Женщина, потерявшая мать в результате обстрела со стороны ВСУ, даст показания в УНТ

 



Война на Украине
 


2018-04-15 18:25


, Новости Луганска сегодня 2018, Киевская хунта, Антимайдан Украина

Людмила Фальченко, мать которой погибла у подъезда собственного дома в результате артобстрела Луганска со стороны киевских силовиков 15 августа 2014 года, даст показания в качестве свидетеля в Украинском народном трибунале по расследованию военных преступлений режима президента Украины Петра Порошенко против граждан Украины (УНТ). О случившемся в те злополучные дни женщина рассказывает ЛИЦ.

Я, Фальченко Людмила Алексеевна. 1955 года рождения, луганчанка. У меня 46 лет трудового стажа, всю жизнь проработала в Луганском национальном университете имени Даля на кафедре подъёмно-транспортной техники. Работала инженером первой категории, частично преподавала.

Когда это всё началось, наша кафедра очень сильно пострадала, её разбомбили. Но мы оставались на кафедре, было нас всего три человека. Я оставалась, как говорится, на боевом посту, сохранила все документы, дипломы – наша кафедра единственная, кто не вывез дипломы.

Мама моя, Фальченко Мария Никитична, 1930 года рождения, уроженка Ростовской области России. С 1949 года жила в Луганске, работала, потом вышла на пенсию. Я её досматривала, она болела, серьезно пострадала еще подростком в (Великую Отечественную) войну. Она была уже совсем глухая, и не очень хорошо понимала, что у нас тут тоже началась война.

В июне мы с ней были вдвоём, жили мы недалеко от университета – на квартале Жукова, в 19-м доме, обычной панельной пятиэтажке. Она все время была дома, а я на работе. Поскольку в квартире жарко, я её периодически выводила на улицу, посидеть на лавочке.

Когда случился первый авиаудар по Луганской (областной государственной) администрации (2 июня 2014 года), украинские самолеты как раз летали в районе нашего университета. В тот момент я была на балконе, а эти самолёты на бреющем полёте между нашим домом и 36-й школой пролетают, я, прям, видела этого лётчика, но просто тупо не понимала, что это. А мама вообще ничего не понимала, я ей объясняю, что люди погибают, но без толку. Когда уже позже начались артобстрелы, я как-то руку её на подоконник положила, и когда почувствовала, что трясёт, так стала хоть что-то соображать, стало до неё доходить.

Несмотря на обстрелы уезжать мы не собирались – некуда. А нас тогда сильно обстреливали: кварталы Якира, Жукова, Солнечный. На перекрестке "Полтинника" (квартал 50-летия Октября) тогда 18 июля убило восемь человек. На (квартале) Ватутина возле рынка тоже убитые прямо на улице лежали. Целенаправленно выбивали целые подъезды жилых домов, очень много было осколочных ранений у людей, слышно было: то там забрали, то там. А вот в том же "Оксфорде" (престижный жилой комплекс в районе Далевского университета), например, ни одного стекла не было разбито.

В июле мы ещё на работу ходили, те, кто в городе остались. В конце июля нас начали просто отправлять с работы домой для безопасности, и закрывать университет – обстрелы города шли каждый день. Проблема осталась одна: достать воды, и что-то поесть. Свет отключили. За водой ходили к Свято-Владимирскому собору, там была водокачка. Рано утром начинается обстрел, а мы все с колясками бежим за водой, понимаем, что осколки, но бежим. Две-три ходки сделаем. И возле храма Александра Невского тоже была колоночка, но там женщину убило, было много раненых, гаражи разбило, и мы туда перестали ходить. За едой бегали на рынок на "Полтиннике".

Начиная с 11 августа нас начали очень сильно обстреливать. Видно было, как "грады" летят в сторону аэропорта и областной больницы со стороны Счастья. Ночью слышно, как наши ездят диверсантов и бандитов вылавливают, и ночью тоже идут обстрелы. Но мы живём, и люди остались, мы тогда уже все друг друга знали в лицо.

В тот день, 15-го числа, пошла как всегда за водой, два раза бегала. Потом посадила маму на лавочке возле дома. Она говорит, мол, хлеба хочу, а его нигде нет. Думаю, побегу, поищу – может где-то, что-то... В 8.30 говорю ей "Иди домой!", - громко на ушко, а сама, мол, побегу по кварталу, может хлеб найду.

Отошла метров на 500 в сторону (квартала) Солнечного, а тут начался обстрел интенсивный. Видела, что были взрывы сильные то ли у нас, то ли на (квартале) Якира. Я всё-таки нашла и купила хлеб.

Прибегаю назад, возле соседнего дома люди бегают, ополченцы на бронетранспортёрах раненых забирают. Возле 13-го дома мужчина лежит убитый. А возле нашего дома разорвался снаряд, соседи бегают заклапотанные, а мамы нет. Она у меня была маленькая, 150 сантиметров роста, никуда не ходила и не могла далеко уйти. Я, мол, что случилось? Соседи молчат. Мама – где? Молчат…. Вижу стёкла выбиты, деревья валяются. Кто-то сказал, мол, что женщину убило, деревом завалило, может это ваша мама. Ну, я подхожу, смотрю, халатик мамин. Попросила ребят поднять это огромное дерево. Судя по воронке, в трёх метрах от неё разорвался снаряд. Голову ей отсекло осколком. Обожженная вся и еще раздавило деревом.

Соседка с верхнего этажа выбросила простынь, мы накрыли её. На удивление я была спокойна, но теперь мысль, как же её хоронить: ни связи, ни машин, ничего?! Соседи подошли, посмотрели, всем интересно, но тут же и разошлись – у каждого своя забота. И я одна.

Побежала к дому, где мужчину убило, там его жена. Я к ней, мол, что делать?! Она говорит: "Приезжали ополченцы, забирали раненых, а за убитыми приедет "скорая"". Жара под 40 градусов. У той женщины сын помог и соседи, занесли тело в дом, он-то целый. А тут груда костей и всего…. Сижу на лавочке одна во всем свете, часа три так сидела…. Приехала "скорая" после обеда, после 12-ти. Вышла медсестра, сказала, мол, труп забирать не будем. Я осталась, как в пустыне, одна. Сижу, думаю, как же мне ехать в областной морг, тут стреляют в направлении него.

Стала собирать вещи на похороны. Положили ее на двери, на лавочку возле подъезда. Вынесла воду. Голову кое-как прибинтовали к шее, как-то обмыла, собрала все вместе. Всё, что мама приготовила на смерть, я на неё надела, обижаться не должна. Соседи занесли ее с жары в подъезд, на площадку. Как-то переночевала. За всё это время я ни звука не издала, закоченела и всё.

На утро пошла на улицу. Едут бронетранспортёры, а я стою посреди улицы, одета в шорты и в майку, седые волосы всколочены и безумные глаза, а в руках только паспорта. Они посмотрели, как на дуру, и поехали дальше. Смотрю, едет частный транспорт, я ложусь на дорогу, ребята выскочили, мол, что случилось? Говорю, маму убило, мне надо в областной морг за справкой. А у ребят кого-то тоже убили в этих домах. Они говорят, мол, на бензин нам дай и довезем.

Поехали. Кругом блокпосты, проехать невозможно, но в морг пропускали. Когда мы туда приехали, я ужаснулась: ни света, ни холодильников, ничего. Всё завалено телами - и в морге, и на улице рядом с ним. Некоторые в мешках, в каких-то простынях, тряпках, кто-то в разорванных. Я в страшном сне не могла себе представить такое. Просто месиво тел и куски отдельные лежат. Жара, все черные. И запах…

Меня тут еще и "добили": говорят, мол, надо тело привозить, без тела справки не дадут. Мне-то медсестра со "скорой" тогда никакой справки не дала, когда приезжала. Мы вернулись с ребятами домой, и мне врач дал адрес маленького похоронного бюро на (квартале) Молодёжном. Рано утром пошла на Молодёжный, взяла все деньги, что были, а там мне в ответ: "Мы без справки не повезём, что хотите, то и делайте". Вот что делать, хоть руки на себя накладывай?!

Я пешком пошла в центр города, вокруг стреляют. Пришла к профсоюзу (здание Федерации профсоюзов на улице Коцюбинского), зашла в 15-й кабинет со своей проблемой. Мне там помогли, как могли, и посоветовали идти в МВД. Милиционеры, когда я пришла, первым делом осмотрели мои руки, потом извинились и сказали, что у меня, мол, безумные глаза, и они вначале подумали, что я под наркотиками. Там я ещё просидела несколько часов - у них лишь одна машина занималась сбором тел.

Наконец приехала труповозка, загрузили маму, она уже вся черная была, и поехали мы в морг. Нам дали справку, мол, будет оказываться помощь на погребение. Затем поехали на городок завода "ОР" (Октябрьской Революции), там работало бюро похоронное. И потом вообще все быстро, мол, прощайтесь- прощайтесь, будем гроб забивать, и едем на старое кладбище за автовокзалом. Я говорю: "Так оно же закрытое"?! Оказалось, там уже выкопаны ямы для погибших от обстрелов Украины. Вот так я и похоронила маму.

Вечером, как вернулась на Жукова, начались у меня проблемы – отказали почки, начало останавливаться сердце. Как я пережила ту ночь, вообще не понимаю. Потом я долго лечилась, меня подолгу госпитализировали, но проблемы со здоровьем теперь у меня по сей день.

Обещанную помощь, кстати, я так и не получила, и по этому поводу, насколько мне известно, есть уголовные дела в Генпрокуратуре и в МГБ.

***

Ранее Украинский народный трибунал выдвинул обвинения против восьми деятелей преступного режима Порошенко, включая самого президента Украины.

Инициативная группа граждан Украины, проживающих в Донецке и Луганске, 15 марта объявила о создании народного трибунала по расследованию военных преступлений, совершенных в Донбассе режимом президента страны Петра Порошенко. К работе Украинский народный трибунал по расследованию военных преступлений режима Порошенко против граждан Украины (УНТ) приступил 20 марта. Первое судебное заседание УНТ состоялось в Донецке 26-27 марта. Трибунал будет действовать в соответствии с украинским законодательством, а также с учетом норм международного права. В работе УНТ принимают участие председательствующие в судебном процессе Елена Шишкина, Любовь Батяшова и Татьяна Кравченко; обвинитель Сергей Кожемякин; защитник Елена Гридина; 12 присяжных, определенных жеребьевкой из числа подавших заявки, шесть из них - с Луганщины.

УНТ планирует рассмотреть преступления, совершенные не только самим Порошенко, но и высшими должностными лицами его режима, в частности, секретарем совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) Александром Турчиновым, министром обороны Степаном Полтораком, главнокомандующим ВСУ Виктором Муженко, экс-секретарем СНБОУ Андреем Парубием, главой МВД Арсеном Аваковым, премьер-министром Владимиром Гройсманом, экс-премьером Арсением Яценюком и другими. Все желающие могут направить вопросы, предложения, замечания, а также оставить заявку для участия в Украинском народном трибунале на его интернет-сайте.


Источник: lug-info.com

Загрузка...