Украина в кольце "оккупантов" и "агрессоров" | РИА Новости Украина

 



Война на Украине
 


2017-11-14 22:10


Антимайдан Украина

Позиция, будто Украина – несчастная жертва "злых" соседей, точащих на нее зуб, достаточно удобна. На самом деле львиную долю негатива к себе Украина провоцирует сама.

Еще в советские времена, иронизируя над супер-бдительностью чекистов, приводили фразу, якобы сказанную генералом КГБ своим подчиненным: "Паранойя в наших рядах не приветствуется, но никогда нельзя забывать о том, что кругом одни враги". 

По прошествии трех лет после Евромайдана романтические настроения его участников, выражающиеся фразой "весь мир с нами", начали меняться. А теперь и вовсе дошло до того, что дело вернулось пессимистическому "кругом одни враги". Не параноидальному, а, скорее, реальному.

Нам чужой земли ни пяди…

Как и любое другое государство, Украина не появилась на пустом, не принадлежащем до этого никому месте. В 1991 году она получила независимость на территории, некоторые куски которой менее чем 100 лет назад принадлежали другим государствам. Наибольшие географические изменения принес распад Российской и особенно Австро-Венгерской империй. Именно тогда на карте мира появились такие соседи Украины, как Польша и Венгрия. Распад социалистической системы привел к образованию самостоятельной Беларуси, Молдовы и Словакии.

Но самое серьезное влияние на конфигурацию границ современных восточно-европейских государств оказала Вторая мировая война и ее последствия. Так, в сентябре 1939 Советский Союз присоединил к УССР Западную Украину, входившую до этого в состав Польши. Годом позже Молдавская АССР, входившая в состав Украинской СССР, была соединена с остальными молдавскими землями, а теперь эта территория в основном входит в состав непризнанного Приднестровья. По итогам послевоенных соглашений Советского Союза УССР приросла польскими, румынскими, венгерскими, словацкими землями.

В то же время не единожды менялись административные границы внутри Советского Союза. В том числе – и между союзными республиками. Согласно внутрисоюзным перемещениям административных границ, границы Украины с Россией и Белоруссией 1991 года проходили совсем не там, где проходили границы РСФСР, УССР и БССР на момент образования СССР.

Но и своей вершка не отдадим?

Разумеется, каждое государство стремится сохранить свою территорию и, при возможности, ее расширить. Ведь даже самый маленький клочок земли – это дополнительные пашни, водные ресурсы, полезные ископаемые, живущие на нем люди, приносящие доход в его бюджет. Именно поэтому территориальные претензии друг к другу у соседних стран возникали и будут возникать. А ради их обоснования вспоминаются времена стародавние. И если раньше подобные претензии решались на поле битвы, то теперь, зачастую, в судах. 

Споры Румынии с Российской империей и СССР за небольшой клочок земли в Черном море тянулись с середины XIX века. Румыны даже предлагали Советскому Союзу решить вопрос о принадлежности острова Змеиный в международном суде, но принцип этих судов построен на добровольности участия в них, и Москва просто не захотела идти в суд. Зато согласилась идти независимая Украина. Сам остров она сохранила, но потеряла близлежащий морской шельф с гигантскими запасами природного газа и нефти. Чем только раздразнила аппетит Бухареста, ныне претендующего уже на Буковину, часть Закарпатья и Одесскую область, в разное время входившие в состав Румынии. "В Черновицкой области фактически создан эксклав, где висят исключительно румынские флаги на сельсоветах. По сути, эта территория интегрирована в политическом, а главное — экономическом плане в состав румынского государства. То же самое происходит на Закарпатье", — рассказывает экс-глава информационного департамента МИД Украины Олег Волошин.

После принятия скандально известного закона об образовании, нарушающего права национальных меньшинств на обучение на родном языке, резко обострилась ситуация в Закарпатье, где проживает много этнических венгров. Вплоть до открытых заявлений венгерских политических деятелей "первого эшелона" о вооруженной защите украинских венгров. По сути, речь идет о территориальных претензиях на те районы Закарпатья, где компактно проживает венгерское население, но пока до этого не дошло. Венгрия "готовит почву", раздавая свои паспорта и финансово поддерживая венгров региона.

"Они очень серьезно работают с малым бизнесом. Мелкий предприниматель может получить 50-10 тыс евро. Они наращивают финансирование всех общин, в которых проживают этнические венгры. Это десятки миллионов евро", — говорит экс-глава секретариата президента Виктор Балога.

Подобные же заявления, правда, пока еще не из уст руководства страны, звучат из Словакии. Этнических словаков в Закарпатской области тоже хватает, но разница словацкой риторики с венгерской в том, что под свою защиту они готовы взять не только словацкое население. В этой стране достаточно влиятельна русинская община. В Украине, в отличие от прочего мира, русины не признаны отдельным народом, и даже содействие такого друга Украины, как Дж.Маккейн, не помогло это сделать. Поэтому словацкие претензии распространяются и на места проживания русинов, а жители региона с удовольствием получают словацкие паспорта. "Закарпатцы имеют словацкие, чешские паспорта. Много, скорее всего —тысячи", — рассказывает Балога. Тем более часть Закарпатья некогда входила в состав Чехословакии.

Но самые серьезные территориальные претензии к Украине у Польши. Память о том, что до 1939 года западная часть Украины почти до Житомира входила в состав Речи Посполитой, кажется, генетически "вшита" в память поляков. Причем, с ростом радикальных националистических настроений на постмайданной Украине растет и радикализм поляков. Если еще в "нулевые" годы XXI века "кресовяне" не имели сколь-либо серьезного влияния, то теперь идея возврата Восточных Кресов, как называют в Польше Западную Украину, похоже, захватила умы значительной части населения. Слова о том, что Львов – польский город, теперь слышны даже из уст очень высокопоставленных польских политиков, а на марши с такими лозунгами приходят одновременно десятки тысяч поляков.

При этом политолог Руслан Бортник напоминает, что "еще в 2015 году, сразу после принятия закона о героизации правых, президент Украины обещал польскому руководству внести изменения в этот закон, как минимум в той части, которая устанавливает уголовную ответственность за непризнание правых героями. Но этого не было сделано".

Ты мне — я тебе

Впрочем, ситуация с территориальными претензиями обоюдна. Еще несколько лет назад в Украине никто не вспоминал о бывшей Молдавской АССР, но теперь открыто звучат призывы вернуть Украине Приднестровье. Слова из украинского гимна про земли "от Сяна до Дона" сами по себе на языке дипломатии являются территориальной претензией к соседям. И горячие головы уже два-три года требуют вернуть "исконно украинские земли" Холмщины и припомнить полякам операцию "Висла".

Всплывшие после Евромайдана "патриоты" называют "украинскими" весь Краснодарский и Ставропольский край, Воронежскую, Курскую, Волгоградскую области России, а также… Тюменскую область и даже "Зеленый клин" на Дальнем Востоке. 

И если уж отравлять отношения с соседями, то надо отравлять даже с теми, кто всеми силами демонстрирует свое добрососедство. Например, с Белоруссией, на значительный кусок которой в Полесье теперь тоже распространяются претензии радикалов.

Но врагами Украины можно стать не только из-за территориальных претензий к ней. Для этого бывает достаточно сказать что-либо, не согласующееся с "единственно правильной" точкой зрения, коей является официальная позиция украинского руководства. 

"… (вице-спикер ВР) Ирина Геращенко очень резко высказалась в отношении руководства ОБСЕ, которое, видите ли, неправильно, по ее мнению, называет ситуацию на востоке Украины "украинским конфликтом". "Мне кажется, ситуация вокруг ОБСЕ только начинает разворачиваться, но, скорее всего, пока что идет по венгерскому и польскому сценарию, а наши отношения с этой организацией могут ухудшиться", — прогнозирует директор Украинского института анализа и менеджмента политики Р. Бортник.

"В конечном итоге мы видим, что по периметру сегодня имеем фактически политическую изоляцию Украины. Мы имеем снижение качества и количества визитов и встреч Порошенко за последний период, снижение поддержки Украины и власти. В этой ситуации зависимость Порошенко от внутренних радикалов, от людей с ружьем, способных контролировать улицу, возрастает. Партия войны пытается не допустить мирных решений, договоренностей между Порошенко, Европой, США, Россией", — резюмирует создавшееся положение Бортник.

Нечего на зеркало пенять

"Люди с ружьем" требуют, Порошенко выполняет, провоцируя соседей на все более жесткие действия в отношении Украины.

"Мы делаем много шагов и ошибок, которые провоцируют эти процессы. Но есть и много застарелых мечтаний наших западных соседей, которые спали эти 25 лет. Украина всегда вела себя очень мирно, чтобы не разбудить этих демонов. Не нужно быть наивными: часть польского общества всегда мечтала вернуть себе Львов. Закон про образование дал толчок к тому, чтобы разбудить сепаратистские настроения в Закарпатье. Речь и про Буковину, и Румынию", — заявляет бывшая соратница Януковича Анна Герман, поделившись своим впечатлением, что "по всей западной границе Украины ощущается "морозное дыхание холодной войны".

Разумеется, позиция, будто Украина – несчастная жертва "злых" соседей, точащих на нее зуб, очень удобна. На самом же деле львиную долю негатива к себе она провоцирует собственными действиями. А после ответного скачка негатива можно и поиграть, как выразился Бортник, в жертву. 

_______________________________________________________________________________

Ольга Сухаревская, магистр внешней политики, правовед – для РИА Новости Украина

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


Источник: rian.com.ua

Загрузка...