Реинтеграция или война?

 



Война на Украине
 


2017-10-10 19:25


, Новости ДНР сегодня. Последние новости Донецкой народной республики 2016, Новости ЛНР сегодня. Последние новости Луганской народной республики 2016, Антимайдан Крым, Новости Белоруссии, Новости Донецка и Макеевки сегодня 2016, Мирные переговоры. Переговоры в Минске. Нормандский формат, Новости Луганска сегодня 2016, Антимайдан Киев, Киевская хунта, Новости Новороссии, Антимайдан, Антимайдан Украина, Сводки от ополчения Новороссии. Последние сводки с фронтов ДНР и ЛНР

Украинский парламент рассматривает законы, объявляющие Россию оккупантом

5 октября Верховная Рада приняла в первом чтении два законопроекта, предложенных Петром Порошенко и напрямую связанных с решением конфликта на Донбассе. Спешка и давление со стороны президентской администрации, по мнению ряда аналитиков, говорят о том, что Порошенко пытается не провести проекты в законы, а как раз таки сорвать их принятие.

Дело тонкое: эти законопроекты, по сути, объявляющие войну России, в то же время вызвали активное неприятие у самой русофобской части депутатского корпуса. Но, похоже, именно в таком исходе дела более всех заинтересован украинский президент. Так считает, например, обозреватель РИА «Новости» З. Виноградов.

По мнению киевского политолога К. Бондаренко, принять эти законы обязали Порошенко западные партнеры Украины. Они, идеологи этих документов, видят в них аргументы в переговорах с Россией и механизмы по урегулированию гражданского конфликта на Украине. Но сам Порошенко, убежден эксперт, заинтересован все оставить, как есть, и, формально имитируя выполнение руководящих указаний, на деле их срывает.

Примечательно: законопроекты из Администрации президента были переданы в парламент меньше чем за сутки до их рассмотрения (!). Тогда как утечка о формулировке «страна-агрессор» была еще в августе.

Известно также об альтернативном проекте от фракции «Самопомощь», который был «зарублен» в профильном парламентском комитете по обороне и безопасности. Утверждают также, что «значительная часть нюансов в самих документах делает невозможной их поддержку другими депутатскими фракциями — Оппозиционным блоком и “Батькивщиной”». Кроме того, Порошенко и его соратники расчленили законопроект на два, запутав ситуацию.

Один называется «О создании необходимых условий для мирного урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» и продлевает на год предыдущий закон об особом статусе местного самоуправления Донбасса, действие которого заканчивается 18 октября. На самом деле этот закон в предыдущие три года не действовал, поскольку вступать в силу должен лишь после прекращения вооруженного конфликта. Он вызвал активное сопротивление радикалов на улицах столицы, однако субботним утром 7 октября Порошенко его подписал.

Второй закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях», по-новому трактует гражданский конфликт на востоке страны.

З. Виноградов утверждает, что «Закон об особенностях» нельзя считать законопроектом о «реинтеграции», то есть о возвращении Донбасса на Украину, а следует называть «Законом об оккупации», поскольку главные его статьи направлены против России, которая в нем обозначена оккупантом. Законопроект, во-первых, определяет такие понятия, как “российская оккупация” и “российская оккупационная власть”.

То есть этот закон абсолютно провокативно определяет в юридических терминах гражданский конфликт на востоке Украины как однозначную оккупацию Россией части территорий Украины.

Кроме того, «законопроект определяет правовой статус самих мятежных республик как временно оккупированных территорий, что фактически лишает их участия в переговорах по урегулированию конфликта».

Общеизвестно, что при подписании Минских соглашений в феврале 2015 г. лидеры ДНР Захарченко и ЛНР Плотницкий участвовали в их подписании. Теперь же — украинская власть будет иметь «юридические основания никаких документов с ними не подписывать и не вести никаких переговоров об условиях возвращения территорий в состав Украины».

Также новый законопроект юридически обосновывает полное удушение Донбасса. Документ запрещает хождение на территории Донбасса какой-либо иной валюты, кроме гривны. А поскольку Нацбанк Украины на территории ЛДНР не действует, следует понимать, что здесь не предусматривается никакого денежного обращения!

И права регистрировать акты гражданского состояния, выдачу паспортов гражданам новый законопроект Донбассу не предоставляет.

И «АТО» теперь получает новое правовое наименование — «меры по обеспечению национальной безопасности и обороне, сдерживанию и отпору российской вооруженной агрессии».

Вводится норма о законодательной передаче всех действий в зоне конфликта от Службы безопасности Украины (как это было юридически до принятия данного законопроекта) Вооруженным силам Украины (ВСУ), то есть Генеральному штабу и главнокомандующему Порошенко.

Новый законопроект фиксирует право Украины «на самооборону», то есть применение силы для «войны с оккупантами», а именно с Россией.

Все эти «юридические новации» нужны были — для давления на российскую сторону — Госдепу США перед встречей в Белграде специального представителя по Украине К. Волкера с помощником российского президента В. Сурковым.

Как заметил тот же К. Бондаренко, не случайно в новых законопроектах закрепляются обязательства Украины по выполнению Минских соглашений. По его мнению, это явно рекомендовано Порошенко в Госдепе США.

«Но именно появление в документах Минских соглашений делает неуступчивыми в принятии законопроектов многих их противников в парламенте Украины, — утверждает З. Виноградов. — И это Порошенко хорошо понимает. Поэтому вместо кропотливой разъяснительной работы просто внес законопроекты в парламент за несколько часов до их рассмотрения. И в Раде началась драка прямо у трибуны, которую заблокировала «Самопомощь».

Состояние «ни жив ни мертв» с этим законопроектом и вообще со статус-кво на Украине Петра Порошенко очень устраивает. Для этого он и осуществил эту законодательную провокацию, убежден эксперт.

* * *

Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования, замечает, что закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» (который для краткости называют законом о реинтеграции Донбасса) проходит тяжело, хотя Волкер нахваливает закон как «жесткий шаг к миру», а Париж и Берлин вообще молчат, то есть вроде бы почти все «за» или не против.

Значит, есть подводные камни, утверждает эксперт, подчеркивая намерение оппонентов Порошенко, сформировавших политико-олигархический консенсус, Петра Алексеевича от власти убрать, поскольку его режим больше отвечает стремлению «креативного класса» к стабильности. А Запад, в лице Германии и Франции, выступающих от имени ЕС, желая урегулирования конфликта, «уже не верит, что его можно достичь в Минском формате, поскольку Киев отказывается выполнять соглашения, а Россия не поддается давлению и отказывается идти на уступки. При этом они не могут отказаться от Минского формата (слишком глубоко они влезли в украинский кризис) и не в состоянии серьезно надавить на Киев (там уверены, что США заставят ЕС и дальше автоматически продлевать режим санкций, а, кроме их отмены, больше ничего режим не боится. В свою очередь США вынуждены формально поддерживать ненужный им Минский формат, поскольку понимают, что положение их европейских союзников заставляет последних зубами держаться за форму, не заботясь о содержании. При этом самим американцам Минск не нужен и даже вреден. Они совсем не прочь оказаться единственными представителями Украины и выступать на переговорах с Россией от лица объединенного Запада».

Позиция ЕС в отношении Украины давно уже пассивно выжидательна. Европа ждет только достаточно серьезного повода, чтобы полностью выйти из украинской темы.

Таким поводом может стать и денонсация украинским режимом Минских соглашений, и очередной переворот в Киеве, и начало, по инициативе Украины, активных боевых действий. Для США же важно усиление конфронтации Украины с Россией.

С этой точки зрения зарубежным союзникам Киева подходил любой вариант закона, поскольку во всех Россия квалифицировалась как агрессор и оккупант, а значит, обострение было бы неизбежным. Да и Минские соглашения фактически дезавуировались, поскольку «оккупант» и «агрессор» не может быть гарантом урегулирования. США получали рычаг давления на ситуацию, точку входа в процесс урегулирования. Европа при желании могла в любое время выйти из украинских процессов под предлогом фактического дезавуирования Киевом Минских соглашений.

Р. Ищенко полагает, что для Порошенко было необходимо принять закон, именующий Россию агрессором (кость нацистам), но при этом сохранить в рабочем состоянии Минский процесс. Для этого упоминание о нем было имплантировано в тело закона, а среди «оккупированных территорий» не упоминался Крым. В альтернативном законопроекте «Самопомощи» все было с точностью до наоборот.

В ходе драки в сессионном зале и беспорядков вокруг парламента удалось исключить из президентского законопроекта нормы, апеллировавшие к Минским соглашениям. Требование внести Крым в список «оккупированных территорий» также было выдвинуто и не отвергнуто. Можно предполагать, что в ходе второго чтения соответствующую поправку как минимум попытаются внести.

Характерно, что оппоненты Порошенко не стали активно протестовать против предусмотренного президентским законопроектом права главы государства вводить «в особый период» военное положение без согласования с парламентом. Оппонирующая Порошенко украинская элита частично совпадают в устремлениях с интересами США: и тем, и этим необходимо обострение с Россией, чтобы усилить давление на Порошенко и заставить его уйти добровольно, под угрозой «народного бунта».

США необходимо обострение отношений Киева и Москвы, поскольку у них закончились аргументы в сирийской кампании и им (как и в 2014 г.) необходимо отвлечь российские силы и ресурсы на другой, менее важный предмет.

Политолог убежден, что однозначно «следует ждать очередного обострения ситуации в Донбассе (а возможно, и на украинской границе с Крымом). И теперь США ждут жесткой реакции России на срыв Украиной Минска и второй этап агрессии Киева в Донбассе. Они умышленно не останавливают украинских политиков, чтобы предоставить Москве железный повод для вторжения. При этом, поскольку, в отличие от 2014 г., в данный момент Украина рассыпается настолько очевидно, что этого могут не замечать только те, кто замечать не желает (об этом уже даже украинские политики не скрываясь говорят) в Вашингтоне рассчитывают, что уж на сей-то раз Москве придется дойти до Киева и взять на себя ответственность за судьбу Украины. … Полноценное российское вторжение на Украину не только решило бы для США проблему усиления своей позиции в переговорах по сирийскому урегулированию, но и сняло бы вопрос спасения украинской ГТС — Кремлю было бы невыгодно оставить без существенного транзита эту трубу в условиях падающих на него обязательств по обустройству Украины».

Можно расценивать мнение Р. Ищенко как угодно, но после прорыва украинского фронта эксперт видит две — решаемые — проблемы для РФ: нужно будет закрыть российско-украинскую границу буферными народными республиками на всем ее протяжении и не слишком увлекаться преследованием противника и освобождением территорий, поскольку ресурсов республик должно хватить не только на их военно-полицейский контроль, но и на обеспечение нормального уровня жизни и на восстановление производства.

Ситуация на Украине окончательно выходит из-под контроля как местных элит, так и Вашингтона, — заключает Р. Ищенко, — и в безуспешной попытке преодолеть внутреннюю дестабилизацию за счет акцента на консолидации против внешнего врага, украинские элиты осознанно идут на прямую конфронтацию с Россией. «Отсюда и законопроект о реинтеграции, и бои вокруг него. Но России для того чтобы начать предметно заниматься наведением порядка в своем Юго-Западом предполье, необходимо вначале завершить сирийскую кампанию достойным миром».

* * *

Украинские журналисты сами подсчитали, что слово «агрессия» встречается в документе 42 раза! А Порошенко в своем обращении, обнародованном его пресс-службой, отметил, что только в случае выполнения ряда требований по безопасности в Донбассе, среди которых проведение местных выборов по стандартам ОБСЕ и демилитаризация региона, закон вступит в силу. «В то же время наша репутация как страны, которая с ответственностью относится к Минским договоренностям, позволяет каждый раз продлевать санкции против России. И эти санкции в значительной степени сдерживают агрессора», — отметил Порошенко. Он также заявил, что закон предоставляет аргументы в пользу поставок оружия Киеву и укрепляет правовую базу для применения в регионе ВСУ. Кроме того, утверждает Порошенко, закон лишит РФ права миротворчества в соответствующей миссии ООН. «Закон закрепляет за частью Донецкой и Луганской областей статус временно оккупированных российскими войсками. Россия в законе названа страной-агрессором, а Украина оставляет за собой право на самооборону в соответствии со статьей 51 устава ООН. Это укрепляет правовую базу ВСУ и усиливает аргументы в пользу предоставления Украине оборонительного оружия. <...> Отныне страна-агрессор не будет иметь никаких прав на участие в миротворческой миссии», — подчеркнул Порошенко.

* * *

Пресс-секретарь президента РФ Д. Песков заявил, что определение России в новом украинском законопроекте как агрессора — ни юридически, ни фактически не может быть приемлемо для России. Кроме того, этот украинский нормативный акт по своей структуре полностью противоречит букве и духу Минских соглашений.

Ряд ведущих российских аналитиков тоже увидели суть продвигаемых в Верховной Раде законопроектов как ведущих к выходу Киева из существующих сегодня договоренностей по «Минску-2».

Эксперт РИСИ О. Неменский резюмирует, что «нужно обратить внимание на то, что Донбасс в этом документе характеризуется, как “временно оккупированная территория”. Это означает отказ Киева от самой возможности прямых переговоров с народными республиками Донбасса». Однако данное положение, что территории ДНР и ЛНР находятся под оккупацией, противоречит Минским соглашениям, где, во-первых, говорится, что сторонами конфликта являются Украина и народные республики Донецка и Луганска, а, во-вторых, значится призыв к ситуационным усилиям по нормализации положения дел в регионе, т.е. на практике это означает прямые переговоры между враждующими сторонами. «В результате мы можем сказать, что Украина с помощью этого нормативного акта уничтожает все правовые основы для своего участия в урегулировании кризиса в Донбассе, — констатирует Неменский. — Есть в данном законе и очевидное влияние партнеров из Вашингтона, которое заключается в переименовании “АТО” в операцию по обороне Украины. Это означает легализацию применения армейских вооруженных сил на территории Донбасса, и это также сделано специально, пусть это и не спасет украинских политиков от того, что они на протяжении 3,5 лет целенаправленно совершали военные преступления на своей территории. <…> Данное положение необходимо США в качестве гарантии для возможных военных поставок. Просто американцам важно, что их оружие не будет идти в зону, где применение армейских подразделений носит незаконный характер, как это и было в Донбассе до принятия этого закона».

Новый законопроект в случае его принятия выведет Украину из Минского процесса и поставит в ситуацию юридически провозглашенной войны с Россией.

Свои слова сказали и представители Донбасса. В частности, уполномоченный представитель ЛНР на переговорах в белорусской столице, и.о. министра иностранных дел Республики В. Дейнего на брифинге в ЛуганскИнформЦентре заявил, что Украина вразрез с Минскими соглашениями изобретает все новые дополнительные условия продления действия закона об особом статусе Донбасса.

Упомянутые в украинском законопроекте «незаконные формирования» В. Дейнего интерпретировал со своей точки зрения. «Незаконные формирования — это, прежде всего, боевые подразделения Национальной гвардии и прочие вооруженные формирования Украины, которые она сюда, в Донбасс, отправила. И мы не имеем ничего против того, чтобы Украина эти незаконные формирования отсюда вывела, – отметил он. — Но, как показывает практика, те обстрелы, которые ведутся по нашей территории, это действия не регулярных частей, не вооруженных сил Украины, а именно вот таких формирований, которые не подчинены генеральному штабу. Поэтому, если Украина так настаивает – пусть выводит». «С ВСУ диалог выстраивать несколько легче, поскольку они облечены определенными обязательствами, и там есть определенная управляемость со стороны Киева. Над националистическими формированиями никакого эффективного контроля нет. Поэтому у нас есть вот эти систематические обстрелы нашей территории, — убежден уполномоченный представитель ЛНР в Минске. — Что касается каких-то дополнительных условий и так далее, есть только одно условие – это Комплекс мер, который определяет последовательность шагов, в том числе и по введению в действие особого статуса. Украина сорвала эти действия, сорвала сроки, которые были предусмотрены. И теперь пытается рассказывать о каких-то дополнительных условиях? Нет. Никаких иных условий, кроме тех, которые закреплены в Минских документах, не будет. Единственный компромисс, который мы можем допустить, — это не единовременное введение особого статуса, как это было предусмотрено Комплексом мер, а поэтапное введение, как это предложил Франк-Вальтер Штайнмайер 2 октября 2015 года на саммите "нормандской четверки. Это очень серьезный компромисс для нас, это тот предельный шаг назад от Минских соглашений, на который мы могли бы согласиться. Но Украина отказалась от рассматривания этого механизма введения особого статуса. Иных механизмов не будет».

Напомним, что участники Контактной группы по урегулированию ситуации в Донбассе 12 февраля 2015 г. подписали в Минске согласованный с главами стран-участниц «нормандской четверки» (Россия, Германия, Франция и Украина) Комплекс мер по выполнению Минских соглашений. Совет Безопасности ООН 17 февраля 2015 г. резолюцией № 2202 одобрил Комплекс мер, который стал приложением № 1 к данной резолюции. Также Совбез ООН призвал все стороны обеспечить полное выполнение Комплекса мер. Документ предусматривает прекращение огня, отвод тяжелых вооружений от линии соприкосновения, начало диалога о восстановлении социально-экономических связей Киева и Донбасса, а также реформу конституции Украины с целью децентрализации и закрепления «особого статуса отдельных районов Донецкой и Луганской областей». Для интенсификации деятельности Контактной группы в ее составе созданы четыре рабочие группы по выполнению соответствующих аспектов Минских соглашений: по вопросам безопасности; по политическим вопросам; по вопросам внутренне перемещенных лиц и беженцев и гуманитарному содействию; по экономическим вопросам.

* * *

7 октября в Белграде состоялись переговоры помощника президента РФ В. Суркова с К. Волкером (первая их встреча прошла в Минске 21 августа), которые представитель России счел конструктивными: «Обсуждался предложенный Россией проект резолюции ООН по Донбассу. Найдено взаимопонимание по ряду позиций. Большинство выявленных разногласий признаны преодолимыми».

Сурков сообщил также: «Договорились с Куртом, что наши консультации по украинскому урегулированию будут продолжены в необходимом для достижения результата объеме. В том, что в конечном итоге результат будет, не сомневаемся».

При этом помощник президента РФ добавил, что обе стороны подчеркнули необходимость выполнения Минских соглашений при решающей роли «нормандского формата» и Минской контактной группы.

Специально для «Столетия»


Источник: www.stoletie.ru

Загрузка...