаты до сих пор не дали отмашку, что они ее поддерживают. У Гриценко есть свои риски – он слишком плотно связан с Соросом, с командой Клинтона, очень плотно. Поэтому у каждого есть свои плюсы и минусы, и если сейчас кто-то из аналитиков скажет, мол, я знаю точно, как закончатся выборы на Украине – не разговаривайте с этим человеком. Слишком сложный там пасьянс, как сложится колода — непонятно.

— Ну а роль России в этом всем? Россия вообще здесь не актор?

— К сожалению, в той сложившейся ситуации на Украине, которая есть, Россия вынуждена всячески свои рычаги влияния и свои возможности прятать. Но то, что мы не видим этой работы не значит, что ее нет.

Лариса Шеслер

 


Источник: antifashist.com