Варшава-Москве: Будем дружить, когда Украина и Беларусь под нами будут

 



Война на Украине
 


2018-04-08 20:11


Антимайдан, Антимайдан Украина, Новости Белоруссии,

Поляки мечтают встать под Смоленском

Отношения у Варшавы с Москвой могут улучшиться только в одном случае: если Украина и Белоруссия вновь перейдут под польский контроль, а польско-российская граница будет проходить под Смоленском. Такой своеобразный рецепт преодоления нынешнего негатива между странами предложил бывший глава Министерства национальной обороны Польши Ромуальд Шереметьев.

В интервью, которое этот 72-летний политик дал недавно общенациональному изданию The Polska Times, подробно анализируются не только проблемы российско-польских отношений, но и глобальные вопросы геополитики. Анализируются, правда, исключительно с позиции ярого антисоветчика с сорокалетним стажем, коим пан Шереметьев, собственно, и является. Причем, в его рассуждениях как-то одновременно уживаются и мания преследования, и мания величия:

«России хорошие отношения с Польшей не нужны. Как раз наоборот: Польша воспринимается как враг, как коварный поляк, как сказал бы Фёдор Достоевский, если вопрос касается политики России — как внутренней, так и в особенности внешней», — утверждает экс-министр.

При этом он уверен, что Варшава никогда не согласится вновь играть роль российского вассала. И ему грезится возрождение Речи Посполитой.

«Должна быть создана Речь Посполитая, которая включит в себя Белоруссию и Украину, а польско-российская граница будет проходить под Смоленском, а еще лучше — за Смоленском. Тогда наши отношения с Россией могли бы быть хорошими», — констатирует Шереметьев.

Однако почему-то он забыл добавить, что Речь Посполитая в максимальных границах кроме Украины, Белоруссии и части России распространялась также на территории нынешней Литвы, Эстонии, Молдавии и Словакии.

Что скажут они?

Впрочем, ни с Минском, ни с Киевом, ни, тем более, с Москвой эти далеко идущие планы тоже явно не согласованы…

Удивляет еще то, что весь этот цветистый бред исходит не просто от отставного министра-русофоба, а от человека, имеющего научную степень доктора военно-исторических наук. Который, кстати сказать, всего года два назад убеждал, что Польша хочет видеть в Украине и в Белоруссии «свободных и демократических соседей». Соседей… А не саму себя…

Вопрос, насколько популярен сегодня в Польше «рецепт», который озвучил пан Шереметьев?

— Скорее, это у них такая мечта несбыточная, — комментирует ситуацию старший преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачёв. — Польскую политику определяют люди дворянского происхождения (в основном, мелкопоместного дворянства), у многих из которых предки жили на территории Украины, Белоруссии, Литвы. Для них присоединение этих территорий к Польше — своего рода возвращение к корням.

Вряд ли большинство вменяемых людей в польской элите верят в то, что границу Польши удастся отодвинуть так далеко на восток.

Скорее, там существует иной план — превратить Польшу в доминирующее государство в Центральной и Восточной Европе, в сферу влияния которого будут входить все территории в треугольнике Грузия — Эстония — Словения. Примерно так…

«СП»: — По сути, это предусматривал проект «Междуморье», выдвинутый еще Пилсудским после Первой мировой войны.

— Да. Только тут уже «Междуморье», где имеется в виду не два моря, а целых три — не только Балтийское и Черное, но и еще Адриатическое.

Польша мнит себя великой державой, примерно равной Германии и Франции. И даже большей, чем Италия.

То, что она находится всего-навсего в нынешних границах, с их точки зрения, это величайшая историческая несправедливость, которую надо как-то исправить. И если в полной мере перекроить границы невозможно, то надо хотя бы создать такую сферу влияния.

По убеждению польской элиты, более-менее пристойные отношения с Россией возможны только после того, как Польша путем превращения себя в значимую державу избавится от своих исторических комплексов. Потому что с их точки зрения именно Россия виновна в том, что произошла такая несправедливость и Варшава утратила свой великий статус.

Но что-то подсказывает, что ни в каком случае отношение польской элиты к России хорошим не будет.

«СП»: — Каковы перспективы осуществления подобных планов? И как на все это посмотрит даже не Россия — Германия?

— А вот здесь Польше надо, вообще-то, задуматься о сохранности своих западных границ. Если Германия (без всякой войны) займётся созданием силезской и поморской народностей, используя то, что в Силезии и Поморье на юго-западе и северо-западе, соответственно, достаточно много до сих пор живет протестантов, и их диалекты сильно отличаются от польского языка — в основном за счет германизмов, вот тут Польше придется несладко.

Кроме того, вряд ли Чехия захочет податься в польскую сферу влияния. У них отношения достаточно непростые, потому что чехи, будучи самыми богатыми в этом регионе, тоже мнят себя неким таким центром. Пусть не политическим, но, по крайней мере, экономическим.

Сомнительно, что и Венгрия «ляжет» под Польшу.

Что касается постсоветского пространства, то тут, конечно, Украина, а в будущем, возможно, и Белоруссия будут такими «слабачками». Но максимум, наверное, чего Польша сможет добиться — при самом лучшем для себя раскладе — это включить пять областей Украины и какую-то часть Брестской и Гродненской областей Белоруссии.

«СП»: — Так они заглядываются еще и на наш Смоленск…

— Но тут мы точно расшириться им не позволим. И гораздо западнее — не позволим.

Но, если рассуждать гипотетически, то, наверное, Галиция, Западная Волынь и район Гродно нам не так интересны. Поэтому здесь мы, скорей всего, не будем возражать, если обстоятельства сложатся так, что эти территории вернутся в состав Польши. Они для нас такого уж значения не имеют.

Эксперт Центра украинистики и белорусистики МГУ им. М.В. Ломоносова Дмитрий Степанов, в свою очередь, считает, что заявление Шереметьева можно рассматривать в двух измерениях:

— С точки зрения самих поляков, точнее, польского исторического и национального сознания, а также с точки зрения международной политики и истории международной политики.

Но в любом случае «рецепт» Шереметьева в ближайшие десятилетия неосуществим.

Идея о восстановлении Польши в границах до 1772 года — т.е. до первого раздела Речи Посполитой — это одна из краеугольных идей вообще восстановления польского государства, как это было в 1919 году. Тогда подобные идеи высказывались в окружении Юзефа Пилсудского, который был главой польского государства — «начельник паньства», как они его называли.

Такие идеи, так или иначе, должны были возродиться после того, как из Польши ушел социализм. Когда прекратила свое существования Польская Народная республика.

То, что предлагает Шереметьев, с одной стороны, может вызывать некоторую иронию. Но здесь есть и одна очень опасная вещь…

«СП»: — Поясните.

— Дело в том, что его заявление о расширении территорий для того, чтобы улучшить отношения, как ни странно, наталкивает нас на аналогию с бывшим нашим общим с поляками врагом — нацистской Германией. В тридцатые годы была очень популярна, особенно среди стран западных демократий, идея умиротворения агрессора. Идея, суть которой была в уступках и попустительстве: считалось, что надо было бросить нацистской Германии куски. А «кусками» были целые страны, которые потеряли свою независимость — Чехословакия, отчасти и Польша.

В результате это привело к Второй мировой войне. Это — первое.

Во-вторых, действительно, в истории наших взаимоотношений с Западом неоднократно выстраивались позиции о некоем «санитарном кордоне», целью которого является полное исключение России из Европы.

Да, он включает в себя несколько стран Восточной Европы, польским землям здесь предоставлена центральная позиция.

«СП»: — Почему именно ей?

— Представим себе совершенно фантастическую ситуацию, при которой белорусские правящие элиты и украинские правящие элиты откликнутся на призыв со стороны Варшавы… В этом случае Россия с европейской стороны своих границ, в некоторой степени окажется в изоляции.

Понятно, что сейчас проект такой глобальной Польши в Восточной Европе нереализуем. Но, в принципе, великодержавные польские амбиции существуют. И при определенной возможности их будут пробовать реализовать.

Просто пока главная преграда на пути этих возможностей — это те самые страны, которые Польша как бы намеревается включить в сферу влияния, но которые пока не идут ей навстречу.

И, конечно, главный противовес — это Россия. Допустить поляков — членов НАТО до границ Смоленской области, это внешнеполитическая катастрофа.

А что может случиться через 50 лет, способны сказать только футурологи.

Международное положение: Военный эксперт рассказал, чем опасна война России и США


Источник: svpressa.ru

Загрузка...