«Их убила ненависть Ходорковского к России»: известные военкоры назвали виновного в гибели журналистов в ЦАР

 



Война на Украине
 


2018-08-31 15:02


Антимайдан, Сводки от ополчения Новороссии. Последние сводки с фронтов ДНР и ЛНР

Сегодня исполняется ровно месяц со дня гибели в Центральноафриканской республике наших коллег-журналистов Орхана Джемаля, Александра Расторгуева и Кирилла Радченко. Как стало известно из опубликованной Федеральным агентством новостей переписки журналистов с организаторами их поездки из т. н. «Центра управления расследованиями» (ЦУР), трагическая развязка во многом объясняется халатностью сотрудников этой странной конторы, аффилированной с беглым олигархом Михаилом Ходорковским

Организаторы из ЦУР не имели не только четкого плана действий, но и адекватных представлений о ситуации в африканской стране, раздираемой гражданской войной. При этом они требовали от журналистов вести себя «пожестче» в опаснейших местах и даже «прорываться» на территорию военных баз. Косвенно это признал и сам Ходорковский, заявивший 29 августа о прекращении своей финансовой поддержки ЦУР.

ФАН расспросило известных российских военных корреспондентов, как они оценивают уровень организации поездки погибших журналистов в Центральноафриканскую республику и степень компетентности сотрудников распущенной «фирмы-однодневки» Ходорковского.

На дорогах ЦАР

Дмитрий Стешин: В словах Ходорковского есть «двойное дно»

«Наиболее показательным моментом, который связан с пребыванием команды российских журналистов в ЦАР, является то, что сама по себе информация о событиях в этой небольшой стране, по сути, была абсолютно неинтересна российскому читателю или зрителю, — заявил в интервью ФАН специальный корреспондент отдела политики «Комсомольской правды» Дмитрий Стешин. — Удивление вызывает даже сам факт, что они туда поехали. Зачем? С какими целями?»

С другой стороны, как подчеркнул спецкор «КП», диковато звучит утверждение Ходорковского, сделанное им в связи с закрытием ЦУР, о том, что он якобы «ничего не знал» о поездке российской съемочной группы в ЦАР и что вообще речь шла о командировке в Сирию.

«Невозможно просто так взять и купить «неправильные» билеты, — прокомментировал откровения Ходорковского собеседник ФАН. — При нормальной организации работы поездка даже небольшой группы журналистов с заданием на освещение военных событий — это серьезная инвестиция. Например, месяц работы съемочной группы из двух человек в Сирии, по моему собственному опыту, составляет около 1 млн рублей. Это не те деньги, которые можно просто потратить по собственному усмотрению, — заказчик всегда будет в курсе происходящего».

По словам спецкора «Комсомольской правды», в отрицании Ходорковским его осведомленности о поездке журналистов в ЦАР есть «двойное дно». Рано или поздно, на любой войне журналист превращается из летописца побед и подвигов в опасного и ненужного свидетеля, процитировал Стешин испанского военного журналиста Артуро Переса-Реверте.

На сегодняшний день в ЦАР столкнулись интересы сразу нескольких западных стран и стремительно заходящего в Африку Китая. И российская съемочная группа просто попала в центр этого смертельного водоворота, уверен Стешин. 

«Я был в подобной ситуации в Ливии, попытавшись описать события, происходившие вокруг нефтяных полей Сирта в 2011 году, когда за них шла ожесточенная борьба между тогдашними «повстанцами» и приверженцами Каддафи», — рассказал собеседник ФАН.

Повстанцы заявляли, что именно они контролируют ливийскую нефть, и получили под это голословное утверждение миллионные кредиты на ведение войны, напомнил Стешин. Правительство Ливии утверждало обратное.

Мы решили выяснить, кто врет. Конечно, нам не дали поломать такую игру, и едва мы отклонились от привычных маршрутов вдоль побережья, как нас моментально задержали», — заявил спецкор «КП».

К сожалению, команде наших коллег в ЦАР повезло гораздо меньше, добавил он. 

«Однако, анализируя все опубликованные факты, можно честно сказать — в своей поездке в Центральноафриканскую республику они взялись работать против России, но встретили там только нелепую смерть», — резюмировал Дмитрий Стешин.

Машина погибших журналистов

Владислав Шурыгин: Мой внутренний маячок давно показал бы «Опасность!»

Заместитель главного редактора газеты «Завтра», военкор Владислав Шурыгин также прокомментировал в интервью ФАН всплывшие подробности организации поездки погибших журналистов.

«Трагедии со съемочной группой Орхана Джемаля показала очевидное: в современном мире и, конкретнее, в нынешней России профессия военного журналиста — это по-прежнему опасное занятие, которое отнюдь не снабжено каким-то «страховым полисом» от государства или общества, — напомнил Шурыгин. — Только от самого журналиста зависит, насколько его собственное чувство «сторожкости» настроено на адекватную оценку и понимание опасностей и угроз, которые окружают его деятельность».

Военкор газеты «Завтра» подчеркнул, что в случае с погибшей журналистской группой имелись явные признаки опасного развития событий, что наглядно прослеживается в развитии их переписки с ЦУР, опубликованной в ФАН.

«Явно видно, что менеджеры Центра управления расследованиями Михаила Ходорковского вообще слабо себе представляли, что творится в ЦАР, по сути, направляя усилия группы российских корреспондентов чуть ли не по глобусу Земного шара, — отметил Шурыгин. — В такой ситуации мой внутренний маячок уже давно показывал бы однозначное состояние «Опасность!».

Эксперт указал, что в действиях менеджеров ЦУР по отношению к группе журналистов прослеживается все то же небрежение Ходорковского и его структур к человеческим жизням и судьбам. 

«Задача ЦУР — любой ценой найти какие-то «жареные факты», которые потом можно было бы преподнести своему сюзерену в виде результата, — пояснил военкор. — В то время как жизни людей для ЦУР и его хозяина играют второстепенную роль». 

В трагическом развитии событий в ЦАР, помимо элементарного пренебрежения правилами безопасности и изначально провальной организации поездки, сыграл свою роль еще один фактор, добавил Владислав Шурыгин.

Военкор процитировал часто задаваемый вопрос: почему никто из съемочной группы не задумался о грозящей им опасности и не сделал должных выводов из массы явно неслучайных, системных ошибок, накладок и неувязок, которые составили критическую массу на момент злополучного выезда?

«Внутри любой малой изолированной группы, которую представляет собой журналистская команда на выезде, неизбежно присутствует чувство внутренней солидарности, — рассказал Шурыгин. — При этом решение, а то и мнение одного, обычно старшего или авторитетного члена такой группы, часто воспринимается другими если не как приказ, то минимум как прямое указание. А поскольку это еще и помножено на обычный стресс, то тут уже включается механизм сопричастности: «А что, я хуже своих товарищей? Я что, брошу их в трудное время?»

Все эти факторы и стали решающими в трагедии, произошедшей в ЦАР, считает военкор.

Михаил Ходорковский

Юрий Баранец: Журналистов убила ненависть Ходорковского

Однако наиболее эмоциональный комментарий ФАН получило от военного журналиста, обозревателя «Комсомольской правды» Юрия Баранца.

«Я отвечу вам, может быть, и резко, но прошу не убирать из моих слов ничего. Я до буквы прочитал всю опубликованную переписку и могу сказать следующее: Ходорковский как был мразью и сволочью, так им и остался», — заявил Баранец. 

Кто бы ни нажал курок в этом богом забытом месте Центральноафриканской республики, именно Ходорковский убил каждого из трех погибших российских журналистов, добавил обозреватель «КП». 

«Убила их его ненависть, с которой он так и будет жить до конца своей жалкой жизни, — ненависть к Кремлю, к Владимиру Путину и, шире того, ко всей России, — уверен собеседник ФАН. — Эту ненависть Ходорковский подпитывает остатками своего состояния». 

Что бы ни искали в ЦАР ребята по заданию беглого олигарха, от которого тот теперь открещивается, они нашли там свою гибель, прокомментировал Юрий Баранец опубликованные материалы переписки.


Источник: riafan.ru