Грузинский урок российской армии. Defence24, Польша

 



Война на Украине
 


2018-08-10 15:00


, Антимайдан

Российско-грузинская война завершилась относительно легкой победой россиян, но одновременно вскрыла многочисленные проблемы, существовавшие в вооруженных силах РФ. После нее была начата основательная реформа армии, которая позволила России восстановить свой потенциал. Конфликт стал импульсом к беспрецедентному ускорению процесса модернизации и реформирования. Россияне решили отойти от модели, в которой армия готовилась к глобальной войне, и сосредоточиться на создании работоспособного механизма, способного вести эффективные действия в условиях региональной или локальной войны. Обозначим далее некоторые проблемные точки, существовавшие до «пятидневной войны», и посмотрим, как выглядят эти сферы сейчас, после проведения реформ.

1. Сокращение численного состава

Вооруженные силы России, которые та получила в наследство от СССР, отличались непропорционально раздутыми органами командования и тылами относительно количества «штыков», которые можно отправить на фронт. Такую ситуацию можно описать фразой «много вождей, мало индейцев». Одним из основных приоритетов реформы Сердюкова — Макарова стало сокращение генеральского и офицерского корпуса. Опыт чеченских войн показал, что хотя всего в армии служили 1,35 миллиона человек, в реальных операциях были способны принимать участие только 100 тысяч. Уменьшение количества персонала штабов при общем уменьшении численности вооруженных сил не означало, что боевой потенциал снизится, однако, этот процесс нес с собой некоторые риски с точки зрения потенциала вооруженных сил в целом.

В итоге соотношение «вождей и индейцев» изменилось. Если в 2008 году в российской армии было 1107 генералов, в 2012 их осталось 886, а количество полковников уменьшилось с 25 665 до 9 114. Численность офицерского корпуса сократили с 335 тысяч до 150 тысяч человек (позднее его решили увеличить до 220 тысяч человек). Также ликвидировали корпус прапорщиков и уменьшили количество тактических соединений. Штатная численность военнослужащих в рядах ВС РФ, согласно указу Владимира Путина от 2017 года, составляет 1 013 628 человек. При этом звучит критика по поводу количества гражданского персонала (в целом структурам министерства обороны подчиняется 1 903 051 человек). В 2017 году сообщалось, что контрактников в армии стало больше, чем призывников: их число постепенно, но неуклонно увеличивается.

2. Профессионализация

В российских условиях создать полностью профессиональную армию невозможно, впрочем, такая цель и не ставится. Россияне решили избрать смешанную модель, сохранив призыв, а одновременно активнее внедряя контрактную систему. Благодаря внедрению такой стратегии, а также проведенной реформе военного образования, уровень профессионализации вооруженных сил составил 70% (учитывая контрактников), что позволяет отправлять в наиболее опасные зоны соединения, состоящие из одних профессионалов. Резко увеличилось количество подразделений, способных в любой момент выдвинуться в район боевых действий и вступить в бой. Конфликт на Украине и сирийская операция позволили отдельным военным и армии в целом получить бесценный опыт как в сфере военного искусства, так и командования. Специалисты разного рода служат по контракту.

Приоритетом реформы было увеличение числа подразделений, находящихся в постоянной боевой готовности (в 2008 году во всей арии их доля составляла 13%, а в сухопутных войсках 17%). Сейчас роль сил быстрого реагирования играют воздушно-десантные войска, а некоторые части могут быть приведены в состояние полной боевой готовности не за сутки, как раньше, а всего за несколько часов.

Военным увеличили жалование, появились новые социальные программы, что в целом способствовало укреплению боевого духа в армейских рядах.

3. Новый облик разведки

В ходе российско-грузинской войны разведка подводила как на тактическом, так и на оперативном уровне. Военные шли в наступление «вслепую», не зная, где находятся свои собственные войска и противник. Технические средства разведки и беспилотные аппараты не использовались, командующие не знали, как выглядит тактическая обстановка. Сейчас разведка радикально преобразилась: изменилась ее структура, скорость пересылки и обработки информации, появилось новое оборудование.

Тактической разведкой могут теперь успешно заниматься специальные разведывательные подразделения тактических соединений, прекрасно оснащенные соответствующими техническими средствами (дроны, переносные радиолокационные станции, системы связи, многофункциональные средства наблюдения, устройства для лазерной подсветки цели и так далее), а не подразделения сил специального назначения (армейский спецназ и сформированные недавно Силы специальных операций), которые наконец получили возможность сконцентрироваться на своих собственных задачах.

4. Координация действий с авиацией

Министр обороны РФ Сергей Шойгу и первый заместитель министра обороны РФ Валерий Герасимов
Взаимодействие с авиацией в ходе «пятидневной войны» выглядело не лучшим образом, точнее говоря, его практически не было. Из-за проблем с координацией действий случалось, что сухопутные подразделения выпускали ракеты из переносных ракетных комплексов по собственным самолетам. Пилоты штурмовиков Су-25, в свою очередь, не имели понятия, что происходит на земле. Речи об оказании непосредственной поддержки по запросу сухопутных сил, которая стала нормой, например, в Сирии, не шло. Новые возможности у авиационных наводчиков (специалистов по координации авиации и ее наведению на цели) появились благодаря комплексу «Стрелец».

5. Новые структуры

Война показала, насколько неповоротливы дивизионные структуры, поэтому было решено перейти к использованию бригад — более мобильных и эффективных соединений. Дивизии остались, правда, в воздушно-десантных войсках, а в последнее время их стали восстанавливать также в сухопутных, однако, плюсы бригадной системы стали очевидны, так что ее, по всей видимости, сохранят.

В рамках бригад и дивизий основным формированием стала батальонная боевая группа, превратившись из временного образования (какой она была во время чеченских кампаний) в слаженно действующий усиленный батальон. Состав и структура БТГ, батальонной тактической группы, относительно стабильны, а свои действия она отрабатывает на учениях, что позволяет добиться высокой боевой эффективности.

6. Перевооружение

Одним из условий повышения эффективности было появление в армии вооружений, отличающихся на качественном и техническом уровне от прежних. В 2008 году Кавказский военный округ располагал устаревшей и отслужившей свое техникой. Эффективность БТР-80, БМП-1, БМД-1 и даже танка Т-62 была небольшой, тем более на тот момент они уже исчерпали свой ресурс и начали ломаться даже во время их переброски.

Сейчас на вооружение поступила модернизированная или совершенно новая техника. Обновлен машинный парк, на учениях отрабатывается переброска колесной техники на большие расстояния, а процент поломок во время таких операций заметно снизился. Появились новые подразделения, оснащенные бронированным автомобилями («Тайфун», «Тигр», «Ивеко») и благодаря этому ставшие более мобильными.

Парк бронетехники унифицировали, модернизировали и расширили, исходя из идеи, что ключевым наступательным элементом должны выступать танки (в армии появились Т-90М, Т-72Б3, Т-80БВМ и так далее). Также модернизация затронула, в частности, бронетранспортеры (на вооружение принят, например, БТР-82А). Армия получила такие защищенные от подрыва мин автомобили, как КамАЗ «Тайфун», что стало для нее новинкой. Реформа предполагает, что в 2011 — 2020 годах во всех подразделениях 70% техники будет заменено новой.

Танковый батальон выдвигается на полигон для проведения тактических учений мотострелковой бригады в Южном военном округе МО России
Большие изменения претерпело также боевое снаряжение военнослужащих. В августе 2008 года унифицированной соответствующей мировым стандартам индивидуальной экипировки у них не было. Недоставало приборов ночного видения и тепловизоров, бронежилетов, средств медицинского обеспечения, оптических прицелов, обмундирования и так далее. Сейчас контрактник хорошо одет и накормлен, а также снабжен боевой экипировкой «Ратник». Оснащение войск специального назначения не уступает оснащению натовских военных.

7. Беспилотные аппараты

Во время «пятидневной войны» у российской стороны не было эффективных беспилотных комплексов разведки даже класса «мини», что было не только знаком технической отсталости, но и поводом для стыда, ведь грузинская сторона пользовалась современными дронами «Гермес 450». В свою очередь, российские комплексы «Строй-ПД» не соответствовали современным боевым условиям. В итоге россияне решили приобрести лицензию на производство израильских летательных аппаратов «Серчер» и «Берд Ай» (первый получил название «Форпост», второй — «Застава»). Сейчас российская армия располагает большим флотом дронов, кроме того, там появились специально обученные техники и операторы. Разрабатывается тактика использования беспилотных аппаратов, развивается собственное производство (готовится выпуск ударных дронов).

На вооружение поступило несколько основных модификаций беспилотников, сейчас они применяются в ходе каждой операции и выполняют не только разведывательные задачи, но и помогают координировать взаимодействие с ракетными войсками и артиллерией, что значительно повышает их эффективность. Россияне делают ставку на небольшие беспилотные аппараты (до тактического класса включительно), но зато внедряют их массово.

8. Связь и радиоэлектронная борьба

Связь во время конфликта с Грузией была ахиллесовой пятой россиян. Штабам батальонов с трудом удавалось поддерживать связь между собой и с командованием. Использовалась аналоговая недостаточно мобильная техника. В результате реформы появились спутниковые и цифровые системы, охватывающие как военнослужащих (экипировка «Ратник), так и высшие командные уровни и позволяющие в том числе проводить телеконференции. Примером техники нового поколения может служить переносная станция спутниковой связи «Аурига», которая использовалась в Сирии.

В 2008 году россияне не применяли средств радиоэлектронной борьбы для воздействия на систему связи грузинской армии, но уже на Украине им удавалось частично или полностью нарушить связь противника. Подразделения радиоэлектронной борьбы не только получили новое оборудование, но и выработали новые методики действия.

9. Интенсификация процесса обучения

Война показала, что уровень личной и групповой подготовки в сухопутных силах невысок. В колоннах при перемещении не поддерживалась должная дисциплина, плохо обученные водители не сохраняли необходимую дистанцию между отдельными единицами техники и подразделениями, на поворотах машины сбивались в группы, становясь легкой мишенью для противника. После войны в армии активно занялись боевой подготовкой на всех уровнях от индивидуального, батальонного и бригадного, до стратегического.

Учения перестали быть фикцией: они проходят в незапланированном режиме, а на них в опоре на полученный опыт ведения боевых действий отрабатываются конкретные боевые эпизоды. Сам процесс обучения переориентирован на участие в локальных, гибридных конфликтах. Учения стали обычной рутиной, а в подходе к ним офицеров и солдат произошел значительный сдвиг. Россияне сделали упор на тех аспектах, в которых в 2008 году возникали проблемы. Это маскировка, походное охранение, перестроение, рассредоточение сил и так далее.

10. Эффективное командование

После войны россияне усовершенствовали систему командования, которая не была способна адекватно реагировать на быстро меняющиеся боевые условия. Вместо неэффективной и неповоротливой многоуровневой структуры (военный округ — армия — корпус — дивизия — полк) появилась более простая, состоящая из трех элементов. Количество военных округов сократили с шести до четырех (к ним добавляется пятый — Арктический), они играют роль объединенных стратегических командований. Иерархия стала более прозрачной, объем полномочий офицеров расширился, приказы и донесения стали передаваться быстрее. Сейчас структуру командования трансформируют, ориентируясь на сетецентрический принцип управления войсками.

В трехзвенную систему (генеральный штаб — оперативное командование — бригада) позднее было решено внедрить промежуточные уровни: на основных оперативных направлениях это штаб армии, на второстепенных — штаб корпуса. В центральных органах министерства обороны и тыловых структурах прошли сокращения, что позволило повысить их эффективность.

Выше описаны лишь некоторые аспекты реформирования, модернизации и структурного преобразования вооруженных сил РФ, которые изменили их облик. Эти процессы затронули больше сфер, чем представлено в нашем списке и не всегда были связаны лишь с тем опытом, которые россияне получили в ходе войны с Грузией. В целом можно констатировать, что за последние десять лет произошли настолько радикальные перемены, что сегодняшняя российская армия значительно превосходит по эффективности ту, что была у России в 2008 году.


Источник: inosmi.ru

Загрузка...