В день открытия движения по Керченскому мосту СБУ провела обыски у СМИ, которые при желании можно классифицировать как российские — РИА Новости Украина (помимо редакции, украинская охранка наведалась и в квартиры журналистов) и RT. Задержаны и увезены силовиками руководитель РИА Новости Украина Кирилл Вышинский (схвачен у своего дома) и журналист RT Андрей Бородин.

Официальные лица из Москвы, как всегда происходит в подобных случаях, выразили возмущение и глубокую озабоченность происходящим, а также намекнули на некие ответные меры. Вот только почему-то в Киеве это явно никого не беспокоит. Потому что там реакцию России замеряли уже не раз, постепенно поняли — бояться нечего.

Напомним, как все начиналось. Причем, в гораздо более тяжелых условиях сразу же после победы Майдана, когда националисты правили бал на улицах столицы Украины. 

Сначала в ночь с 8 на 9 мая 2014 года главный офис «Сбербанка» в Киеве атаковали боевики «Черного комитета», а 14 июня 2014 года российское посольство подверг штурму «Правый сектор»*, а точнее, ультрас, собранные Социал-национальной ассамблеей (первое время входившей в общий альянс праворадикалов), тыловой структурой батальона «Азов». Ответных мер не последовало и это запомнили. Впрочем, вскоре и руководство страны, и добробаты оказались напуганы до глубины души разгромом под Иловайском, взяв который они обещали идти на Донецк и далее чуть ли не до Москвы. Тем более, что после иловайского котла де-факто был открыт путь на Киев.

Правда, тогда на Киев никто не двинулся и к началу зимы 2014 года страх начал сходить, но в январе 2015 года последовал новый сокрушительный разгром — под Дебальцево. Повторный урок и радикалы, и их кураторы-силовики запомнили надолго. Российские (или хотя бы близко) представительства в Киеве и других городах трогать боялись.

Только в феврале 2016 года бойцы Добровольческого движения ОУН* Николая Кохановского, главные отморозки на радикальной сцене, атаковали офисы «Сбербанка» и «Альфа-банка» в Киеве. Затем в марте националисты разных мастей дважды атаковали посольство России, в августе — офис Россотрудничества, в сентябре — снова посольство: сначала за день до выборов в Государственную Думу забросали диппредставительство петардами и дымовыми шашками, а непосредственно в день выборов нападали на идущих голосовать в посольство граждан России и пытались ворваться на его территорию. В ноябре 2016 года оуновцы вновь напали на один из офисов «Сбербанка» в Киеве.

Все это сошло с рук — и дальше нападения пошли по нарастающей. В марте 2017 года к ним присоединился ранее благоразумно выжидавший «Национальный корпус», устроивший замуровывание дверей в российских банках во всех крупных городах страны, а в апреле того же года — атаку своих юных боевиков на офис Россотрудничества.

Постепенно у нападавших пропал всякий страх, и если в 2016 году атаковать офис Россотрудничества в Киеве националисты предпочитали ночью, а в 2017 году могли максимум стоять у забора и угрожать, то с начала 2018 году уже врывались в здание средь бела дня, нагло и безнаказанно унижая сотрудников и оскверняя флаг России. Ведь уже всем стало понятно — ничего, кроме сотрясания воздуха, Москва в ответ не сделает, это «бумажный тигр, который рычит, но не кусает», как говорил Мао Цзэдун.

Возникает вопрос — МИД и дальше планирует «выражать глубокую озабоченность»? Или все-таки что-то делать в ответ? Потому что сейчас это все больше походит на комедию. А ведь сотрудникам внешнеполитического ведомства платят не за «отбывание номера на сцене», не за выступления перед журналистами, а за результаты работы. Если результат работы — то, что в соседней стране все привыкли, что о Россию можно безнаказанно раз за разом публично вытирать ноги, то, видимо, надо делать какие-то выводы?

И ведь смешно говорить, что «у нас нет методов воздействия». Достаточно задуматься — на Украине врываются в редакции наших СМИ, а в это же самое время в прайм-тайм на российских телеканалах с нападками на Россию выступают украинские «эксперты» (причем — как уверяют знающие люди — потом получающие за это внушительные суммы в твердой валюте в конвертиках по завершении каждой передачи), а аккредитованный в Москве украинский журналист Цымбалюк хвалится в интервью украинским СМИ, как хамит в лицо москалям. Достаточно просто выслать разом вон этих персонажей. И не надо говорить, что, мол, «мы не можем опускаться до их уровня». Потому что пока что мы соглашаемся сами опуститься просто до неприличного уровня, но несколько другого.

Что же касается методов воздействия, то регулярно слыша рекламу какой-нибудь водки «Хортица» в российских магазинах, или выступления украинских исполнителей (многие из которых вроде «Время и стекло» открыто славят бандеровскую хунту в соцсетях) в Москве и других городах (например, «борец с российскими оккупантами» Джамала незадолго до «Евровидении» выступала на пафосном вечере в Красной Поляне), и прочее и прочее, то верится в отсутствие таковых на Киев слабо. Другое дело, что проще не делать ничего. Но тогда не надо удивляться, что нам раз за разом будут с азартом плевать в лицо.

* Организации запрещены в России Верховным судом РФ