День, когда Украина дрогнула: Иловайская мясорубка

 



Война на Украине
 


2018-08-14 17:37


Новости ДНР сегодня. Последние новости Донецкой народной республики 2018, Антимайдан Славянск. Новости. Бои в Славянске, Антимайдан Киев, Трагедия под Волновахой. Расстрел автобуса, Антимайдан Днепропетровск, Новости Луганска сегодня 2018, Ополченец Моторола. Командир отряда Спарта, Батальон Сомали. Командир ополченец Гиви. Видео новости, Киевская хунта, Новости Донецка и Макеевки сегодня 2018, , Новости Новороссии, Антимайдан, Антимайдан Украина, Сводки от ополчения Новороссии. Последние сводки с фронтов ДНР и ЛНР

Дамы и господа, «Спутник и Погром» продолжает писать о Донбасской войне — завершив публикацию цикла статей «Крепость Славянск» об обороне легендарного города весной и летом 2014 года, наш штатный военный историк Евгений Норин (известный вам, прежде всего, по материалам о Первой мировой), представляет вашему вниманию двухсерийный боевик о чудовищном по современным меркам сражении под небольшим городком Иловайском, что в окрестностях Донецка, где в августе и начале сентября силы ДНР зашили значительную группу украинских войск в так называемый «котел», который после длительных боев был ликвидирован. Противостояние в Иловайске является, вероятно, не только самым ожесточенным и кровопролитным эпизодом Донбасской войны, но и самым резонансным — известное обращение Владимира Путина к ополченцам 29 августа об открытии «гуманитарного коридора» для украинских военных и «добровольцев» относится именно к Иловайской битве.

В тексте ниже мы постарались описать события августа-сентября 2014 года максимально отстраненно, вне какой-либо идеологической повестки, рассматривая бои при Иловайске исключительно как эпизод войны во всем его развитии и динамике.

День, когда Украина дрогнула: Иловайская мясорубка, часть первая

Июль и август стали временем тяжелейших боев Донбасской войны. Если весной бой, в котором погибал десяток бойцов, был уже событием, то в июле в огонь с обеих сторон пошли мощные соединения с сотнями единиц техники и многочисленной артиллерией. В течение летних месяцев украинская сторона пыталась переломить ход войны глубоким охватом позиций ополчения. Постоянные атаки на разных направлениях выглядят довольно хаотично, но общий замысел вполне угадывается. Первоначальный план министра обороны Украины Валерия Гелетея и начальника генерального штаба Виктора Муженко состоял в том, чтобы отрезать ополчение от России и целиком взять в один гигантский котел, включающий всю территорию Новороссии.

Однако вскоре командование АТО открыло для себя новый факт: наступление по принципу “только вперед”, без учета ситуации на флангах и действий противника, чревато котлом и разгромом. Почти перекрывшие границу с Россией украинские части оказались отрезаны ударом со стороны высоты Саур-Могила, прижаты к границе и вскоре вынуждены были либо переходить в Россию, либо прорываться, теряя людей и технику.

Это сражение получило неформальное название «Южный котел», с него и начались настоящие бедствия украинских войск. Неудача не обескуражила руководителей силовой операции: они несколько уменьшили замах «клещей» и попытались разрезать Новороссию надвое, отделив Донецк от Луганска, одновременно продолжая удары по всему фронту.

В какой-то момент украинские войска поставили повстанцев в критическое положение, однако наступление украинских войск вскоре выдохлось. Удерживать фронт ополченцам позволял заработавший «военторг»: летом Россия начала активно поставлять самопровозглашенным республикам вооружение и боеприпасы.

Поставки позволили поставить под ружье куда больше желающих, чем это было возможно еще в мае и свести численное преимущество украинской армии до относительно приемлемого уровня: 2 – 2,5 к 1. При таком соотношении сил, учитывая исправление ситуации с тяжелым вооружением, ополченцы могли достаточно эффективно противостоять наступлению противника. Монополия на мощные артиллерийские удары украинскими войсками была потеряна, а активность авиации оказалась подломлена ПВО инсургентов.

В конце июля «поиски креатива» в киевских штабах увенчались формированием плана с одной стороны, достаточно скромного, чтобы его могли выполнить украинские войска, а с другой – достаточно решительного для того, чтобы при удаче переломить ход войны в свою пользу. На сей раз речь уже не шла о том, чтобы проглотить всю Новороссию сразу или хотя бы перекусить пополам. Однако замысел Муженко и Гелетея был достаточно реалистичным и как раз в силу этого опасным: отсечь конкретно Донецкую группировку ополчения.

Крупнейший город Новороссии с многочисленным гарнизоном был таким призом, за который стоило бороться.

Отсечение Донецка от снабжения боеприпасами со стороны российского «военторга», от тылов и источников подкреплений могло и должно было стать фатальным для Новороссии. Это рассекающее движение было тем более опасным, что обход грозил также с трудом обороняемой Горловке. Двух котлов одновременно ополчение точно не пережило бы.

Небольшому городку Иловайск в 35 километрах восточнее Донецка отводилась важнейшая роль в новом замысле. Прорыв в Дебальцево уже перерезал важнейшие артерии, связывавшие Донецк и Луганск, а со взятием района Иловайска украинские вооруженные силы перехватывали в районе Харцизска и Зугрэса последние серьезные дороги, связывавшие Донецк с остальной Новороссией. Таким образом, маленькая точка на карте приобрела стратегическое значение для войны и жизненно важное – для десятков тысяч сражавшихся и страдавших на войне людей.

Своеобразной изюминкой грядущей операции должно было стать широкое привлечение к ней сформированных во время войны добровольческих батальонов.

Полностью или отдельными ротами в походе на Иловайск была задействована целая россыпь этих формирований: «Прикарпатье» (он же «Ивано-Франковск»), «Днепр-1», «Шахтерск», «Херсон», «Свитязь», «Азов», «Миротворец», «Донбасс» и «Кривбасс».

Украинские планировщики исходили, очевидно, из того, что по сравнению с призывниками добровольческие отряды обладают более высоким уровнем боевого духа. Такая мысль не лишена резона, однако тактическая подготовка добровольческих частей не отличалась в лучшую сторону от обычной армейской, а серьезнейшим недостатком добровольцев как солдат было плохое снабжение тяжелым вооружением и не очень хорошая координация действий с другими родами войск. Украинская артиллерия была и остается довольно опасным противником, но россыпь батальонов не всегда могла с ней эффективно взаимодействовать. Одними добровольцами ударная группировка не исчерпывалась: в наступлении участвовали также сводные группы от мотострелков, танковой бригады и даже морские пехотинцы Центра специальных операций ВМС Украины.

Психологический портрет украинского добровольца довольно любопытен. Для них характерно специфическое сочетание позиций. С одной стороны, мы видим вполне искреннее альтруистическое желание освободить Донбасс, с их точки зрения стонущий под пятой российской оккупации.

«В нашей стране война и ее нужно остановить, не пустить дальше границ Донбасса, выдавить за государственную границу» – писал боец батальона «Днепр». С другой стороны, можно наблюдать полностью пренебрежительное отношение к мнению самих жителей Донбасса об их «освобождении». Например, доброволец «Азова» Иван Богданов изложил свое кредо по отношению к донбассцам вполне недвусмысленно: «То дерьмо, которое

Сталин завез на Донбасс в 30-е годы – не братья ни мне, ни тебе, и чем больше его исчезнет, тем скорее сойдет эта раковая опухоль». Еще прямолинейнее высказался другой «азовец», Александр Шаховский: «На унтерменшей заповедь «Не убий!» не распространяется».

Причем общее ожесточение по адресу «колорадов» независимо от их пола, возраста и даже участия в боевых действиях, было характерно для будущих кривбассцев и айдаровцев еще до начала активных боевых действий, то есть оно не было связано с мотивом мести за погибших товарищей или жертв среди гражданского населения.

Например, участник Евромайдана Максим Мазур энергично прокомментировал гибель людей в Одессе 2 мая: «У нас с друзьями есть хорошая традиция: готовить шашлык на майские праздники». Впоследствии этот человек воевал под Луганском в составе батальона «Айдар». Таким образом, участники иловайской битвы с украинской стороны были людьми, как минимум, уверенными в правоте своего дела, жестокими и целеустремленными. В боях вокруг Иловайска им предстояло столкнуться с не менее жестковыйными бойцами ополчения.

Украинские солдаты подтягиваются к Иловайску.

Несмотря на тяжелейшее положение на фронте, ополчение сохраняло высокий уровень боевого духа. «Батя орет по телефону, что кислород перекрыли и пора уже копать могилы, а я хожу, настроение отличное, я на войне!» – писал автору юноша-доброволец о тех днях. Другой ополченец в июле выражался более мрачно: «Весь вечер душит ярость. Желание убивать всех этих [негодяев]. Что сподвигло меня ехать на войну?

Мне всегда было похрен на политику. Но когда я узнал, что укропы бомбят гражданских… Это был перебор». В целом, у ополчения не наблюдалось обычного для проигрывающей армии упадка духа. Несмотря на серию отступлений и тяжелые бои, поток добровольцев не иссякал, а давно воюющие не демонстрировали признаков надлома.

Гарнизон непосредственно Иловайска уже успел побывать в огне. Его солдаты успели поучаствовать в пробитии коридора к российской границе и боях за Миусинск.

Часть гарнизона составляли «славянцы», бойцы отряда, вышедшего из окружения в начале июля. Руководил гарнизоном ополченец с позывным «Гиви».

О довоенной биографии «Гиви» мало что известно, однако под огнем он показал себя командиром решительным и умным, а его хладнокровие в огне навевает ассоциации с эпохой наполеоновских войн. Широко разошлась видеозапись, где этот ополченский командир в процессе интервью только небрежным движением головы удостаивает начавшийся артобстрел, а затем, не переменившись в лице, одаряет корреспондента еще горячим осколком «града», упавшим буквально у его ног. Начавший военную карьеру с должности водителя, он быстро превратился в сильного, решительного офицера и в августе сумел долгое время удерживать Иловайск против превосходящего неприятеля.

Спонтанные бои вспыхивали вокруг Иловайска еще в июле, но до начала августа эта активность не выходила за рамки обычных перестрелок. Ополченцы активно закапывались в землю, ожидая неприятеля, изучали местность, в общем, обустраивали полноценный опорный пункт. Командиры ополчения за несколько месяцев боев хорошо усвоили истину «десять метров окопа лучше двух метров могилы» и энергично превращали Иловайск в укрепленный район, готовый к тяжелой обороне.

Первое серьезное наступление на Иловайск было начато украинскими войсками 10 августа. Штурм проводили батальоны «Донбасс», «Шахтерск» и «Азов» при поддержке армейской артиллерии. Судя по всему, по украинскую сторону фронта очень смутно представляли себе положение дел: штурмующие были уверены, что в городе буквально никого нет, но на всякий случай подвергли Иловайск артобстрелу. В целом, планирование удара носило неистребимые черты халтуры: разведка толком не проводилась, а штурмующие не имели даже карт местности. После артиллерийского налета началось наступление пехотинцев. Вскоре выяснилось, что «никого нет» – ощутимое преувеличение: иловайский отряд начал организованно и весьма умело отбиваться. На подступах к городу была создана полноценная линия полевой обороны.

Ополченец Гиви. Непосредственно в момент, когда сделан этот кадр, к его ногам падает осколок «Града».

Немногочисленные защитники Иловайска опирались на укрепленные огневые точки и снайперский огонь. Снайперские обстрелы с большой дистанции прижали атакующих к земле. Попытка обстрелять позицию ополченцев из БМП кончилась тем, что у боевой машины заклинила пушка и заглох двигатель. Координаты артиллерии были даны неправильно, поэтому украинские пушкари добросовестно разгромили пустой участок местности.

Как и в Славянской эпопее, обращает на себя отличная квалификация ополченческих снайперов: многие атакующие были ранены с дистанции более чем в километр, то есть с предельной дальности для прицельного огня из обычной снайперской винтовки даже в руках профессионала.

Итог усилиям украинских солдат подвел участник штурма: «Мы каратели?! Да лоси мы сохатые. Махновщина. Ни оружия, ни связи, ни образования».

Среди прочих, в этом нелепом штурме был застрелен снайпером Николай Березовой, муж известной украинской журналистки Татьяны Черновол. За деятельную поддержку «крестового похода» на юго-восток эти люди заплатили самую высокую цену.

Вынос раненого. Плохо подготовленные атаки в начале августа тяжело обошлись штурмующим.

Рана не здесь, а вот где! Штурм Иловайска

Несмотря на трагикомический характер штурма, стало ясно, что положение дел обостряется. Ополченцы не стали доводить до греха и начали организованно эвакуировать из Иловайска тех людей, кто еще не уехал оттуда сам. В это время украинские военные охватывали Иловайск с запада, пытаясь нащупать слабое место в редутах повстанцев.

Этот прорыв был уже серьезным, а заткнуть все дыры во фронте ополченцы не могли по причине собственной малочисленности. Однако они были вполне в состоянии влиять на обстановку и не собирались покорно дожидаться гибели. К Иловайску начали в спешном порядке перебрасываться резервы, а на украинские части, обходящие город, посыпались контрудары.

В городе начали разгораться уличные бои. Артогонь стремительно превращал город в руины. Понимая, чем чревата потеря Иловайска, ополченцы перебросили к городку батальоны «Оплот» и «Восток», опытные, хорошо подготовленные части. Вскоре к ним присоединился отряд знаменитого Моторолы, работавший у ополчения одной из «пожарных команд» и постоянно перемещавшийся вдоль линии фронта на кризисные участки.

Поскольку сплошной линии фронта в духе войн прошлого столетия не имелось, стороны постоянно отсекали небольшие группировки друг друга от основных сил. Деревни и терриконы вокруг Иловайска переходили из рук в руки по несколько раз за сутки.

Снаряжение «Моторолы». Знаменитый командир участвовал в тяжелейших уличных боях за город и пулям не кланялся. Как видим, осколками повреждены и каска, и бронежилет, и автомат.

Как повстанцы, так и их противники сполна вкусили сомнительные радости боев в окружении.

«Гиви» отчаянно фехтовал своими скромными резервами, и удерживал сам Иловайск, но вокруг города положение постепенно ухудшалось. В итоге, расчищая себе путь массированными артобстрелами, украинцы сумели окружить Иловайск. Кольцо не было достаточно плотным, но какое бы то ни было снабжение гарнизона оказалось крайне затруднено. Контратаками периодически удавалось восстанавливать связь с городом, но положение ополченцев сделалось весьма шатким.

18 августа украинцы серьезно поддержали добровольческие батальоны армейскими частями и атаковали Иловайск с двух сторон. Штурм не оказался полностью успешен, но привел к захвату части города. Как часто бывает в уличных боях, группы ополченцев и военных иногда перемешивались.

В этих боях был серьезно ранен минометным огнем одиозный командир батальона «Донбасс» Семен Семенченко. Отдельные группы украинских солдат периодически сами оказывались в окружении. Битва постепенно заходила в тупик: ни новороссийские, ни украинские солдаты никак не могли переломить ход сражения в свою пользу.

В силу хаотического характера боя, не всегда можно было понять, кто кого окружает. 20 августа на украинской стороне уже писали об окружении батальона «Донбасс» и потере связи с некоторыми другими частями. Ополченцы располагали собственной многочисленной артиллерией и широко ее применяли, так что ничего похожего на мучительное сидение под обстрелом в Славянске в Иловайске не было. «Грады» и гаубицы не могли, конечно, превратить бои за городские кварталы в «битву техники», после каждого обстрела пехота должна была своими руками выбить противника из домов и подвалов.

Население массово бежало из города. Многие успели уехать до начала штурма, кого-то ополченцы вывозили автобусами уже в ходе сражения. В целом, Иловайск покинуло примерно три четверти из довоенного семнадцатитысячного населения.

Отряд ополченцев

Хотя ополченцы на удивление успешно отбивались от штурмующих город батальонов, в конечном счете бодание «лоб в лоб» было бесперспективным. Украинская армия как таковая имела больший запас прочности, чем повстанческие части, могла позволить себе более высокие потери. На неприятельской стороне осознавали шаткость положения.

Группировку под Иловайском нужно было усилить. Украинская общественность пыталась воздействовать на киевское правительство популярным на Украине способом: посредством митингов. Ополченские командиры руководили операциями более традиционным способом: посредством приказов, но и они постепенно осознали, что для радикального изменения обстановки надо искать какое-то иное решение.

Украинские войска бросили на Иловайск сильную группировку и позволили ей полностью ввязаться в кровопролитные уличные бои. Подбрасывая все новые и новые части в Иловайск, Муженко до предела ослабил части, прикрывающие коммуникации сил, воюющих вокруг города.

В самом городе уже сложилась критическая обстановка и изъятие каких-либо сил оттуда было чревато непредсказуемыми последствиями и для «Збройных сил» и для войск Новороссии. Однако ополчение уже успело приготовить для противника потрясающий воображение контрудар.

Ветер с востока. Контрнаступление ДНР

В середине августа разведка выявила слабость украинских войск на флангах Иловайской группы. Ополченцы при помощи разведывательных беспилотников и допроса пленных обнаружили, что командование силовиков делает им попросту царский подарок. Тылы Иловайской группы обороняли буквально один полноценный батальон («Прикарпатье») и несколько разрозненных боевых групп, разбросанных жидкой цепью по блокпостам.

Естественным решением стал фланговый удар. Атаки шли по двум направлениям: с востока на запад вдоль российской границы от Успенки и с севера на юг от Донецка и Моспино. К 23 августа механизированные группы закончили сосредоточение и были готовы к наступлению. В это время солдаты и офицеры на передовой уже обнаружили признаки грядущего удара, однако начальник генерального штаба Украины Муженко заявил, что это только демонстративные действия и никакой опасности нет.

24 августа на параде по случаю дня независимости Украины министр обороны Валерий Гелетей заявил, что операция развивается по плану. В этот день ударные группировки ополчения взломали оборону украинских войск и начали быстро выходить в тыл Иловайской группировке. Противостоящие им слабые бригады украинских войск практически мгновенно были смяты. Батальон «Прикарпатье» неорганизованно начал отход, проще говоря, бежал.

Блокпосты украинских войск уничтожались прицельным огнем артиллерии и сминались танковыми ударами. Украинский офицер описывал побоище в тылу:

«28-ая бригада была сильно разбита, особо наш тыл они бы не защитили. Но у них хотя бы была бронетехника. А 5-й батальон – он вообще был без бронетехники и без ничего. Но мы знали, что они у нас сзади, и они хоть как-то могли бы сообщить, что их атакуют и они уйдут с блокпоста. Этого не было. Когда русские подошли к ним и сказали, что дают 4 часа на то, чтоб они ушли с блокпостов, 5-й батальон молча снялся ночью, сел в автомобили и уехал, не предупредив нас, что в тылу никто не остается.

Потом уже мне командир одной из рот 28-й бригады позвонил и сказал: “Юра, извини, мы уходим с блокпоста, иначе нас всех убьют”. Спасибо ему за это.

Два дня «Градами» и «Ураганами» обстреливали поселок Кутейниково. Именно блокпосты, в том числе тот, который у нас сзади находился. Мы потом поняли, что их просто выдавили дальше в тыл. Со стороны Амвросиевки зашли русские войска. Сняли мой 5-й блокпост, взяли в плен до 30 человек, которые там находились, и расстреляли блокпост номер 4. Это был блокпост 2-й роты охраны, Димы Прохорова. На 4-м блокпосту из 25 или 30 человек только четверо смогли спастись, остальные все остались там, на поле боя».

На украинской стороне, в принципе, осознали, что происходит нечто незапланированное, но значения происходящему не придали. Эксперт Центра военно-политических исследований Украины Константин Машовец 25 августа отметил некие перемены на фронте (лексика эксперта сохранена):

«Сегодня видно какому-то колорадо-полководцу стукнуло в голову немного покреативить и он решил “ударить по украм с фланга”. Думаю, именно этим объясняется неудачная попытка вато-командующих поиграть в Гудериана».

Эксперт Центра военно-политических исследований Украины Константин Машовец

Пока эксперт иронизировал, группировка «игроков в Гудериана», наступавшая от Моспино на юг, продвинулась за сутки на 22 километра и уже 24 августа перехватила основные коммуникации украинских отрядов, сражавшихся за Иловайск. Напомним, что значительную часть этих сил составляли отдельные батальоны, лишенные развитого тыла. Для таких частей даже кратковременная подсечка путей подвоза могла стать смертельным ударом.

Управление сохранили только отдельные группы украинских войск. Командующий в одном из секторов генерал Литвин был вынужден поспешно уходить с компункта, обстреливаемого артиллерией. Части армейских 51-й и 28-й механизированных бригад были разгромлены и в беспорядке откатывались.

Никаких резервов, способных остановить механизированные кулаки наступающих, у украинцев не имелось. Снабжение Иловайской группы войск пока держалось на проселочных дорогах, по этим же дорогам украинцы могли попытаться вывести окружаемые в Иловайске части. Но похоже, на украинской стороне действительно настолько презирали ополчение, что окружаемым велели «держаться» и начали аврально собирать силы для прорыва извне.

Подбитый танк украинской 17 танковой бригады.

Ополченцы за несколько дней выбили из Иловайска остатки окруженцев и разблокировали собственные охваченные в городе части. Эти бои были не менее напряженными, чем раньше, особенно отчаянно защищались окруженные в железнодорожном депо (выбить оттуда окопавшихся украинцев ополчению удалось только при помощи тяжелых минометов, пробивавших бетонную крышу), но дело здесь было уже решенное: для потерявших тылы войск единственным выходом было бегство или гибель.

Тем временем южнее Иловайска разворачивалась драма борьбы за котел.

27 августа кольцо окружения окончательно замкнулось. Ополченцы активно развивали успех, наступая на запад и юг. Ударом к морю был занят Новоазовск. Передовые части ополчения вышли к Волновахе, оставляя Иловайский котел глубоко в тылу.

Нельзя сказать, что украинское командование полностью бросило котел на произвол судьбы. Для прорыва котла извне, в район Иловайска выдвинулись найденные буквально по сусекам части. Однако попытка прорыва к окруженной группировке провалилась в результате отвратительного командования на всех уровнях и полного отсутствия координации между частями внутри и снаружи котла и «пидроздилами» деблокирующей группировки между собой.

Стиль боевых действий в ходе деблокировочной операции отлично иллюстрирует марш и бой ротной тактической группы украинской 92-й механизированной бригады. Несмотря на скромное название, это формирование насчитывало более двух тысяч бойцов, 16 танков и было, таким образом, хотя бы теоретически, достаточно грозной силой. Однако перед выдвижением на фронт эта боевая группа не проходила ни обучения, ни слаживания. Солдаты вместо стрельб пытались реанимировать сломанную технику, которой, к тому же, не хватало запчастей. 23 августа группа выдвинулась в зону боевых действий.

трофей

Офицеры не имели карт местности, поэтому их пришлось покупать в магазине.

Задачи на марш командованием колонны не ставились. Топлива в БТР имелось по 30 литров при расходе литр на километр. Со связью были серьезные проблемы: часть радиостанций изначально была без аккумуляторов, а часть все-таки имевшихся аккумуляторов вскоре оказалась разряжена. Колонна блуждала в районе Волновахи, довольно далеко от места сражения, не имея конкретных указаний и не представляя, где находятся неприятельские ополченцы и дружественные силовики.

Первые потери группа понесла от «дружественного огня», попав под обстрел украинских гаубиц. Техника ломалась, из-за чего были часты остановки для ремонта. На Иловайск основная часть колонны так и не сумела даже выдвинуться, попав под систематический обстрел артиллерии повстанцев из-за линии горизонта.

Артиллерия действовала точно и целенаправленно: на вражескую колонну артиллеристов ополчения наводили разведывательные беспилотники. Персонал этого нового для ополченцев тонкого инструмента войны готовился с весны, и теперь применение БПЛА в связке с артиллерией давало сокрушительный эффект.

Управление колонной распалось, солдаты и командиры потеряли друг друга. Стихийно сколоченные группы распадались из-за общей неорганизованности или же под обстрелами. Огонь артиллерии, механические поломки и исчерпание топлива быстро прореживали парк техники и добавляли все новых и новых убитых и раненых. Колонна прошла в общей сложности всего около сотни километров за пять суток и к концу этого перехода полностью развалилась.

Украинские солдаты, деморализованные и истощенные, выходили из зоны боев неорганизованными группами.

Подавляющее большинство из них так и не увидело противника. Впрочем, тем, кто все-таки столкнулся с заслонами ополченцев, повезло еще меньше.

Вечером 27 августа авангард колонны был обстрелян из минометов, а затем колонна внезапно столкнулась с подразделением ополченцев. Силы повстанцев украинцы оценили следующим образом: мотострелковая рота, танковая рота, одна минометная и одна артиллерийская батарея. Достаточно скромный по численности отряд; на победу над таким противником украинская группа теоретически могла рассчитывать. На практике же колонна шла без боевого охранения и разведки.

Первоначально совершавшиеся проходы БМП по флангам для поиска засад были отменены под предлогом необходимости ускорения движения. Из-за этого встреча с ополченцами (украинцы предполагали, что это российские военные) оказалась для командования и солдат колонны полной неожиданностью, повстанцы же ожидали явления неприятеля во всеоружии. Первым на огонь новороссийской пехоты напоролся случайно выехавший вперед бензовоз. Начался дикий хаос, в котором никто не отдавал и не выполнял приказов. Как раньше никто не руководил маршем, так теперь никто не руководил боем.

В дополнение к общему беспорядку оказалось, что часть бортового вооружения бронетехники не работает (проверить оружие перед маршем просто не успели). По утверждениям украинских солдат, им удалось подбить две бронемашины ополченцев. Скромность заявки позволяет предположить ее правдивость. Однако почти вся техника колонны была потеряна. БТР, танки, САУ и грузовики превратились в груды металлолома.

В этом коротком бою погибло более сорока солдат, уцелевшие выходили из боя пешком. Сколько людей было убито на марше артиллерийским огнем – неизвестно. Потери ополченцев в этой мясорубке можно смело оценить как минимальные.

Мрачная работа, разбор поля сражения. Пробоины на стекле и тело возле грузовика свидетельствуют о печальной судьбе водителя и пассажиров.

Добавлено в 04:36История разгрома деблокирующей группировки производит попросту фантасмагорическое впечатление. Взрослые люди, в том числе кадровые офицеры, выглядят как персонажи плохого фильма ужасов, без особого успеха пытающиеся в туманной пустоши скрыться от безжалостного маньяка. Две с половиной тысячи лет назад было сказано: «Посылать на войну необученных людей значит предавать их».

Впрочем, жестокий разгром деблокирующей группировки стал не самым кровавым событием Иловайского побоища. Самое страшное ждало украинцев впереди…

Сваренные заживо. Бои украинских войск в окружении.

Вокружении оказались остатки нескольких отдельных добровольческих батальонов и отдельные армейские части. Командование окруженцами осуществлял генерал-майор Хомчак. Понимая, что извне не будет нанесено серьезного контрудара, а круговая оборона приведет только к разгрому окруженных, генерал решил организовать прорыв.

Тем временем с неожиданным заявлением выступил Владимир Путин. 29 августа он призвал ополченцев открыть гуманитарный коридор для выхода окруженных украинских войск. Сложно сказать, каких целей он предполагал достичь таким жестом. В целом, ополченцы спокойно относились к идее таких коридоров, резонно полагая, что техника и вооружение в целом виде для них важнее, чем пехота. Переговоры с Хомчаком были начаты.

Среди условий беспрепятственного выхода через Старобешево была выдача пленных ополченцев (по утверждениям украинских источников — российских десантников) и передача оружия и техники. В вопрос о технике и уперлось все дело. По каким-то неясным причинам украинская сторона сочла, что получит возможность уйти в полном вооружении и чуть ли не с развернутыми знаменами.

Были сформированы две колонны общей численностью примерно в тысячу человек. Естественно, ни о чем подобном речи не шло. Кроме того, уже на марше возникла заминка. Хомчака попросили подождать 15 минут для согласования вопроса о проводке котла «на высшем уровне». Нервы генерала не выдержали, и это спровоцировало трагедию.

Хомчак распорядился ничего не ждать, а вместо этого идти на прорыв.

Украинцы попытались вырваться из ловушки, открыв огонь. Юрий Лысенко, и. о. командира роты 39 территориального батальона, рассказывал:

«Хомчак в ответ сказал, мол, мне некогда ждать, мне надо спешить. В приказном порядке — все по-боевому, прорываемся и будем атаковать русских. Этот приказ был выполнен. Головная машина пошла в атаку. Естественно, русские начали стрелять в ответ. А батальоны наши были наполовину обезоружены — они большинство боеприпасов уже спрятали, запаковали для перевозки. Осталось только то, что носили на себе — автоматы, в основном.

Естественно, колонна на полном ходу выдвинулась с поселка. И никто не знал, что нас будут атаковать. Дорога была узкая — обычная сельская дорога, где впритирочку машины расходятся. Слева и справа поле. И на 200 метров с обеих сторон, как мы потом узнали, поле было заминировано. Русские знали, что мы могли атаковать или нарушить договор. Они заминировали полностью все поля, поставили в лесопосадках свою технику и минометы, и были готовы. Когда начался обстрел — пошли в машины прямые попадания минометов и танков. Мы с моими ребятами были в конце колонны. Получилось так, слава Господу, что мы проскочили до Червоносельского, это буквально 4 километра от Многополья. Я был на УАЗике, за мной ЗИЛ и остальные, приехали под село — и я уже узнал, что мои два человека погибли. Это Саша Самосадов и Сережа Нестратенко. Саша получил осколок в затылок и на месте скончался. А Сережа — его ранило, он полз по полю и рядом стоял танк… прямое попадание, взрыв — и он сгорел заживо». Позднее Лысенко передал слова пленившего его офицера: «Вы ни с того ни с сего сели в технику и начали атаковать — у нас не было выхода, кроме как обороняться».

Генерал-майор Руслан Хомчак

На дороге началось кошмарное избиение прорывающихся войск. На открытой местности техника и люди становились легкой добычей для любого вида оружия. Хомчак каким-то образом сумел уехать с несколькими комбатами и некоторым числом раненых. Но многим не повезло так, как генералу. Практически вся техника прорывающихся была подбита. Раненые лежали прямо в полях, никем не подбираемые. Через какое-то время удалось наладить сбор раненых при помощи пленных врачей, но до подхода помощи дожили не все.

Это окончательно сломило окруженных. В течение нескольких дней из котла пытались выйти полями одиночки и небольшие группы. Часть окруженцев отказалась сдаваться. Эти люди были в основном перебиты или пленены. 31 августа министерство обороны Украины засекретило всю информацию о происходящем под Иловайском. Как нетрудно догадаться, делу эта секретность мало помогла. До 2 сентября шла зачистка котла. Было взято множество пленных для такой не слишком масштабной войны, масса людей так и осталась ненайденными ни среди живых, ни среди мертвых. Пропал без вести во время боев командир украинской 51 бригады, ее начальник штаба попал в плен.

К началу сентября бои вокруг Иловайска закончились. Закончились полной победой повстанцев и катастрофой украинских войск.

Последствия неудачного прорыва украинских войск

Тогда считать мы стали раны…

Потери ополчения в этой битве неизвестны. Министр обороны Украины Валерий Гелетей заявил о гибели в сражении трехсот российских солдат. К вопросу об участии российской армии в сражении мы вернемся позже, а пока остается констатировать, что эта цифра, очевидно, названная «от фонаря», является единственной численной оценкой потерь повстанцев и это, конечно, оценка сверху. Людские потери украинской стороны также оценить трудно.

Гелетей сообщил о потере армии 107 человек убитыми. Все участники сражения по обе стороны фронта единодушно считают эти данные заниженными. Напомним, что только в бою ополчения со злосчастными вызволителями котла вечером 27 августа погибло более четырех десятков украинских военнослужащих.

Слова министра тем более вызывают сомнения, что поименный список погибших оказался по неясным соображениям засекречен. Отдельно осложняет подсчеты «лоскутность» группировки, разбитой под Иловайском: украинские солдаты принадлежали к разным подразделениям, часто разнесенным в пространстве на несколько тактических групп — одна из которых билась под Иловайском, а другая находилась в другом месте — и даже к разным силовым ведомствам. Семен Семенченко, командир батальона «Донбасс», оценил общие потери украинских войск в тысячу убитых, раненых и пленных.

Самую радикальную оценку украинским потерям дал глава временной следственной комиссии парламента по расследованию обстоятельств сражения Андрей Сенченко.

Андрей Сенченко, глава временной следственной комиссии парламента по расследованию обстоятельств сражения

По его словам, в сражении силовики потеряли до 3500 человек. Потрясающие цифры, учитывая, что бои продолжались и позднее. Более сдержанно оценивал потери в котле украинский журналист Юрий Бутусов. По его словам, на прорыв пошло более тысячи человек, из которых около 650 либо прорвались, либо были вскоре отпущены повстанцами из плена. Таким образом, безвозвратные потери в котле составили около 350 человек. Проблема этого подсчета в том, что он, по сути, ничего не показывает: не все окруженные участвовали в общем прорыве, 650 счастливчиков включают обменянных пленников, а потери ранеными не учитываются здесь вовсе.

Поражение в Иловайском котле сделало весь южный фланг украинских войск недееспособным.

Последующий «бег к морю» ополченских отрядов и их выход к Волновахе попросту не встретили сопротивления. Упорная борьба против прорывающихся на юг и запад отрядов началась только в Мариуполе. Сомнительно, чтобы такой сокрушительный эффект произвела потеря даже и тысячи бойцов. К тому же, как мы знаем, украинские солдаты пробивались из котла неумело, но весьма упорно, и чтобы взять массу пленных, ополченцам, очевидно, требовалось убить и ранить не меньше людей. Наконец, высокие людские потери понесла деблокирующая группировка. Все это заставляет предполагать уровень общих потерь «Збройных сил» (в том числе ранеными) на уровне нескольких тысяч солдат и офицеров.

С потерями украинской стороны пленными ясности больше. Здесь мы располагаем оценкой руководителя украинского Центра освобождения пленных Владимира Рубана.

По его словам, к моменту окончания основных боев в котле (но до окончательной зачистки) в плену у ополченцев находилось около семисот пленных, из которых 80% были захвачены под Иловайском. Небольшая группа иловайских пленников была освобождена чуть ранее в качестве жеста доброй воли. Таким образом, можно оценить число украинских солдат, попавших в плен под Иловайском, приблизительно в 550-600 человек. Для украинской войны с ее относительно небольшими масштабами это тяжелейшие потери.

Очень серьезно пострадали отдельные части украинского контингента. Так, в сети был опубликован детальный, повзводно, разбор потерь батальона «Донбасс». По штату батальон насчитывал 497 человек. Из них 103 человека погибли или пропали без вести, 97 попало в плен и 105 было ранено. Заявления ополченцев об истреблении украинских добровольческих батальонов можно слышать часто и, как правило, оказывается, что та или иная часть потрепана, но остается боеспособной. Однако в данном случае уровень потерь достигает 60% штатной численности, не говоря о реальной. Таким образом, в данном случае действительно можно говорить о разгроме батальона.

Владимир Рубан, руководителя украинского Центра освобождения пленных

Наказание невиновных, награждение непричастных

Украинское общество было шокировано происшедшим. Четыре трупа возле танка дополняли утренний пейзаж слишком выразительно, чтобы воспринять поражение у Иловайска как обычные превратности войны. Рассказы вышедших из котла внушали ужас, а видеоролики с несчастными униженными пленными, покорно прыгающими под жизнерадостное закадровое «Кто не скачет, тот москаль!» или марширующими по Донецку под конвоем, вызывали не только сочувствие к захваченным в плен, но и желание понять, кто виновен в случившемся.

Ответ на сакраментальный вопрос «Кто виноват?» в версии украинской военной прокуратуры оказался откровенно издевательским. В поражении были обвинены солдаты территориального батальона «Прикарпатье».

Уничтоженная БМП

Как гласит заключение военной прокуратуры, «После первого обстрела, к которому бойцы батальона не были готовы, „просто снялись и пошли“. Ординарец командующего сектора догнал их и дал письменный приказ остановиться или начать выполнять хотя бы комендантскую функцию на этом рубеже. Однако бойцы пошли дальше.

Также останавливали их и отдавали приказ в Днепропетровске, однако бойцы батальона его тоже не выполнили. Садимся в вертолет — командующий Сухопутными войсками, я, мой первый заместитель — летим в Кировоград, Знаменку. Посадили в поле вертолет, идем к ним.

Они перекрыли дорогу — мне стыдно это говорить, квантунская армия: кто-то пьян, босые, вооруженные до зубов, с боевым комплектом гранат на поясе, направили РПГ на вертолет. Военнослужащие поехали домой колонной из школьных автобусов с выбитыми оконными стеклами, 17 „Уралов“ и семи „отжатых“ автомобилей без номерных знаков или со знаками Донецкой области».

Кроме того, постфактум выяснился специфический порок командира батальона. Отважный комбат оказался, по версии прокуратуры, алкоголиком, стяжавшим славу не нации, а Бахусу и несущим смерть не ворогам, но бутылкам вина.

Неизвестно, насколько эти уверения прокуроров соответствуют действительности, однако можно точно сказать, что репутация и карьера комбата такими обвинениями загублена.

С одной стороны, картина достаточно неприглядная, особенно пикантно выглядят «отжатый» у населения транспорт и угрозы командующему гранатометом. С другой, спонтанные проявления паники и падение уровня дисциплины типичны для любой проигравшей битву армии во все времена, и если за состоянием дисциплины в батальоне не следят, это может быть поставлено в укор только командованию батальона и высшим начальникам.

Солдаты «Прикарпатья» в изложении прокурора выглядят не лучшим образом. Однако мало найдется армий, в которых дисциплину поддерживают сами бойцы, и приведенный отрывок вызывает вопросы скорее к руководству украинским контингентом, бросившему так скверно вымуштрованный батальон в бой.

Знал ли генерал Муженко, что одна из ключевых ролей в спланированном им сражении отведена «квантунской армии», а ее командир, говоря прямо, пьяница? Если не знал, то какова цена командующему, не имеющему представления о состоянии собственных сил? Если знал и все же возложил оборону важнейшего участка фронта на «квантунскую армию», то отставка без права ношения мундира — весьма мягкое и гуманное наказание для такого полководца.

Наконец, возникает вопрос: почему у командования украинских войск не оказалось под рукой никакого резерва и бегство единственного батальона привело к коллапсу всей иловайской группировки?

На стороне ополчения мы видим постоянное маневрирование резервами. Как только у Иловайска обозначился прорыв, «Восток», «Оплот» и группа Моторолы буквально соткались из ниоткуда. Стремительная реакция на происходящее и ввод свежих сил в нужный момент на нужном участке стали залогом блестящего успеха «сепараторов». На украинской же стороне сумели только сколотить формально довольно многочисленную группу для прорыва в котел извне, на деле имевшую, как оказалось, ничтожную боевую ценность.

Впрочем, руководители силовой операции полагают, что операция была спланирована и проведена ими как должно. «При планировании и проведении операции по освобождению Иловайска Донецкой области не было допущено ни одной серьезной ошибки» — заявил министр обороны Украины Валерий Гелетей.

В этой связи дезертирство из рядов украинских войск выглядит весьма естественным: далеко не всем хочется оказаться в безымянной могиле по результатам столь безошибочно проведенной операции. Однако блестящие, аустерлицкого масштаба, успехи Гелетея на поле брани настолько впечатлили украинское правительство, что 12 октября он был вынужден оставить свой пост.

«Гиви» и «Моторола». Стойкость их отрядов обеспечила не только удержание города, но и быстрый успех контрнаступления

Призрачное войско

На Украине является, по сути, общепринятой точка зрения, согласно которой ход сражения за Иловайск был переломлен российской армейской группировкой, вторгшейся на территорию Украины. Этот тезис серьезен и требует рассмотрения.

Вопрос об участии в Иловайском сражении российских войск остается дискуссионным. Украинская сторона заявляла о вторжении армии РФ в страну буквально с весны, и сами по себе очередные декларации мало что стоят, особенно если вспомнить, что в списке «вторгшихся» соединений присутствовали, например, расформированные воинские части. Задержание нескольких российских десантников неподалеку от границы Украины и России выглядело откровенным курьезом. Однако летом появились сообщения о гибели в зоне конфликта уже не добровольцев, а русских военных.

Российские журналисты собрали сведения примерно о полутора десятках солдат и офицеров, погибших при сомнительных обстоятельствах.

Украинской стороной был составлен список почти из сотни убитых, однако значительная часть «покойников», не зная о своей безвременной кончине, продолжает публиковать сообщения на страницах в соцсетях. Признать этих людей мертвыми затруднительно. Тем не менее, 16 человек из украинского списка, судя по всему, действительно мертвы (в пользу этого свидетельствуют фотографии могил, соболезнующие записи родственников и пр.), и, вероятно, погибли именно в период Иловайского сражения. Правда, «в период» не значит, что они были убиты именно под Иловайском: бои шли повсюду. Тем не менее, можно попытаться использовать это число в качестве точки опоры.

Такое количество погибших, с одной стороны, безусловно, веский довод в пользу непосредственного участия российских войск в конфликте. Однако это же количество жертв полностью дискредитирует тезис о крупномасштабном российском вторжении и о том, что регулярные российские войска составляли костяк отрядов Новороссии.

Если сотни и тысячи украинских солдат гибнут и попадают в плен, нанося российским войскам такие потери, это значит, что Украина располагает не армией, а детским садом для избиения вежливыми иродами. Судя по всему, «работники военторга» действительно в небольшом количестве участвовали в конфликте, но не задержались на полях сражений надолго и вскоре покинули театр боевых действий. На ум приходят аналогии с российскими добровольцами на Балканах в 90-е годы, когда на каком-либо участке фронта могло находиться буквально два-три добровольца, но слух «русы на линии» создавал у мусульман впечатление крупных противостоящих им русских отрядов. Идея в острый момент подкрепить отряды повстанцев небольшими регулярными частями вполне естественна, но по политическим соображениям Кремль, видимо, не задействовал крупных соединений.

Ополченцы под Иловайском

Взявшие меч, мечом погибнут

Иловайский котел обозначил точку перелома. Ополчение одерживало победы, в том числе довольно крупные, и до битвы за городок восточнее Донецка. Однако разнообразные тактические окружения не приводили к качественным переменам. Украинские войска упорно продолжали идти к своей цели, словно не замечая сыпавшегося на них града ударов. Ни «Южный котел», ни последовавшая цепочка окружений, казалось, не сказывалась на интенсивности атак и возможностях наступающих. Между тем, украинская армия имела определенный запас прочности, и этот запас постепенно, исподволь, исчерпывался.

Несмотря на декларируемый массовый энтузиазм украинского общества по поводу борьбы с «колорадами», на деле мобилизация шла медленно и с огромным трудом.

Еще более плачевной оказалась ситуация с техникой. Деградация украинской промышленности после распада Советского Союза привела к тому, что государство, унаследовавшее у СССР мощнейший ВПК, к началу реальной войны попросту не смогло обеспечить армию достаточным количеством современной боевой техники.

Циклопические советские запасы либо растаскивались на запчасти, либо отправлялись на экспорт. В результате массовая потеря техники существенно сказывалась на боевых возможностях армии. По данным ресурса lostarmour.info, ведущего базу данных уничтоженных и захваченных в конфликте боевых машин, украинские войска утратили уже более 500 единиц бронетехники против примерно полусотни машин, потерянных ополченцами.

Такого катастрофического соотношения потерь Украина, как выяснилось, попросту не может себе позволить. Украинская армия начала страдать от нехватки вооружения и снаряжения. В качестве бронетехники начали использоваться даже комичные «гантраки» — обшитые металлом гражданские автомобили. Привычное зрелище для частных войн мексиканских наркобаронов, но скандальное для промышленно развитой европейской страны.

Из всей трофейной техники ополчения одних только танков насчитывается 41 штука. Этого хватит на один полноценный танковый батальон. На фото Т-64БВ в составе подразделения «Оплот»

В ходе Иловайской битвы, и в том числе по ее результатам, количество перешло в качество: украинские войска на южном участке фронта начали быстро откатываться, уже не только не имея надежды сломить повстанцев в ходе летней кампании, но отчаянно пытаясь выкроить силы хотя бы для обороны уже завоеванного с мая по июль.

К тому же под Иловайском погибло или попало в плен помимо армейцев значительное количество солдат добровольческих батальонов. Эти люди далеко не всегда были хорошо подготовлены и обучены, но именно в их исполнении можно было видеть упорную оборону в окружении и наиболее отчаянные прорывы из окружения. Ополчение перемололо далеко не худших солдат из тех, кем располагали украинские силы на этой войне.

Хотя ополченцы по-прежнему уступают противнику в людских ресурсах, военные руководители Новороссии выглядят по сравнению с украинскими коллегами выходцами с другой планеты, а опыт и высокий боевой дух солдат позволили успешно провести короткое контрнаступление даже при таком неблагоприятном соотношении сил.

Иловайская баталия переломила ход событий и положила конец важному этапу противостояния Украины и Новороссии.

Самопровозглашенная республика одержала важнейшую военную победу, и похоже, что на ближайшее время Украина отказалась от надежд победить Новороссию военным путем.

Чем бы не закончилась история Новороссии, ее войска уже вписали себя в золотой пантеон русской воинской славы Иловайской эпопеей, показав в ней как выдающееся мужество рядовых ополченцев, так и впечатляющее тактическое и стратегическое мастерство командиров ополчения.

Политики и олигархи могут творить что угодно, но русские — по-прежнему Боги Войны.

Финал. Ополченец на берегу Азовского моря. Контрнаступление принесло действительно впечатляющий успех.

Источник: m.vk.com

Загрузка...