Три года без Бузины: как это было. Колонка Максима Равребы

 



Война на Украине
 


2018-04-17 11:42


Антимайдан Киев, Антимайдан Украина

Мой день начался с того, что просматривая свои электронные архивы, я наткнулся на скан сообщения от 15 апреля 2015 года украинского издания Depo.ua. Сейчас оно входит в состав издательского дома «Картель». До марта 2014-го СМИ принадлежало россиянам, а после было куплено гражданином Украины. В 2014 году очень многие издания и издательские дома сменили собственников в связи с государственным переворотом на Украине и начинающейся войной. Изменилась тогда и редакционная политика: с журналистики на агрессивную пропаганду режима.

Так что пусть никого не удивляет тот заголовок издания Depo.ua, который я сейчас приведу. Я увидел и сохранил его на память аккурат в день публикации. Потому что материал, к которому относился заголовок, касался лично меня. Вот перевод с украинского:

«Следующей жертвой после Бузины может стать скандальный журналист Равреба».

Depo.Власть 16 апреля 2015 22:05.

Следующей жертвой убийц может стать пророссийский журналист Максим Равреба. Такой вывод можно сделать из статьи depo.ua «Как подставили власть с убийством Бузины и Калашникова». Как отмечает автор статьи Андрей Сантарович, накануне убийства Калашникова и Бузины на сайте «Миротворец», созданном при участии украинских правоохранителей, появились страницы обеих жертв с их личными данными. При этом характер публикаций, добавленных одним и тем же автором под никнеймом «404», свидетельствует о том, что, скорее всего, сайт был взломан, а данные на Бузину и Калашникова добавлены, чтобы подставить украинских правоохранителей. Также автор статьи обращает внимание, что сегодня на «Миротворце» появилась статья о Максиме Равребе. И  добавлена она тем же самым пользователем под никнеймом «404».

А вот врать не дам! Дело в том, что я на «Миротворце» был еще до того, как это стало мейнстримом. Но обо всем по порядку.

Три года без Бузины: как это было

Эта прелестная заметка была проиллюстрирована моим портретом огромного формата, который авторы без разрешения взяли из моего паблика. В тот день в шести километрах от моей квартиры во дворе своего дома был убит писатель Олесь Бузина. А накануне вечером при совершенно схожих обстоятельствах — политик Олег Калашников. С обоими я был лично знаком. С обоими меня связывали события. Но главное, что было общим, — взгляды на жизнь.

Несмотря на то, что с Олесем Бузиной мы были коллегами, я с ним виделся всего два раза в жизни. Хотя с удовольствием читал его произведения.

А вот с Олегом Калашниковым, до «майдана» меня совсем ничего не связывало. Мы проходили мимо друг друга в Верховной Раде, не здороваясь и не замечая. Он — как депутат, я — как журналист. А вот во время «майдана» мне довелось познакомиться, пообщаться, а затем — часто видеться с Олегом. Он был ведущим на сцене «антимайдана». Все дни, начиная с момента, когда в Мариинском парке был разбит палаточный лагерь, и до самого конца. Калашников замечал меня, здоровался, и во время «перекуров» любил постоять-поболтать, попыхивая неизменную сигару. А вот Олесь Бузина никогда на «антимайдан» не являлся и никак с ним связан не был. А может и не хотел.

По большому счету в «антимайдан» весьма умный писатель верить и не мог. В то время мы, киевляне, кто был против «майдана», еще думали, что этот цирк на Крещатике в центре Киева скоро закончится. Что это все уже было, а народ достаточно здраво мыслит, чтобы после 2004 года снова скакать на тех же граблях. Мы ошибались. Но вернемся в те дни.

Три года без Бузины: как это было

Сразу после переворота и Калашников, и Бузина, и я остались в Киеве, решив не покидать Украину. Из нас троих больше всего рисковали Калашников как ведущий «антимайдана» и я как открыто призывавший зачистить Киев от мятежников, чтобы предотвратить войну. Бузина же в открытой и активной «майданофобии» замечен не был, ничем им не вредил и ничего против них не предпринимал. Только комментарии в прессе. Но не более, чем у других. Мы никак не поддерживали контакты, у каждого были свои мотивы.

После того, как началась война, Украина утратила Крым, Новороссию охватило восстание, быстро перешедшее в горячую фазу. После ситуации в Одессе, Мариуполе, Славянске наше положение в Киеве стало опасным по-настоящему. Я чувствовал эти горячие волны ненависти. Приливы и отливы. Они становились то слабее, когда украинская армия терпела поражение, то сильнее, когда украинская армия одерживала победы. После залпов «Северного ветра» в августе 2014 года, когда ВСУ были разгромлены и фактически прекратили свое существование, интереса к себе я вообще не ощущал.

Три года без Бузины: как это было

Все это время, пока я был в «подполье», Бузина не стал прятаться. Я видел его комментарии в прессе и на ТВ. Причем не только в Киеве, но и в Москве, посещать которую становилось не безопасно, если собираешься вернуться. Но он ездил и возвращался, несмотря на то, что это ну очень раздражало обезумевших от крови мятежников. Правда, скоро российские каналы и СМИ оказались на Украине под запретом. Их не видели, не смотрели. Но Бузина ходил и на украинское ТВ. Тогда это было смертельно опасно. Ведь украинские каналы смотрели все, чьи мозги круглосуточно промывались пропагандой войны.

Но в 2014 году им все же было не до нас. Лишь будучи разгромленным на фронте, киевский режим под давлением своих западных партнеров заключил Минские соглашения, развернулся лицом в тыл и занялся теми, кого стали называть «пятой колонной». То есть, нами. И появился в ноябре 2014 года сайт «Миротворец», а 1 декабря я обнаружил, что он содержит мои персональные данные, домашний адрес и телефон. Так что авторы заметки Depo.ua солгали. Я на «Миротворце» с 1.12.2014. Сначала это было забавно. Я помню первый «угрожающий» звонок и содержание разговора:

«Алло! Это Максим Равреба?»

«Да».

«Сдохни мразь!»

«Простите, можно громче?»

«Сдохни мразь!»

«Еще громче, вас не слышно…»

И в таком духе, пока собеседники не поняли, что я над ними издеваюсь, и бросили трубку. Могу объяснить, почему именно я отнесся к сайту «Миротворец» и даже к этим звонкам с юмором. То был декабрь 2014 — январь 2015 года. Война возобновилась, шли бои при Дебальцево, украинская армия вновь потерпела поражение и бежала, чтобы не попасть в котел. Им снова стало не до нас. До Минска-2. Ну а потом, вечером 14 апреля 2015 года,  мне неожиданно пришло сообщение от  Олега Калашникова. Он сказал, что его адрес и телефон размещены на сайте «Миротворец». «Ничто не предвещало», поэтому я постарался успокоить его, ответив, что числюсь в списках преступного сайта уже четыре с половиной месяца.

Три года без Бузины: как это было

Через сутки Олег был убит в подъезде своего дома, а наутро 16 апреля у своего порога был застрелен и Олесь Бузина. Ждать новых доказательств смертельной опасности я не стал и покинул Украину. Вот это все я и вспомнил сегодня, увидев угрожающий заголовок того времени. Трудно сказат: то ли авторы и вправду угрожали и направляли убийц на меня, то ли, наоборот, пытались предупредить об опасности. В тот день мне многие звонили и предостерегали от дальнейшего пребывания в Киеве в статусе «пророссийского пропагандиста».

Прошло три года. В ситуации мало что изменилось. В убийстве Бузины киевский режим упрямо, но очень лениво обвиняет двух молодых украинских нацистов. Хотя следствие было пущено в свободное плавание, суд идет медленно, пресса не вспоминает про него.

Лишь издания, которые возглавляет друг Олеся Игорь Гужва, напоминают гражданам Украины о беспрецедентном преступлении, к которому по всем признакам причастна власть Украины. Правда, после очередной публикации, в которой издание Гужвы, во-первых, сделало достоянием общественности факт прослушки и слежки за подозреваемыми, во-вторых, сообщило о том, что за сутки до убийства оперативники перестали следить за ними, в редакцию нагрянули следователи. Главного редактора обвинили в вымогательстве. Это — одно из пяти дел, повешенных на оппозиционного журналиста. Сейчас Гужва, понимая полное отсутствие перспектив дальнейшего пребывания в Киеве, бежал из Украины.

Три года без Бузины: как это было

Дело же об убийстве Олега Калашникова так и не дошло до суда. Никаких подозреваемых никто не нашел и, очевидно, не искал. Никто даже не попытался предположить, что убийства Калашникова и Бузины совершили одни и те же люди, хотя такая версия напрашивается. Никто и никогда не квалифицировал эти убийства как политические, хотя это и так понятно. Никакие «озабоченности» западных партнеров киевского режима, тем более обращения в ЕСПЧ тоже не повлекли за собой никаких последствий.

С самим судебным процессом по делу Бузины тоже нехорошо. 1 января 2018 года на Украине ликвидированы (в рамках реформы) 142 районных суда. Суды стали окружными, их число снизилось до 75. Сократили и судей, отфильтровав ненадежных и оставив лояльных режиму. Результат налицо! Террорист по фамилии Бубенчик, который открыто признался в убийствах сотрудников милиции во время «майдана», был выпущен из-под стражи по прямому приказу генерального прокурора Луценко. Это всего лишь капля в океане беззаконий и беспредела, творящихся на Украине.

Томится в СИЗО журналист Вася Муравицкий, которого арестовали прямо в роддоме, куда он пришел забрать своего новорожденного ребенка. Снова под следствием журналист Руслан Коцаба. Даже лояльный режиму корреспондент Шеремет был взорван посреди Киева. У следствия нет даже подозреваемых. Ну а что касается сайта «Миротворец», то он больше не нуждается в обелении от причастности к чьей-то смерти. «Миротворец» открыто хайпует, внося к себе кого угодно от депутата Надежды Савченко до артистки Алисы Фрейндлих и президента Сирии Башара Асада. Да. Все дальше и дальше уходит от нас убийство Бузины. Все труднее и труднее вспоминать о нем и о деталях и подробностях трагедии в день годовщины. Впрочем, за себя и за таких как я — уверен. Мы ничего не забыли. И ничего не простили.


Источник: riafan.ru

Загрузка...