Россия получила casus belli против Украины: СБУ заказала боевику ИГ теракт под Смоленском

 



Война на Украине
 


2018-09-11 15:44


Антимайдан, Правый сектор, , Антимайдан Украина

10 сентября 2018 года Федеральная служба безопасности распространила информацию о том, что накануне в Смоленской области ее сотрудниками был задержан гражданин России Магомедов Меджид Габибулаевич, 1988 года рождения, уроженец Дагестана, член запрещенной на территории РФ международной террористической организации «Исламское государство»1 (ИГ1).

Это событие осталось бы рядовым примером успешной работы российских спецслужб по нейтрализации отдельных членов и целых ячеек ИГ, если бы не важное обстоятельство, на котором ФСБ особо акцентировала внимание общественности. Магомедов был изобличен не только как член ИГ, но и как фигурант убийства одного из лидеров ополчения Донецкой народной республики, планировавшегося Службой безопасности Украины, а также руководителями запрещенной в России экстремистской организации «Правый сектор»1.

Данный нюанс, а также сам факт огласки связи задержанного не только с ИГ, но и с СБУ и «Правым сектором», превращают «дело Магомедова» в знаковое событие, а Украину — в государство — спонсор международного терроризма.

Задержание Меджида Магомедова

Место действия — Дагестан

Суммируя версию ФСБ, показания самого Магомедова и информацию экспертов, предоставленную Федеральному агентству новостей, можно выстроить следующую картину происшедшего.

Магомедов (вероятно, уроженец села Красноармейское, входящего в городской округ город Махачкала) под воздействием пропаганды радикально-исламистского толка вступил в «махачкалинскую» бандгруппу Ильяса Халилова. Последний был причастен к многочисленным преступлениям террористической направленности, в том числе к убийству двух жителей села Талги, покушению на сотрудников правоохранительных органов в селении Карамахи, а также вымогательству крупных денежных сумм у предпринимателей.

Впрочем, карьера Магомедова в составе бандгруппы Халилова оказалась недолгой. Вечером 11 апреля 2017 года в Кумторкалинском районе Дагестана на федеральной трассе рядом с населенным пунктом Тюбе сотрудники спецподразделений ФСБ и МВД попытались остановить для досмотра автомобиль Chevrolet. Но находившиеся в машине люди начали стрелять в сотрудников и попытались скрыться. После того как силовики открыли огонь на поражение, автомобиль загорелся. Трое находившихся в машине получили ранения, несовместимые с жизнью. Один из нейтрализованных таким образом бандитов оказался Ильясом Халиловым.

Магомедову повезло и не повезло одновременно. Он отсутствовал в сгоревшем Chevrolet, но в ходе оперативно-розыскных и следственных мероприятий, связанных с «разработкой» бандгруппы Халилова, силовики вышли на след боевика.

Оставшийся после смерти Халилова без «амира» Магомедов связался со своим односельчанином, фигурирующим под именем Ибрагим. Тот, будучи членом ИГ, весной 2017 года находился… на территории Украины.

Лидеры «Меджлиса крымскотатарского народа»

Украинские друзья исламистов

Сделаем необходимое пояснение. Киев задолго до государственного переворота 2014 года предоставлял разнообразным исламистским организациям возможность достаточно свободно действовать на территории Украины. В качестве примера можно упомянуть легальное существование на Украине структур запрещенной в РФ террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»1.

Оплотом радикального исламизма на Украине является запрещенная в РФ экстремистская организация «Меджлис1 крымскотатарского народа». Активно устанавливали контакты с радикальными исламистами и члены запрещенной в РФ украинской экстремистской организации УНА-УНСО1, принимавшие участие в военных действиях против Российской армии на территории Чечни.

Вслед за ликвидацией российскими силовиками организованного вооруженного бандподполья на Северном Кавказе некоторые его участники нашли убежище на Украине.

После воссоединения Крыма с Россией и начала гражданской войны в Донбассе значительная часть вышеупомянутых «беженцев» вместе с прибывшими на Украину из стран Ближнего Востока эмиссарами ИГ составили костяк базировавшегося в Херсонской области так называемого «батальона имени Номана Челебеджихана» («Аскер»), боевиков которого предполагалось задействовать для осуществления диверсионно-террористических акций в российском Крыму.

Помимо этого, немало исламистов принимало участие в боевых действиях в Донбассе, находясь в составе «батальона имени Шейха Мансура», добровольческого батальона «Торнадо» и батальона (позже развернутого в полк) «Азов».

Депутаты ВР Игорь Мосийчук и Олег Ляшко изучают Муссолини

Украинские депутаты Игорь Мосийчук, Юрий Береза и Андрей Левус неоднократно публично поддерживали действия террористов из числа радикальных исламистов. Были налажены каналы поставок оружия и боеприпасов с территории Украины боевикам ИГ, действовавшим на территории Ближнего Востока. Те же боевики ИГ часто использовали Украину как важный центр своей легализации в Европе.

Украинское миграционное законодательство позволяло исламистам под видом беженцев без проблем попадать на территорию Украины, после чего либо отправляться воевать в так называемую «зону АТО», либо, после приобретения украинских документов, переправляться в Западную Европу. Заметим, что подписание Украиной и ЕС законодательных актов, необходимых для введения безвизового режима, заметно облегчило исламистам транзит в Европу через украинскую территорию.

При этом возникли тесные связи не только между исламистами и националистами-«правосеками», но также между исламистами и СБУ Украины. Последняя мало того что опекала «Правый сектор», но и параллельно к 2017 году фактически превратилась в представительство ЦРУ на Украине. Того самого Central Intelligence Agency, которое вместе с аффилированными структурами не без оснований подозревается в налаженных связях с «Исламским государством». Если вспомнить, что совсем недавно, 4 сентября 2018 года, МИД Сирии официально обвинил США в поставках оружия террористам через Украину, то круг окончательно замкнется.

Сложившийся союз между ИГ и руководством постмайданной Украины оказался настолько явным, что и до 4 сентября сего года на это обращали внимание западные СМИ. В частности, сведения о спайке Киева с ИГ можно обнаружить в публикациях таких изданий, как The Intercept, The American Thinker и даже The New York Times.

Таким образом, в том, что весной 2017 года на территории Украины свободно проживал некий игиловец Ибрагим, ничего удивительного не было. Впрочем, вернемся к рассмотрению фактов «дела Магомедова».

Оружие, изъятое у боевиков ИГ в Сирии

Конец дагестанских похождений

Находящийся на Украине Ибрагим, судя по всему, был неплохо осведомлен о деятельности исламистского бандподполья в Дагестане. По крайней мере, ему не составило труда, не покидая Украины, вывести Меджида Магомедова на контакт с еще одним дагестанским игиловцем. Образовавшуюся таким образом двойку исламистов все тот же Ибрагим направил в «губденскую» бандгруппу Алигаджи Хамутаева.

Хамутаев примкнул к боевикам еще в 2011 году. По информации, имеющейся в распоряжении Управления МВД Дагестана по противодействию экстремизму, Хамутаев воевал в рядах боевиков ИГ в Сирии. То есть этот человек прошел соответствующее обучение в лагерях «Исламского государства» и имел боевой опыт.

К 2017 году Хамутаев вернулся в Дагестан и стал лидером «губденской» бандгруппы. К моменту встречи Магомедова с Хамутаевым на счету последнего числилось убийство восьми гражданских лиц и нападение на автоколонну одного из подразделений МВД.

Данный инцидент произошел еще в ноябре 2012 года, когда в километре от села Гурбуки в момент проезда двух полицейских УАЗов у обочины дороги сработал фугас. Ведущий внедорожник от эпицентра взрыва отделяло около восьми метров, и именно это обстоятельство позволило избежать больших потерь среди силовиков.

В машинах находились восемь сотрудников полиции, в том числе прикомандированные из Пермского и Красноярского краев, а также Орловской области. После подрыва фугаса из лесного массива последовал шквальный автоматно-пулеметный огонь. Водитель переднего УАЗа, прапорщик СОБР ГУ МВД по Пермскому краю Александр Черных, получил смертельное ранение в голову, его товарищ Андрей Новоселов был ранен…

Магомедова и его спутника Хамутаев взялся обучать тактике диверсионных действий, стрельбе и минно-подрывному делу. Судя по всему, шедшие по следу Магомедова силовики оказались немало удивлены, когда «подопечный» в итоге вывел их на ранее неуловимого «амира» Хамутаева.

16 декабря 2017 года сотрудники ФСБ в селе Губден Карабудахкентского района блокировали один из частных домов. Как позже сообщили в Национальном антитеррористическом комитете, жильцы близлежащих домов были эвакуированы, а блокированные в доме боевики отказались сложить оружие и начали отстреливаться.

Активная фаза спецоперации была отложена на утро следующего дня. В ходе проведенного 17 декабря штурма все трое находившихся в строении боевиков были убиты. Одного из убитых опознали практически сразу. Им оказался Алигаджи Хамутаев.

Таким образом, «губденская» бандгруппа была разгромлена. Уцелевшая же двойка игиловцев, включая Магомедова, почувствовала слежку и заметалась по Дагестану, заметая следы. В конце концов нервы у Магомедова сдали. Когда Ибрагим предложил Магомедову спрятаться на территории Украины, тот принял это предложение. Сотрудники Управления МВД Дагестана по противодействию экстремизму сумели отследить отъезд «клиента» и его подельника за рубеж.

Боевики СБУ

В дело вступает СБУ

О дальнейшем ФСБ сообщила довольно лаконично.

«В начале 2018 года Магомедов М.Г. прибыл на территорию Украины для решения вопросов с эмиссарами международной террористической организации «Исламское государство» по ресурсному обеспечению Северокавказского бандподполья, которые познакомили его с представителями Службы безопасности Украины и «Правого сектора», — отметили в российской спецслужбе.

В изложении самого Магомедова эти события выглядели куда красочнее.

«Когда мы прибыли на территорию Украины и встретились с Ибрагимом, он познакомил нас с Умаром, узбеком. Он тоже являлся членом ИГ. В дальнейшем нас познакомили с ребятами из «Правого сектора», — рассказал Магомедов. — Первый представился Богданом. У него был позывной «Турок». Второй представился Андреем. Позывной — «Швед».

После соответствующих переговоров «правосеки» вывели двух дагестанских игиловцев на сотрудника СБУ, представившегося Рустамом. Тот предложил игиловцам при поддержке СБУ принять участие в осуществлении террористических актов на территории России. СБУ брало на себя обеспечение Магомедова и его подельников инструкциями, документами, оружием, деньгами, а также намеревалось указывать цели терактов. Магомедову отводилась роль исполнителя.

Выслушав предложение СБУ, Магомедов на него согласился. Однако Рустам поставил условие. В качестве своеобразного «испытания» Магомедов должен был устранить проживающего на территории Смоленской области «командира ополчения ДНР». За это СБУ обещала выплатить Магомедову 10 тысяч долларов США. Еще тысяча долларов полагалась исполнителю убийства на накладные расходы. В случае успешного выполнения первого задания Магомедову посулили заметно увеличить «гонорар». И вновь игиловец ответил согласием.

После уничтожения цели в России Магомедов должен был вернуться на территорию Украины через «окно» на границе, которое игиловцу пообещал организовать Рустам. Далее предполагалось, что на Украине киллер в организованном СБУ лагере пройдет курс обучения и получит навыки управления дронами, с помощью которых Магомедов смог бы впоследствии осуществлять новые теракты и диверсии на территории России.

Каким образом Магомедов попал с Украины в Россию, а также сделал ли он это под своим или чужим именем, пока неизвестно. Эксперты высказывают предположение, что, скорее всего, инфильтрация игиловца была осуществлена через территорию Белоруссии. При этом есть основания предполагать, что появление Магомедова в России было тут же замечено и что российские спецслужбы отследили движение «старого знакомого» с Украины до Смоленской области.

Не исключено, что своевременное обнаружение игиловца стало следствием не только повышенного внимания отечественных спецслужб к персоне Магомедова еще со времен разработки объекта в Дагестане, но и результатом использования данных, полученных сотрудниками ФСБ, расследующих в Донецке обстоятельства недавней гибели главы ДНР Александра Захарченко. Это тем более вероятно, учитывая, что, по сообщениям ряда источников, за покушением на Захарченко стоит именно Служба безопасности Украины.

Место гибели Александра Захарченко

Дороги Смоленщины

Границу Смоленской области Магомедов пересек 29 августа. Через три дня после этого, когда он с помощью одного из интернет-мессенджеров (по мнению одного из экспертов ФАН, это мог быть Telegram) доложил Рустаму, что поселился на съемной квартире, игиловец получил от сотрудника СБУ адрес дома, где проживала жертва, данные о транспорте, которым пользуется жертва и фотографии, позволяющие киллеру жертву опознать.

Магомедов выдвинулся по указанному ему адресу и приступил к изучению прилегающей к дому жертвы территории, а также маршрутов и расписания движения жертвы. Не подозревавший, что сам находится под наблюдением сотрудников российских спецслужб, игиловец периодически фиксировал свои перемещения и окружающую обстановку на камеру своего мобильного телефона. Эти фото- и видеоматериалы по Интернету отправлялись Рустаму.

Когда тот решил, что Магомедов вышел на указанную ему цель и достаточно освоился на месте будущего убийства, киллеру были отправлены координаты и фотографии места нахождения на территории Смоленской области схрона с оружием.

В найденном по указаниям Рустама тайнике Магомедов обнаружил 9-мм пистолет Макарова с глушителем, 2 магазина к пистолету, 24 пистолетных патрона 9?18 мм россыпью и взрывчатое вещество, которое игиловец идентифицировал как пластит.

По словам Магомедова, он должен был «усовершенствовать» пластит. Видимо, подразумевалось, что, используя знания, полученные еще в Дагестане от Хамутаева, киллер должен был с помощью взрывчатого вещества, поражающих элементов из промышленных метизов (шурупы, болты, гайки и т. д.) и шариков от подшипников, а также электродетонатора и мобильного телефона, собрать самодельное взрывное устройство, приводимое в действие звонком или SMS.

Пистолет с боеприпасами и компоненты СВУ киллер уложил в непрозрачные полиэтиленовые пакеты, которые спрятал на съемной квартире. Одновременно в связи с тем, что у него закончились деньги на накладные расходы, Магомедов получил перевод на сумму 300 долларов. Судя по всему, это было последнее, что преступник успел сделать на свободе.

«В целях предотвращения готовящегося преступления Магомедов М.Г. задержан, — описывает ФСБ случившееся далее. — У него обнаружено и изъято самодельное взрывное устройство мощностью 1,5 кг в тротиловом эквиваленте, а также пистолет с приспособлением для бесшумной стрельбы и боеприпасы к нему». 

Улики были слишком очевидны, и Магомедов ничего скрывать не стал. Последующий допрос задержанного показал, что, выражаясь официальным языком, на территории Украины национальными спецслужбами оказывается активная помощь боевикам международной террористической организации «Исламское государство» в обеспечении их безопасности, финансировании и предоставлении оружия и взрывчатых веществ для организации террористических актов на территории Российской Федерации.

В том числе, члены международной террористической организации «Исламское государство» активно задействуются спецслужбами Украины для устранения лидеров ополчения Донецкой и Луганской народных республик.

«В отношении задержанного возбуждено уголовное дело, проводятся дальнейшие оперативно-розыскные и следственные мероприятия», — гласит итоговая ремарка ФСБ.

Петр Порошенко в ВСУ

Россия получила casus belli против Украины

Какие выводы можно сделать на основании приведенной информации? Условно их можно разделить на выводы частного и общего характера.

Начнем с частных.

1. 
СБУ располагает возможностью отслеживать перемещения на территории России лиц, ранее находившихся в рядах народного ополчения Донбасса. Причем данные, добытые сотрудниками СБУ с помощью электронных методов и средств разведки, а также агентуры на территории Украины/ДНР/ЛНР, скорее всего, дополняются данными, полученными от осведомителей, действующих на территории России.

В противном случае, трудно объяснить ту полноту информации о проживающем на территории Смоленской области «командире ополчения ДНР», которой располагала СБУ и которую ее сотрудник Рустам передал Магомедову. К тому же, без действующих на территории России агентов или пособников СБУ не смогла бы организовать схрон с оружием и взрывчатым веществом на территории Смоленской области.

2.
СБУ располагает (или располагала) каналом нелегальной переправки на территорию России оружия и взрывчатых веществ или столь же нелегальной возможностью приобретения их в РФ.

Теперь от «тактического» уровня перейдем к «стратегическому» и перечислим выводы общего характера.

Сотрудники ФСБ

3.
«Правый сектор» и спецслужбы Украины, начиная с 2014 года, далеко не в первый раз пытаются организовать проведение диверсий на территории РФ. Наиболее резонансными из числа таких инцидентов стали предотвращенные диверсии в Крыму, к организации которых было причастно Главное управление разведки Министерства обороны Украины. Судя по текущим событиям, останавливаться на достигнутом спецслужбы Украины не собираются.

В дополнение к диверсантам, подготовленным ГУР МО Украины, теперь к организации диверсий и терактов уже на континентальной части России Киев привлекает исламистов, опекаемых «Правым сектором» под кураторством СБУ.

4.
Сотрудничество СБУ не только с «Правым сектором», но и с членами международной террористической организации «Исламское государство» де-факто превращает СБУ и руководство нынешней Украины в пособников международных террористов — со всеми вытекающими последствиями, обычно применяемыми в отношении государства-спонсора терроризма.

5.
Осуществление враждебной по отношению к России деятельности спецслужб Украины вышло на новый уровень. СБУ инициировало подготовку убийства человека на территории Российской Федерации. Причем, в роли исполнителя был использован член международной террористической организации.

6.
Данное обстоятельство может свидетельствовать о том, что уже достаточно продолжительное время за активностью членов радикальных исламистских группировок на территории России могут стоять не только структуры самого ИГ, но и спецслужбы Украины.

Эти выводы частного и общего характера в совокупности создают куда более аргументированный casus belli, чем, например, все сфабрикованные на Западе обстоятельства «дела Скрипалей» вместе взятые. Причем этот casus belli оказывается в распоряжении руководства России в тот самый момент, когда в Сирии в руках исламистов остался лишь один крупный плацдарм — Идлиб.

Освобожденный Севастополь

Иными словами, Россия в текущий момент обладает не только значительной свободой рук, но и серьезнейшей мотивацией, а также аргументацией для дальнейшей борьбы с международными террористами как на своей территории, так и на территории… сопредельной Украины. Спецслужбы и руководство которой явным образом продемонстрировали себя в качестве пособников «Исламского государства».

Минские соглашения могут сколько угодно оставаться безальтернативными. Но ожидать при этом, что Россия будет безучастно смотреть на все более враждебные по отношению к себе действия украинских «соседей», активно привлекающих к антироссийским акциям членов ИГ, вряд ли стоит.

Четким сигналом об этом следует считать сам факт придания ФСБ огласке обстоятельств задержания 9 сентября 2018 года на территории Смоленской области игиловца и, по совместительству, наемного киллера на службе СБУ Меджида Магомедова.

1 Организация запрещена на территории РФ.


Источник: riafan.ru

Загрузка...