Нестор Шуфрич: «Минск» должен был состояться 1 июля 2014 г., но Порошенко принял решение о зачистке Донбасса

 



Война на Украине
 


2018-01-07 15:40


Киевская хунта, Антимайдан, Новости ДНР сегодня. Последние новости Донецкой народной республики 2017, Новости Белоруссии, Новости Донецка и Макеевки сегодня 2017, Новости Новороссии, Антимайдан Украина

Минские соглашения по урегулирования конфликта в Донбассе должны были быть подписаны 1 июля 2014 года, но президент Украины Порошенко в одностороннем порядке вышел из режима перемирия и решил зачистить Донбасс военным путем.

Об этом в эфире канала «112 Украина» заявил депутат Рады, непосредсвенный участник переговорного процесса 2014 года Нестор Шуфрич.

«Минский процесс состоялся благодаря Медведчуку, — это 100%. Реально „Минск“ должен был состояться еще 1 июля 2014 года. А 30 июня Порошенко принял решение в одностороннем порядке выйти из режима перемирия, который тогда существовал. Мы с Виктором (Медведчуком — RN) были 12 раз на Донбассе, организовали первую встречу представителей ОБСЕ, Украины, России с представителями ДНР и ЛНР. Еще Бородай там, по-моему, был, а Захарченко служил военным комендантом Донецка и, кстати, обеспечивал безопасность ОБСЕ и нашу с Виктором и Кучмой когда Штайнмайер (глава МИД Германии, представитель ОБСЕ — RN) орал: „Прекратите движение украинских войск, возвращайтесь!“, Виктор придумал переговорную площадку. Я помню, Кучма наотрез отказался ехать. В 22:30 звонит мне: „Нестор, что мы делаем? Что это такое, что сказал Порошенко?“. Я говорю: „Леонид Данилович, вы извините, но вы представляете Порошенко в этом процессе, и мы сами не понимаем, как Порошенко, переговорив со всеми президентами, после того, как с министрами иностранных дел согласовали повестку на нашу встречу в Донецке 1 июля и на продолжение переговоров, мог так поступить!», — рассказал Шуфрич.

«А я скажу честно: если бы мы тогда выдержали наш план, уже в октябре конфликт был бы решен! Да, они потребовали урегулировать отношения между Киевом и Донецком и Луганском, но это все было в рамках действующей Конституции. И они не требовали ничего такого, чего не хотел бы Львов или Ивано-Франковск», — добавил Шуфрич.

«Так вот, когда все это произошло, Медведчук придумал встречу в Минске 1 июля. К сожалению, Порошенко слишком сильно хотел воевать и завершить эту блиц-операцию, которая вылилась нам в десятки тысяч погибших и в шестикратное обнищание людей. Вдумайся: цена на газ поднялась за это время в 10 раз! Была 680 гривен, сейчас — 6800. Цена на электроэнергию — в пять с половиной раз. Люди стали, по реальным своим доходам, в три раза беднее, коммунальные услуги в 11 раз выросли!», — отметил депутат Рады.

Когда Порошенко сказал „я иду, чтоб принести мир“, я ему тоже поверил. Даже несмотря на то, что у меня с ним был глубочайший бизнес-конфликт (у наших предприятий), я готов был ему помогать. Погибших на момент его избрания было около 30 человек. На момент принятия им решения о выходе из режима перемирия и прекращения огня погибших было 74. Вот это был трагический для меня день — 30 июня 2014 года. Я был уверен, что Порошенко реализует возможности, о которых он знал, потому что Турчинов уже передал ему возможности и договоренности, которые были достигнуты Медведчуком в рамках полномочий, которые нам дал Турчинов. Турчинов реально мог обеспечить мир на Донбассе, если бы еще побыл и. о. месяц или два. Порошенко кардинально поменял политику, и это для нас было неожиданно.

Но фраза, которую он тогда сказал, что „АТО“ должна закончиться за неделю, меня насторожила. А на следующий день подняли военную авиацию и начали более агрессивно вести военные действия. При Турчинове не поднимали ни один боевой самолет. 20 июня вынуждены были пойти на перемирие, и это перемирие было реальной перспективой и надеждой на урегулирование этого конфликта. Гелетей, который занимался раньше внешним сопровождением Ющенко, или кто-то из военных генералов убедили его, что этот конфликт можно урегулировать быстрой военной операцией… Я не буду говорить сейчас о Гиркине, который 56 км шел в открытой степи. В моем министерстве, МЧС, было 66 тыс. военных, 27 генералов в моем подчинении. Я — полувоенный человек, но я тоже понимал, что одно звено штурмовиков уничтожило бы эту группировку. Они уходят из Славянска, туда прибегает Гелетей с флажками, а в это время 7 тыс. человек окружают наши позиции под Изварино. Это был первый котел. Потом был Иловайск, потом Мариуполь, потом вмешалась Меркель и убедила Путина все это остановить, и потом был „Минск-1“. Я тогда сказал, что у Порошенко есть уникальный шанс: или он войдет в историю и будет президентом 10 лет (или сколько захочет), или он „вляпается“ в историю как бизнесмен, который использует власть для увеличения своего капитала» — заявил украинский политик.


Источник: youtu.be

Загрузка...