Кравчук между Минском и Будапештом

 



Война на Украине
 


2018-01-08 21:39


Новости Луганска сегодня 2017, Новости Новороссии, Новости Донецка и Макеевки сегодня 2017, , Мирные переговоры. Переговоры в Минске. Нормандский формат, Антимайдан Киев, Антимайдан Украина

Как усадить Киев и Донецк с Луганском за стол переговоров

Внимательно прочитал суждение бывшего президента Украины Леонида Кравчука о дальнейшей судьбе Минского процесса. При всём неоднозначном отношении к его инициативам хочется верить, что Кравчук исходит из искреннего желания прекратить кровопролитие и видит слабую надежду на достижение этой цели. «Как нам остановить войну? Есть несколько путей… Можно изменить или наполнить минский формат другим содержанием», — предлагает Кравчук. И уточняет, что имеет в виду «либо переход к будапештскому формату, либо оставить минский, но наполнить другими возможностями, другими веяниями, другими действиями». По его мнению, важным шагом в этом направлении могла стать встреча высшего российского и украинского руководства. Он уточняет, что на такой встрече «про территориальную целостность стороны никогда не смогут говорить», зато все остальное можно обсуждать.

Некоторые эксперты сразу же поторопились дезавуировать заявления Кравчука, высказав несколько серьёзных аргументов против. «Запад прекрасно понимает, что Будапештский меморандум о гарантиях безопасности Украине в обмен на отказ от ядерного статуса не может быть основной для урегулирования конфликта в Донбассе, — пишет заместитель директора Центра политической конъюнктуры Олег Игнатов. — В итоге инициативы Киева о возвращении к «будапештскому формату» можно расценить либо как блеф, либо как wishful thinking. Украина не обладает никакими рычагами принуждения США, Великобритании и России к обсуждению описанных в Будапештском меморандуме обязательств. Единственный отчаянный шаг, на который в этой связи может пойти украинская сторона, — это поставить под вопрос свое участие в Договоре о нераспространении ядерного оружия (присоединилась 16 ноября 1994 года) и допустить возможность возвращения к ядерному статусу. Однако это приведет к превращению Украины в страну-изгоя, подобную Северной Корее, то есть к изоляции и экономической катастрофе».

Он обращает внимание, что предложение Киева вернуться к Будапешту не пользуется поддержкой западных партнеров. Германия, Франция и США регулярно подтверждают свою приверженность «нормандскому формату» и минской Контактной группе как единственным площадкам урегулирования конфликта, а все международные гаранты мирного процесса публично определяют Минские договоренности, которые упомянуты в резолюции Совета Безопасности ООН №2202, как безальтернативные. Как сообщал «ПолитНавигатор», советник украинского постоянного представителя в ООН Александр Мацука признал, что Киев во время подписания Будапештского меморандума отказался от ядерного оружия. При этом оно ему не принадлежало.

Вернемся еще раз к комплексу мер по выполнению Минских соглашений. Напомню, что представители контактной группы по урегулированию ситуации в Донбассе 12 февраля 2015 года подписали в белорусской столице согласованный с главами стран — участниц «нормандской четверки» (Россия, Германия, Франция и Украина) документ, который предусматривает прекращение огня, отвод вооружений, амнистию, возобновление экономических связей и проведение глубокой конституционной реформы на Украине, результатом которой должна стать децентрализация власти с учетом особого статуса отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Однако до сих пор этот план остается нереализованным. Украинская сторона полностью отказалась от выполнения политических пунктов соглашения, ссылаясь на неурегулированность вопросов безопасности.

Не проведена конституционная реформа, не введен в действие закон об особом статусе региона, не принят закон о выборах в Донбассе. Вместо этого Киев настаивает на передаче ему участка границы с РФ, хотя это должно произойти, согласно договоренностям в Минске, только после выборов. Киев не перестаёт при этом обвинять Москву в невыполнении соглашений, а позиционная война практически продолжается. Даже во время рождественских и новогодних каникул не прекращались обстрелы. Думаю, что они были не только с одной стороны… Поэтому предлагаю не отметать с порога предложения Кравчука, ветерана постсоветской политики, а проанализировать месседж, который он послал Киеву и Брюсселю. Во-первых, экс-президент предлагает расширить формат за счет США, которые являются участниками Будапештских соглашений. Во-вторых, он вычленяет «двойку» Россия — Украина, правда, предлагая довольно туманную для диалога формулировку «все остальное можно обсуждать». Кстати, она при желании достичь компромисса может вполне сработать в пользу мира.

Об этом говорит и состоявшийся, наконец-то, предновогодний обмен пленными, который зажёг своеобразный свет в конце туннеля и показал возможный маршрут мирного урегулирования конфликта. А он состоит в весьма простом рецепте — идти от простого к сложному, постепенно находя точки соприкосновения и взаимных интересов. И здесь тоже отметился Кравчук, признав, что вопросы территориальной целостности не следует пока обсуждать. Второй рецепт давно дала Школа права Гарвардского университета и её классик по системам переговоров Уильям Юри. Он считал важным в разрешении конфликта организацию взаимного обмена претензиями конфликтующих сторон в контролируемой обстановке. Здесь возникает естественный вопрос, что понимать под сторонами конфликта и кто обеспечивает контролируемую обстановку. Ответ кроется в простой и сложной для принятия Киевом формуле — сторонами конфликта являются нынешнее киевское руководство и руководители ДНР и ЛНР. А контролируемая обстановка обеспечивается представителями стран и международных организаций. Например, ОБСЕ, которая имеет определённый авторитет на пространстве СНГ и Восточной Европы.

Конечно, мировая практика и теория разрешения конфликтов содержат немало полезных рецептов, применимых, если есть желание достичь позитивных результатов. Минские соглашения были восприняты как реальная альтернатива силовому решению конфликта, но не содержали договорённостей о механизмах контроля за их реализацией. Разработка такого механизма вполне могла бы минский процесс «наполнить другими возможностями, другими веяниями, другими действиями». Могу вспомнить в этой связи и наш отечественный опыт, связанный с урегулированием кризиса на Северном Кавказе. 23 июля 1995 года в Назрани было подписано Соглашение по мирному урегулированию кризиса в Чеченской Республике. Первым шагом по его реализации было прекращение боевых действий и создание Специальной наблюдательной комиссии с участием противоборствующих сторон, на которую возлагался контроль за выполнением договорённостей по всему блоку военных вопросов. ОБСЕ приглашалась к участию в работе этой комиссии, а подписи представителей группы Содействия ОБСЕ в Чеченской Республике Ш. Месароша и О. М. Пелена стоят под этим документом. Комиссия активно работала в течение нескольких месяцев, пока Соглашение не было сорвано покушением на генерала А.Романова.

Кроме военного блока на повестке дня «другими вопросами» могли бы стать экономические проблемы, восстановление разрушенной инфраструктуры, помощь больным и раненым… Словом, весь гуманитарный перечень проблем. Так что хотелось бы пожелать господину Кравчуку посмотреть документы, ознакомиться с опытом работы бывших коллег. Как считал советский дипломат и государственный деятель А. А Громыко, «лучше 10 лет переговоров, чем один день войны».

Об авторе: Владимир Зорин — председатель комитета Государственной думы по делам национальностей (1996?2000), министр РФ по делам национальностей (2001?2004). Доктор политических наук, профессор, член Совета при президенте России по межнациональным отношениям.


Источник: regnum.ru

Загрузка...