«Наша власть также идёт по пути потери легитимности в глазах народа». Интервью Андрея Пургина

 



Война на Украине
 


2017-12-30 16:12


Антимайдан, Отставка и арест А. Пургина. Переворот в ДНР

Подошёл к концу 2017 год. Ещё один год, прожитый Донбассом в условиях войны. Активные боевые действия и геополитические интриги являются основным тормозом устойчивого развития республики.

Однако и внутри ДНР всё совсем не так гладко, как хотелось бы. Об основных событиях года, проблемах и вызовах, стоящих перед Донбассом, «Антифашист» поговорил с основателем Донецкой Народной Республики Андреем Пургиным.

«Предприятия не потеряны, рабочие коллективы сохранены, но нет никакого понимания того, что будет дальше»

- 1 марта 2017 года ряд предприятий Донбасса перешли под внешнее управление. Минуло девять месяцев. Уже можно подвести первые итоги?

- Никакого прорыва, к сожалению, не произошло. Мы не увидели разрешения тупиковой ситуации, в которой находились до принятия этого решения. Ситуация продолжает провисать. Мы констатируем, что пациент не мёртв, но еле-еле жив. Предприятия работают не на полную мощность, их рентабельность очень низкая, большей частью они являются убыточными, небольшие зарплаты у персонала, многие люди работают не полную рабочую неделю. Информация о том, в пользу каких лиц перешли предприятия, также остаётся предельно закрытой. Разумеется, мы не ожидали быстрого и существенного улучшения, но за прошедшее время можно было решить вопросы логистики, легализации этого процесса, можно было привлечь коллективы к управлению, пригласить аудиторов. Ничего этого не произошло. Нет понимания и того, кто стоит за всеми этими процессами. Это порождает домыслы, слухи, недоверие.


Из положительных моментов можно выделить только то, что предприятия не потеряны, рабочие коллективы на большей их части сохранены. К сожалению, нет никакого понимания того, что будет дальше. Нет никакого плана по выходу из этой кризисной ситуации.

Основная проблема нашей Республики, и не только в этом вопросе, что мы живём по принципу гайдаровского Мальчиша-Кибальчиша: «Нам бы день простоять, да ночь продержаться!».

- Почему так происходит?

- Отсутствие стратегического видения. В Республике полностью отсутствует стратегическая и идеологическая основа. Вам никто не ответит на вопрос, что мы будем делать через год, два, куда мы идём, в конце концов, какой у нас строй? У нас до сих пор нет местных органов власти. Непонятно, каким образом существуют исполкомы на местном уровне, чью волю они исполняют. Есть информация о том, что завтра в парламенте будет проголосовано решение о внесении изменений в Конституцию и продление полномочий главы и парламента ещё на год (интервью записывалось накануне этого события. Позже стало известно, что полномочия главы и Народного Совета действительно увеличили до пяти лет, однако, изменения вступят в силу уже после выборов 2018 года – Л.Р.). Если это произойдёт, это будет потерей и без того не слишком сильной легитимности сегодняшней власти, потому что смена правил игры в ходе самой игры – это беспредел, это силовое решение по отмене демократических процедур. Это говорит о том, что властные структуры не уверены в себе и занимают позицию временщиков. Соответственно, у временщиков нет, и не может быть планов на будущее.

Нет местных органов власти, нет стратегического среднесрочного видения, нет даже декларативного направления, куда мы хотим и что мы собираемся делать.

Кстати, вчера было заявлено о каком-то движении в плане проведения референдума о вступлении в Россию. Такие решения всегда являются двусторонними, и инициатором этого должна выступить Россия, как это было в Крыму. Иначе, это банальный популизм, и, что ещё хуже, шантаж. Это, опять-таки, говорит о том, что у сегодняшних властных структур нет уверенности в завтрашнем дне, нет уверенности вообще ни в чём.

- Но, может, не стоит быть таким строгим к нынешней власти? Её действия, если я правильно понимаю, строятся на основе позиции Москвы. А позиция Москвы в том, что Минским соглашениям нет альтернативы. В свою очередь, Минские соглашения гласят, что ДНР и ЛНР – это отдельные районы Украины. В реальности мы идём в Россию, а по документам – в Украину. Как в таких условиях можно строить какие-то планы?

- В том то и дело, что строить внутреннюю жизнь Минские соглашения никак не мешают. И даже более того – могут помочь. Да, в них прописано глобальное политическое поражение. Но там есть и хорошие вещи. Например, выборность судей, прокуроров, местных органов власти, создание народной милиции. Что мешает нам провести выборы в местные органы власти, выбрать судей? Как раз таки ссылаясь на нормы Минских соглашений, привлекая представителей международных структур, находящихся на нашей территории, ОБСЕ, например, в качестве свидетелей честности и демократичности процедур. Минские соглашения никак не мешают внутреннему обустройству жизни в Республике.

- Как Россия отреагирует на то, если наша власть начнёт себя вести подобным образом?

- Начнёт обустраивать внутреннюю жизнь Республики, ссылаясь на Минские соглашения? Этот документ одобрен «Нормандской четвёркой», проголосован Советом Безопасности ООН. Ещё раз – в Минских соглашениях прописано большое количество процедур, которые мы можем выполнить для того, чтобы изменить свою жизнь изнутри. Мы этого не просто не делаем, мы замораживаем существующую ситуацию, подводя её к административному коллапсу на местах.

То, что у нас происходит сейчас – целые сектора блокированы непринятием решений. Не может человек, занимающий должность министра, подписывать по два документа в месяц. Минимум – 300-400. Власть – это управление. Принятие плохих решений лучше, чем непринятие вообще ничего. Плохие решения – это плохие правила игры, но они есть. У нас речь идёт о том, что ситуация заблокирована, нет вообще никаких правил. Где нет правил, там царит беспредел.

- Как на это реагирует Россия?

- Вот вы опять апеллируете к России. Какие у России есть механизмы влияния на нашу действительность?

- Самые существенные. Финансовые.

- Это так. И, тем не менее, это недостаточное условие. Здесь, в парламенте заседают не граждане России. Глава Республики не является гражданином России. Мы с вами не являемся гражданами России. Мы не находимся ни формально, ни юридически на территории России. Мы можем подвергнуться какой-то ответственности со стороны России? Нет. Все эти разговоры носят спекулятивный характер. Мол, Россия тайно здесь всем руководит. Но по факту это совсем не так. И здесь возникают нехорошие манипуляции. Мы снимаем с себя ответственность, и перекладываем её на Россию. Это порождает безответственность. Поэтому и нет никаких планов, нет никакой ответственности за их выполнение. Не задекларировано никакое движение. А если мы никуда не идём, так за что наказывать? В этом проблема.

«Я не очень понимаю, как может способствовать воссоединению народа конкурс красоты» - о гуманитарной программе по воссоединению народа Донбасса

- Андрей Евгеньевич, в начале года была принята гуманитарная программа по воссоединению народа Донбасса. На ваш взгляд, она нужна? И выполняет ли она своё предназначение, соединяет ли народ Донбасса по обе стороны от линии фронта?

- Такая программа, безусловно, нужна. Но исполнение её отвратительное.

- Почему?

- Потому что этим занимаются чиновники. Специфика чиновничества в том, чтобы быть хорошими исполнителями. Поэтому они всё проводят наиболее безопасно, не рискованно, с полным отсутствием креатива. Это выливается в отбывальщину. Я не очень понимаю, как может помочь воссоединению Донбасса, например, конкурс парикмахерского искусства или конкурс красоты. Особенно, на фоне войны.



- А кто должен заниматься реализацией такой программы, на ваш взгляд?

- Лидеры общественного мнения, волонтёрские организации, гражданское общество. У нас же на сегодняшний день не существует ничего, кроме чиновничьего властного аппарата. Властный аппарат занимается тем, чем он не должен заниматься. Не потому, что он плохой или хороший. Просто это не его дело.

- То есть заявленных целей программа не достигает?

- Нет.

- А как же все эти выплаты ветеранам, бесплатное лечение жителей подконтрольной Украине территории в больницах Донецка?

- Выплаты ветеранам, когда у нас пенсия меньше трех тысяч, с точки зрения наших ветеранов является форменным издевательством. Так мы объединяем людей или еще больше их разъединяем? С моей точки зрения, здесь совершенно неправильный технологический подход. Это просто освоение денег на мероприятия, которые не несут никакой нагрузки, ни хорошей, ни плохой, мало того, внутри Республики они имеют негативное восприятие. У нас война и очень тяжелая гуманитарная ситуация, и когда люди видят праздники, флешмобы, конкурсы красоты на постоянной основе – это не добавляет положительных эмоций. Конечно, можно говорить о том, что и в блокадном Ленинграде работали театры, но есть определенные грани, за которые выходить нельзя. Да, люди должны иметь возможность развлечься, отдохнуть, переключиться на что-то иное, кроме войны и тяжелой жизни, но, тем не менее, рамки разумного переходить не следует. Иметь Трудовские, Октябрьский, Путиловку и жирующий бульвар Пушкина в одном городе нельзя. Эти вещи не должны раздражать население.

«Власть заканчивается тогда, когда люди перестают понимать, зачем она нужна» - о ситуации в Луганской Народной Республике

- В этом году произошло событие, совершенно внезапное, никем не прогнозируемое заранее. В Луганске буквально в течение нескольких дней поменялась власть. Что это было?

- Луганск показал, что при потере легитимности, власть не может долго удержаться. Власть заканчивается не тогда, когда у неё заканчиваются патроны, а когда народ перестаёт верить в её легитимность. Игорь Плотницкий потерял легитимность в глазах народа, он перестал быть тем человеком, который имеет право управлять Республикой. Ему публично было задано большое количество острых вопросов, в том числе, вопрос о фальсификации переворота осенью 2016 года, но ни на один из них не был получен ответ.

- То есть та ситуация не была спонтанной?

- Нет, к этому всё постепенно шло. Власть должна общаться с людьми, власть каждый день должна доказывать людям свою надобность. Любая власть заканчивается тогда, когда люди перестают понимать, зачем она нужна. Заметьте, в защиту Игоря Плотницкого не поднялся никто из народа, хотя, такие призывы были. Люди намеренно были выключены из управления системой, созданной Плотницким, и когда понадобилось защищать его самого – никто не вышел его поддержать. Люди просто сидели дома и ждали, чем это закончится. Понятное дело, что такая ситуация не могла продолжаться вечно. Это как раз был тот отрицательный потенциал, реализованный случайным образом. Очень хорошо, что всё случилось бескровно, и достаточно безобидно. Плохо конечно, что ДНР участвовала в этом процессе, не нужно было этого делать. Это было неправильное решение.

- Нечто подобное возможно в Донецке?

- К сожалению, наша власть также идёт по пути потери легитимности в глазах народа. Если завтра будет принят закон о продлении её полномочий ещё на год, это будет ещё один шаг в эту сторону.


- Андрей Евгеньевич, что-то сказать о новом руководстве ЛНР можете?

- Могу сказать только то, что народ в Луганске получил надежду на лучшую жизнь, и сейчас есть волна оптимизма, которой новая власть может воспользоваться. Выходец из спецслужб Пасечник ситуацию уравновесил и успокоил. Это важно, потому что люди хотят спокойствия, ибо, когда летят снаряды извне, никому из людей не хочется иметь проблемы ещё и внутри.

Но силовики у власти – это действительно исполняющие обязанности. Их задача – уравновесить ситуацию, и довести её до того момента, когда власть будет передана в руки политиков. Поэтому, если власть не задержится надолго в руках Пасечника и МГБ, то ничего плохого я в этом не вижу. Но это дело будущего. А на сегодняшний день это дало большой плюс. В Луганске есть надежды на лучшее, на лучший завтрашний день. Это главное. Причем я отказываюсь комментировать хороший Пасечник сам по себе, или плохой. Я не вижу в нём политической фигуры. Я вижу в нём человека, который взялся за заморозку ситуации, чтобы она не вышла из-под контроля. Если власть не прилипнет, и со временем уйдёт в сторону политического класса Луганска – тогда всё нормально.

«Ничего хорошего не происходит, происходит стремительная эскалация конфликта» - о введении миротворцев, СЦКК и поставках Украине американского оружия

- В этом году особенно остро зазвучала тема о введении миротворцев в Донбасс. К концу года пришла информация о том, что США намерены поставлять Украине летальное оружие. Что происходит? Ситуация накаляется?

- Да, безусловно. Америка открыто проводит неоколониальную политику на Украине. Она намерена воевать с Россией руками украинских аборигенов. Бесконечная русофобская истерия, которая намеренно нагнетается и подогревается Америкой, база в Очакове, тысячи канадских и американских инструкторов – это повод задуматься уже России о своей собственной безопасности. Ничего хорошего не происходит, происходит стремительная эскалация конфликта. Ситуация с СЦКК это только подтверждает. Если в ближайшее время не будет решен вопрос о возвращении российских офицеров в СЦКК, то вероятность возобновления активных боевых действий очень высока, потому что их некому останавливать.

- Почему Россия покинула СЦКК?

- Ни одна армия в мире не может позволить, чтобы её офицеры находились в униженном состоянии. Унижения российских офицеров начались ещё при мне. Уже тогда начались разговоры о том, что Украина фактически ведёт скрытый террор в отношении российских офицеров. Все эти годы ситуация ухудшалась, и вот, достигла апогея. К сожалению, я не представляю каким образом теперь можно вернуть российских офицеров в СЦКК.


- На ваш взгляд, почему страны Запада так всполошились на этот счёт? Америка, Германия, Франция и даже Польша просят Россию вернуть своих офицеров обратно.

- Америка и Запад в целом рассуждают так: если объявлять войну, то это должны делать они. А тут война может завязаться сама собой, вспыхнуть неожиданно. Отсутствие российских офицеров в СЦКК – это большая вероятность того, что война вспыхнет сама собой, это может произойти случайным образом. Поэтому Запад хочет их возвращения, чтобы вернуть ситуации прогнозируемый характер.

- То есть, Западу нужна управляемая им война, а не самодеятельность Украины?

- Именно так.

- А что насчёт заявлений Порошенко о том, что в СЦКК следует пригласить офицеров из Германии и Франции?

- Это сугубо политические заявления, не имеющие под собой никакой основы и ни к чему не ведущие.

«Минские соглашения – это процесс, который может длиться десятилетиями»

- Андрей Евгеньевич, в этом году не единожды звучали утверждения о том, что Минские соглашения мертвы. Это так?

- Изначально Минские соглашения – это политический документ. Это декларация высшего порядка о том, что мы будем двигаться в этом направлении. Этот документ имеет гарантии «нормандской четвёрки», он проголосован Советом Безопасности ООН. Это ещё более утяжелило его, придало ещё больше политического веса. Но это не юридический документ. Украина же начала топить политическую декларацию в юридической казуистике, начала переставлять местами пункты соглашений. Не имеет значения, какие пункты когда исполнять. «Минск» носит инклюзивный характер, то есть, нужно одновременно двигаться по всем пунктам, по которым есть возможность двигаться. Кстати, то, что мы обсуждали раньше, мы можем использовать «Минск» для внутренних изменений в Республике, договор даёт нам такие возможности.

К большому сожалению, «Минск» получил очень сильную медийную накачку, от него стали ожидать слишком многого, того, что изначально он не мог дать. Он просто поселился в телевизоре и в головах людей. Люди ждали от него какого-то прорыва, волшебства. Всё это создало иллюзию того, что «Минск» всемогущ. На самом же деле – это процесс, который может длиться годами, десятилетиями, он может прерываться, потом, при наличии политической воли, снова начать реализовываться.

«Низы хотят – верхи не могут» - о возвращении Донбасса в Россию и русском цивилизационном пространстве

- В этом году мы стали ближе к России?

- Да, наш народ уже воспринимает себя частью русского цивилизационного пространства. Происходит ментальная, культурная интеграция. Мы долго были оторваны от России, находились в украинском пространстве. Теперь мы возвращаемся домой. Пока, к сожалению, только на ментальном и культурном уровне. Не на юридическом. Происходит притирание друг к другу. Кстати, вы видите, что и в Крыму с этим есть определённые проблемы. Россия – гораздо более законопослушное государство, чем была и есть Украина. Нашим людям, и в Крыму, и в Донбассе довольно трудно отвыкнуть от той украинской вольницы, когда, например, нарушил правила движения, дал денег гаишнику, и поехал дальше нарушать. В России совсем всё не так. Поэтому происходит перестройка сознания, а любая перестройка воспринимается в штыки, тормозится, поэтому необходимо время, чтобы произошло привыкание. И, тем не менее, не смотря ни на что, мы возвращаемся домой.

- А сама Россия хочет нашего прихода?

- Если иметь в виду Россию как граждан, как цивилизационное пространство, безусловно, хочет. Но, «низы хотят – верхи не могут». Верхи связаны правилами игры, которые были созданы в послевоенное время (по итогам Великой Отечественной войны – Л.Р.). Россия старается держаться в рамках того правового поля. На сегодняшний день, Россия является единственным гарантом стабильности в мире. Мир изменился, сейчас мы наблюдаем смену эпох. Понятно, что многие институты послевоенного мира уже не работают.


Не выполняет своей миссии ООН, не работает Совет Безопасности. Необходима смена правил игры. Россия, в отличие от Америки, призывает менять правила этой игры спокойно, пытаясь не нарушать той хрупкой гармонии, которая пока всё ещё сохраняется на земном шаре: во всяком случае, над нашими головами пока не летают ядерные бомбы. Поэтому Россия, как власть, является частью глобального мира, и играет по правилам этого мира. Русский народ, как носитель русской цивилизации, естественно, хочет возврата домой своей части в нашем лице и приветствует это.


Источник: antifashist.com

Загрузка...