Миротворцы раздора: Россия предлагает, США выжидают, а Украина хитрит

 



Война на Украине
 


2017-11-14 19:27


Мирные переговоры. Переговоры в Минске. Нормандский формат, , Новости ДНР сегодня. Последние новости Донецкой народной республики 2016, Новости ЛНР сегодня. Последние новости Луганской народной республики 2016, Новости Новороссии, Киевская хунта, Антимайдан, Антимайдан Украина

Очередная, третья, встреча помощника президента России Владислава Суркова и спецпредставителя США по Украине Курта Волкера, прошедшая 13 ноября в Белграде, похоже, закончилась ничем.

По словам Суркова, стороны "подробно обсудили российскую инициативу по развертыванию сил ООН на Украине". "Американские друзья передали свои предложения к нашему проекту резолюции Совбеза — 29 абзацев. Три из них наша делегация сочла приемлемыми", — уточнил помощник президента.

С другой стороны, американцы предложили разместить в Донбассе 20 тысяч миротворцев, что Россия считает абсолютно неприемлемым. На этом переговорщики разошлись. А вопросы остались.

Что предлагает Россия

Предыдущие встречи Суркова и Волкера проходили 21 августа (в Минске) и 7 октября (в Белграде). При этом реальное наполнение переговоры получили после заявления президента России Владимира Путина, который 5 сентября 2017-го предложил ввести на территорию мятежного Донбасса международную миротворческую миссию.

С этого момента, что очень важно, началось конкретное обсуждение путей разрешения украинского гражданского конфликта с участием США. Собственно, основным содержанием переговоров Суркова и Волкера и являются российские предложения.

Говоря о "голубых касках" ООН, российский президент определил четыре важных условия введения миротворцев. Во-первых, они должны обеспечивать безопасность мониторинговой миссии ОБСЕ в Донбассе. Во-вторых, должны находиться исключительно на линии разграничения противоборствующих сторон. В-третьих, контингент могут ввести на территорию конфликта только после разведения сторон и отвода тяжелой техники. В-четвертых, вопрос необходимо в обязательном порядке решать с участием представителей мятежных ДНР и ЛНР.

Соответствующий проект резолюции Россия внесла на рассмотрение Совета Безопасности ООН.

Условия Москвы вполне прагматичны. Миротворцы не могут появиться в зоне конфликта, когда идут бои, пусть и вялотекущие. Потому что тогда они становятся одним из участников конфликта (или ввязываются в конфликт на обеих сторонах). Кроме того, появление миротворческих сил должно стать сигналом для Киева о необходимости скорейшей реализации политической части Минских соглашений, без которых, как настаивает Россия, реальное восстановление территориальной целостности Украины невозможно.

Наконец, для российской стороны очень важно, чтобы при решении дальнейшей судьбы Донбасса в обязательном порядке учитывались интересы жителей ДНР и ЛНР, поскольку в Киеве стремятся решать судьбу этих регионов, невзирая на мнение проживающих там "мятежников".

Важным пунктом позиции Москвы является именно это направление миротворческой миссии, так как учет интересов жителей ДНР и ЛНР предполагает их защиту от так называемых добровольческих, а по сути — националистических и карательных сил Украины.

Чего хочет Украина

Вопрос о введении миссии ООН в зону гражданского конфликта в Донбассе стоял давно. Весной 2015 года с таким предложением выступил президент Украины Петр Порошенко. Но тогда у других стран из "нормандской четверки" — России, Германии и Франции — еще были иллюзии по поводу того, что им удастся добиться реализации Минских соглашений без введения в зону конфликта миротворцев.

Казалось, еще немного — и наступит мир.

Однако из этого ничего не вышло — Украина за два с половиной года не выполнила ни одного пункта политической части "Минска". А именно: Киев не объявил амнистию для участников конфликта с обеих сторон, принял закон о проведении местных выборов на территории Донецкой и Луганской областей, не принял в окончательном варианте закон об особом статусе ЛНР и ДНР.

С последним законом — об особом статусе — произошла знаковая история. Тридцать первого августа 2015-го Верховная рада под давлением посольства США и ЕС приняла закон в первом чтении. Но сразу после этого перед парламентом радикалы и националисты в знак протеста устроили бунт. В результате взрыва гранаты четыре человека тогда погибли, а еще более 100 бойцов Нацгвардии получили ранения различной тяжести. С тех пор во втором чтении этот закон не рассматривался. Более того, после упомянутых событий украинская власть, похоже, струсив, вообще отказалась от реализации политической части минских договоренностей.

С того момента Порошенко образца весны 2015 года (когда он сам был за миротворческую миссию) исчез, а вместо него появился новый — лавирующий между радикалами и националистами у себя в стране и политическими кураторами на Западе.

Во-первых, Порошенко боится ставить в парламенте вопросы политического урегулирования конфликта на востоке Украины. Во-вторых, украинскому лидеру, который собирался на второй президентский срок, не нужен Донбасс с его протестным по отношению к нему электоратом.

Наконец, президент Украины ощущает себя востребованным в большой международной политике именно тогда, когда находится на острие конфликта. Разногласия с Россией делают из него политическую фигуру европейского масштаба. Как в известной басне Крылова про Моську.

Кроме того, противостояние Москве, на котором Порошенко всячески заостряет внимание во внешней политике, дает весьма ощутимые для его команды финансовые вливания ЕС и США.

Иными словами, самое выгодное для Киева — замороженный на многие годы конфликт. С сохранением статус-кво.

Поэтому, узнав в начале сентября об инициативе России по введению миротворческой миссии, украинская сторона, сама в 2015 году предлагавшая то же самое, начала лавировать. Так, министр иностранных дел Павел Климкин заявил, что свой план по миротворцам Украина не будет вносить в качестве проекта резолюции, а обсудит его со своими "друзьями и сторонниками в ООН".

Позднее секретарь Совета по национальной безопасности и обороне Александр Турчинов высказался категорично: российская схема абсолютно неприемлема. Более того, она, по его мнению, способствует эскалации напряжения. "Все попытки России "перекрасить" свои силы, которые она уже начала стягивать к границам Украины, под миротворческие будут напрасными", — объявил Турчинов 13 ноября.

Как ведут себя США

С самого начала конфликта и попыток его погасить было понятно, что без участия Штатов "нормандский формат" результатов не даст. Потому как в реальности украинская власть — с момента начала государственного переворота на Майдане и до сегодняшнего дня — ориентировалась исключительно на позицию Госдепа. И не только в этом вопросе.

Однако США более трех лет никак не участвовали в этом процессе. Во всяком случае, официально. Наоборот, обеспечивали нелетальным вооружением, поддерживали финансово и даже методически, организовывая на территории Украины войсковые учения с участием своих инструкторов.

Ситуация несколько изменилась с избранием президентом Дональда Трампа. Позиция Штатов стала более противоречивой. С одной стороны, продолжается снабжение Киева оружием (в том числе пообещали и летальное), с другой — появилась миссия Курта Волкера, задача которого — найти мирный способ решения проблемы.

Конечно, нынешняя позиции Вашингтона — результат внутренних политических противоречий, когда американский президент не находит общего языка с конгрессом. Но тем не менее пытается проводить свою линию. Линия Трампа понятна: снизить непродуктивную для внутренней жизни США активность страны во внешнем мире.

Помимо этого, Трамп приучает американскую элиту считать деньги и, видимо, не видит позитивных результатов в том, что три года Штаты финансируют Порошенко и его команду.

Накануне нынешней встречи Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), финансируемое напрямую из США, вскрыло коррупцию в рядах украинского генералитета, расхищающего американские инвестиции. Но Порошенко и его люди не дали проамериканскому НАБУ "своих" в обиду.

С приходом Трампа приобрела новые черты и несамостоятельность Порошенко. Он начинает лавировать между различными центрами силы в США, проще говоря, между Трампом и конфликтующим с ним конгрессом.

Все это в полной мере отразилось и в нынешней истории с миротворцами. Волкер, который, с одной стороны, должен добиться мирного решения, а с другой — не может не учитывать антироссийские настроения в американском конгрессе, сам начинает рискованную игру. Так, перед третьей встречей с Сурковым он предостерег Украину от подачи в Совбез ООН своего проекта резолюции, предлагая основываться на российских предложениях.

При этом тут же предложил ввести в Донбасс фантастическое количество миротворцев: 20 тысяч. Фактически, как говорит министр иностранных дел России Сергей Лавров, "оккупировать Донбасс". По словам Лаврова, такие заявления Волкера "прямо противоречат тому, что делают Германия, Франция, Россия и Украина в "нормандском формате".

"Господин Волкер заявил, что, во-первых, нужно, чтобы миротворцы оккупировали. Он другое слово употребил, но смысл его "оккупировали" — весь Донбасс, взяли его в кольцо. И только потом Соединенные Штаты поддержат действия президента Петра Порошенко по выполнению всех его обязательств", — описывает ситуацию Лавров.

В целом Волкер затягивает переговорный процесс неприемлемыми для Москвы условиями, выбрав для себя тактику выжидания.

Противоречивость американской позиции по миротворцам, абсолютная несамостоятельность и в то же время попытка Порошенко лавировать между различными центрами принятия решений в США делают невозможным процесс реального урегулирования в Донбассе. Отсюда и отсутствие результатов в последних переговорах. И если эти позиции Вашингтона и Киева сохранятся, то нулевые итоги будут и на следующих встречах.

Однако последовательная реализация прозрачных предложений Москвы о введении миротворцев на линию разграничения конфликтующих сторон с учетом интересов и безопасности местного населения — единственное, что может остановить гражданский конфликт на востоке Украины.

Захар Виноградов, обозреватель РИА Новости


Источник: ria.ru

Загрузка...