Сербска Краина и ЛДНР – сестры-близнецы по судьбе?

 



Война на Украине
 


2018-05-03 20:41


Антимайдан Крым, Киевская хунта, Новости Белоруссии, , Сводки от ополчения Новороссии. Последние сводки с фронтов ДНР и ЛНР, Новости Новороссии, Антимайдан Киев, Антимайдан, Новости ЛНР сегодня. Последние новости Луганской народной республики 2018, Новости ДНР сегодня. Последние новости Донецкой народной республики 2018, Антимайдан Украина

В Донбассе опять стреляют. И.о. главы ЛНР Леонид Пасечник еще 2 мая 2018 года заявил, что конфликт в Донбассе вновь перешел в горячую стадию. А в ночь на 3 мая из танков и гранатометов массировано обстреляли пригород Горловки в ДНР.

Лютуют ВСУ: украинская сторона буквально на днях сообщила, что убила «четырех боевиков». В ответ на «сепаратистские вылазки». Но ополченцы ДНР и ЛНР не отвечают, а только помогают хоронить мирных жителей и своих бойцов. Они просто обязаны присмотреться и учесть, что же изменилось или еще может измениться в связи с тем, что Киев с 30 апреля текущего года официально прекратил АТО (антитеррористическую операцию) и начал ООС (операцию объединенных сил). И многие опять заговорили о реанимации идеи так называемого «хорватского сценария» в решении судьбы самопровозглашенных ДНР и ЛНР в Украине. Как раньше, точно так же, в 1995 году, решили судьбу тоже самопровозглашенной Республики Сербска Краина (РСК) в Хорватии. Особенно если вспомнить, что украинские генералы и войска, видимо, страшно обрадованы тем, что к ним из США пришли наконец-то противотанковые ракетные комплексы «Джавелины». То самое «летальное оружие», которого, по мнению Киева, как раз и не хватало для «остаточной» украинской победы.

И как ни странно, в судьбе хорватской СРК и украинских ДНР с ЛНР очень и очень много похожего. Во-первых, республики образовались в ответ на неправомерные действия центров – Загреба и Киева. Неправомерные, с точки зрения их жителей – сербов Хорватии и русского, русскоязычного и русскоговорящего и русскоориентированного населения украинского Донбасса. Когда Хорватия в июне 1991 года провозгласила свою независимость от Югославии, она в новой своей конституции немедленно признала живущих на ее территории сербов нацменьшинством, а не государствообразующей нацией, как было раньше, по конституции Югославии. И сербы трех регионов Хорватии в декабре того же 1991 года провозгласили свою независимость. От Хорватии.

Точно так же в ответ на попытки Киева загнать под лавку и дискриминировать русский язык, сразу после госпереворота 22 февраля 2014 года отменив закон о языках, в считанные недели автономный Крым «ушел» в Россию и возникли ДНР и ЛНР. И даже то, что Украина после развала СССР уже почти 23 года была независимой, не меняет сути дела. В копоти и крови «евромайдлана-2014» родилась новая Украина – ксенофобская, агрессивная, резко поменявшая курс как внутренней, так и внешней политики – от России и СНГ на Запад.

Во-вторых, и руководство тогдашней Хорватии президента Франьо Туджмана, и вожди нынешней Украины президента Петра Порошенко взяли на идеологическое вооружение для мобилизации «титульных наций» - хорватов и украинцев – пещерный ксенофобский национализм, переходящий в современных условиях в неонацизм. В Хорватии героями для подражания и предтечами стали усташи, а в Украине – украинские националисты из ОУН-УПА. Все они не только подкармливались с ладони «фюрера немецкого народа» Адольфа Гитлера, воевали на его стороне в годы Второй мировой войны и потом из-за границы гадили своим странам - СССР и СФРЮ, якобы борясь за независимость Хорватии и Украины. Как заметили многие исследователи, у них даже мобилизующие лозунги, зовущие на борьбу, были похожими: «Серба на вербу» - усташей, «Москаляку на гиляку» - укро-нацистов. А один из идеологов усташей, организатор геноцида против сербов, цыган и евреев, носящий погоняло «министр культуры с автоматом» Миле Будак в 1941-м поставил задачу однопартийцам: «Убить треть, изгнать треть и обратить в католичество треть сербов». А через пару лет его «коллега», главнокомандующий УПА, гауптман немецкого вермахта и несостоявшийся Герой Украины Роман Шухевич напутствовал уже украинских борцов за независимость: «...Не запугивать, а истреблять. Не надо бояться, что люди проклянут нас за жестокость. Пусть из 40 миллионов украинского населения останется только половина – ничего страшного в этом нет». Так они действовали. В годы Второй мировой войны. А потом в неоусташи в Хорватии против СРК в 1991 – 1995 годах. И пытаются или готовятся действовать сейчас укро-неонацисты, ведущие ВСУ в бой, в Украине против ДНР/ЛНР.

В-третьих, Киев не отказывается окончательно от идеи повторить «хорватский сценарий» против Донецка и Луганска, стремясь уничтожить непокорных, изгнать несогласных и запугать оставшихся в живых жителей мятежных регионов. Как и усташской Хорватии в 1995-м, так и неонацистской Украине в 2018-м, нужны территории, но не люди, там живущие.

Суть «хорватского сценария» сводится к тому, чтобы накопить военные силы, довести их численность до несоразмерного превосходства над «врагом» и всей мощью обрушиться на него, военным путем достигая победы, каленым железом выжигая любое сопротивление и проводя зачистку от «чужих элементов». Так и случилось с СРК, когда в 1995 году (в мае – операция «Молния», а в августе – операция «Буря») 200-тысячная армия Хорватии, при помощи НАТО перевооруженная, натренированная и оснащенная, обрушилась на разрозненную по трем анклавам армию СРК (общая численность где-то 40-45 тыс. чел.) и смела ее с лица земли. Похоронив и независимость СРК: две ее части пали в боях до 10 августа 1995 года, а Восточная Славония, Баранья и Западный Срем были при помощи ООН окончательно интегрированы в Хорватия через три года. Но из Хорватии бежали 250 тысяч сербов.

Украина, объявив в апреле 2014-го АТО, тоже пыталась подавить ДНР и ЛНР военной силой на рубеже 2014-2015 годов и даже заняла часть территорий мятежных областей. Но потом все равно получила отлуп и закончила двумя сокрушительными поражениями в Иловайском и Дебальцевском котлах. С тех пор в Донбассе и ведется война нервов и малой крови, которую назвали «гибридной» и которая уже унесла более 10 тысяч жизней солдат и мирных жителей по обе стороны линии противостояния. Но Киев, похоже, вынашивает планы решить все силой. И в это у него есть и помощники, и вдохновители. И количество беженцев из Донбасса уже исчисляется, увы, миллионами...

В-четвертых, судьбы СРК и ДНР с ЛНР похожи даже по геополитическому антуражу. На линии разграничения между Хорватией и СРК стояли миротворцы ООН, что должно было бы гарантировать мирный исход переговоров между двумя республиками. Но когда начались операции «Молния» и «Буря», то миротворцев лишь уведомили о начале боев за три часа до их начала. И под пулями сражающихся погибли и были ранены 18 миротворцев из Чехии, Дании и Непала (только один – от сербской пули). А генсек ООН потом в своем докладе по резолюции 1009 (1995) рассказывал: хорваты в операции «Буря» вообще использовали захваченных миротворцев ООН и пленных солдат СРК в качестве «живого щита».

Украина же борется за введение «голубых касок» ООН в зону ООС для того, чтобы за их спинами провести разоружение ополченцев ДНР/ЛНР, провести зачистку несогласного населения и восстановить свой контроль над участком границы между Россией и самопровозглашенными республикам. В этом суть резолюции по миротворцам в Донбасс, которую предлагают Киев и его западные союзники. Москва, разумеется, против, и это подвешивает ситуацию.

Сходство между СРК и республиками Донбасс еще и в том, что их всячески старались помирить с «метрополиями» при помощи всевозможных мирных соглашений и планов. В СРК это был план «Загреб-4» («Z-4»), подготовленный в посольстве США в Хорватии. Для ДНР и ЛНР существуют «Минские соглашения-2» («Минск-2»). Выполнение обоих документов могло гарантировать мирное сохранение территориальной целостности Хорватии и Украины. Но Загреб выбрал войну и типа победил. А вот нынешний Киев не хочет выполнять «Минск-2», потому что это означает его бесславный политический конец: после переформатирования по этому документу Украина из централизованной и унитарной станет федеративной, что абсолютно урежет права центра. А неонацисты в Киеве, и те, кто спекулирует на их идеологии, и слышать об этом не хотят.

И, наконец, в-пятых, судьба СРК зависела от помощи Югославии, в которой главную скрипку играла Сербия. Судьбы ДНР и ЛНР – во многом в руках России, которая выступает единственным гарантом шаткого, но мира и жизней мирного населения в этом регионе. И СРК в конечном итоге ориентировалась на вхождение в состав Сербии. Точно так же, как в ДНР с ЛНР все громче и громче звучат голоса о вхождении в Россию по примеру Крыма. Но ни Белград, ни Москва так и не признали независимость своих «соискательниц». А разница в том, что к 1995 году Сербия находилась в международной изоляции, против нее уже действовали и собирались вводиться многочисленные санкции: военные, экономические, политические. культурные. И Белград, по сути, вынужден был бросить на произвол судьбы СРК, которую потому легко и задавили.

А вот с ДНР и ЛНР все посложнее. И не только потому, что их частично признали в мире: лишь в свою очередь частично признанной Республикой Южная Осетия, но все же, как говорится, это только начало. Так как в мире, похоже, создается свой некий союз малых непризнанных и частично признанных государств, что создает новый дипломатический прецедент и новую сетку так называемой народной дипломатии. Ту же Южную Осетия, например, признали не только Россия, но и Венесуэла, Науру и Никарагуа, плюс еще пять непризнанных и частично признанных государств планеты. И что самое удивительное и характерное: в 2005 году начало свою работу правительство СРК в изгнании во главе с ее последним президентом 61-летним Миланом Мартичем, осужденным Гаагским трибуналом по Югославии к 35 годам заключения, которое он и отбывает в тюрьме эстонского города Тарту. Цель его -- добиться для сербов «больше, чем автономии, но меньше, чем независимости, в Хорватии». А в 2008 году это правительство СРК признало независимость Абхазии и Южной Осетии...

Но главная сложность для Киева не в том, что он хочет и может «сожрать» и раздавить ДНР с ЛНР, а в том, что кто же ему даст это сделать. Даже сейчас, когда Россия сама подвержена международным санкциям и провозглашена на Западе «исчадием ада на земле». Но, как замечают многие наблюдатели, Россия 2018 года – это вам не Сербия 1995-го. И вообще - не Сербия. И – это самое, пожалуй, главное, Украина Порошенко – это вам не Хорватия Туджмана. Несмотря на неонацистов там, и там. Многие намекают, что Украина может напасть в Донбассе то ли к инаугурации Владимира Путина (7 мая 2018 года), то ли к Чемпионату мира-2018 по футболу. Надеясь на то, что Москва не ответит адекватно, чтобы не портить «торжества». Но есть же другая сторона медали: инаугурация уже скоро, ЧМ закончится к июлю, а дальше что?

Вот ответ на это вопрос не дает спокойно жить не только Киеву, но и его внешним кураторам, несмотря на присланные в Украину «Джавелины». Ведь, как говорится, российские танки с ополченцами ДНР и ЛНР на броне грязи не боятся, а главное сходство между санкциями и, к примеру, горчичниками в том, что и те, и другие надо вовремя снять. Или научиться их не замечать. Хотя, конечно, все может быть: Россия, напоминаю, как и Сербия, независимость симпатизирующих ей республик не признала...


Источник: antifashist.com

Загрузка...