О каждой революции можно судить по ее лидерам и знаковым лицам. Великая Французская революция, или Октябрьская революция в России породили целую плеяду выдающихся деятелей, которые навсегда вошли в мировую историю. Украинские события 2017 года не дали нам Робеспьера, Дантона и Мирабо, но дали Шкиряка, Черновола, Березу, Мосийчука и Семенченко. Вглядываясь в эти лица, подчас кажется, что их подбирали на специальном кремлевском кастинге — для дискредитации движения Евромайдана, стараясь собрать вместе наиболее нелепых, неприятных и недалеких людей.

Однако, отбор в топ-команду Майдана проходил не у Путина, а на главной революционной сцене. Его критерии были достаточно просты — в условиях пропагандистской истерии наверх выплывали те, кто занимали в те дни наиболее агрессивную позицию, пиарясь на разжигании ненависти и призывая к насилию. Никто не требовал от их заявлений смысла — наоборот, в украинском обществе возник спрос на самые безумные лозунги и призывы. Хитрые проходимцы, которые шустрее всех разобрались в этой особенности текущего политического момента, уже вскоре оказались в креслах чиновников и депутатов — куда их на руках внесли восторженные сторонники.

© РИА Новости, Петр Задорожный | Перейти в фотобанк

Судьба «сотника» Владимира Парасюка является в этом смысле зеркалом того, что по недоразумению называется «революцией». Уроженец расположенного на Львовщине села Майдан, недоучившийся студент-электронщик, который подрабатывал съемками на свадьбах, окунулся в киевские события, имея за душой факультативное членство в маргинальных на тот момент националистических группах и хорошо подвешенный язык. Это сыграло свою роль во время митинга 21 февраля 2014 года, когда Яценюк, Тягнибок и Кличко встречались с майдановцами, обсуждая с ними возможность мирного компромисса и предложенные Януковичем политические уступки. Поднявшись на трибуну, Парасюк потребовал пойти на вооруженный штурм администрации президента в том случае, если Янукович не соберется к утру в отставку — и это подстрекательство к насилию быстро сделало его популярным среди сторонников Евромайдана. Парасюк позиционировался тогда как «голос народа» — простой, честный человек, который озвучил стране всю правду-матку и заставил испугаться бежавшего из Украины экс-президента.

Благодаря этому имиджу уроженец села Майдан сразу же оказался в поле зрения политтехнологов и журналистов, не вылезая из телестудий. Уже вскоре радетель за простой народ оказался в сфере влияния олигарха Игоря Коломойского, который также на полную использовал открывшиеся после переворота возможности. Парасюк участвовал в погроме дома бывшего депутата Олега Царева, глумливо разбрасывая по нему резиновые фаллосы из секс-шопа, а затем был зачислен командиром роты в батальон «Днепр-1», который представлял собой частную армию «днепропетровской команды».

В этом качестве бывший сотник попал в удивительную историю — показавшись перед журналистами в перевязке, он заявил, что получил ранение в голову и попал в плен к российским солдатам, откуда ему удалось счастливо бежать прямо с территории РФ. Впоследствии Парасюк не раз менял собственную версию этих удивительных приключений — а другие атошники публично обвиняли его в инсценировке пленения и откровенной лжи. Однако, практический результат был достигнут — после этой лошадиной дозы пиара страна вспомнила о герое Майдана, что позволило ему без проблем избраться в народные депутаты.

Попав в парламент, Парасюк продолжил заниматься там тем, что приносило ему успех — он с завидной регулярностью устраивал большие и малые скандалы и выступал с воинственными речами — стараясь, чтобы его имя не исчезало из новостей. Он постоянно провоцировал под стеклянным куполом драки — с Владимиром Литвиным, Александром Вилкулом, Романом Насировым, Максимом Курячим и другими, недостаточно патриотическими, на его вкус, коллегами. Нападал на прокуроров, кулаками защищая в суде своего патрона Геннадия Корбана; избил, а затем похитил следователя СБУ по делу о незаконной вырубке леса, бросил стаканом в судью, стукнул начальника ГУ МВД по Луганской области, ударил ногой в голову заместителя начальника Главного управления по борьбе с коррупцией и организованной преступностью, подрался с полицейскими на блокпосту в Славянске, устраивал потасовки с журналистами.

© РИА Новости, Александр Максименко | Перейти в фотобанк

Одним словом, политическая биография Владимира Параюска больше всего напоминает криминальную хронику и послужной список мелкого хулигана — с той разницей, что он не понес за это никакого наказания. Парасюк словно бравировал этими демонстративными правонарушениями, пребывая в уверенности, что они должны сойти с рук депутату и «герою Майдана». Это волшебное слово — «Майдан» — звучало в каждом его выступлении, что вскоре стало вызывать насмешки у журналистов. Парасюк оправдывался Евромайданом даже во время коррупционного скандала — когда народный депутат Александр Бригинец обвинил его в присвоении подаренного волонтёрами имущества, включая бронированный канадский джип «Форд». Помимо Майдана, «сотник» апеллировал в таких случаях к другим высшим силам — так, объясняя, откуда у него взялись отмеченные в декларации дорогие часы, он объяснил, что их принес ему Святой Николай.

В любой европейской стране Парасюк давно находился бы под следствием и судом. Но украинские власти и украинское «гражданское общество» не заинтересованы в том, чтобы спустить с небес на землю растиражированную их собственными усилиями икону Евромайдана. Хотя над нарисованным над ним нимбом давно проступили весьма характерные рога.

Впрочем, перспектива наказания все равно маячит в будущем скандального депутата. В июне 2017 года Следственный комитет РФ возбудил против Парасюка уголовное дело — за то, что 9 марта 2016 года он склонял собравшихся возле Генерального консульства России людей к совершению нападения на диппредставительство РФ в Киеве. 11 октября в сети появились слухи о том, что его разыскивают по этому делу по линии Интерпола. И хотя их быстро опровергли, этот тревожный звоночек наверняка не порадовал «сотника». Не столько из-за российских претензий, сколько из-за внушительного багажа накопившихся в Украине дел, которым всегда могут дать ход, когда он потеряет спасительный депутатский мандат.

Когда придет этот день, украинцы узнают о своем вчерашнем кумире много нелицеприятной правды. И смогут задуматься над тем, уместно ли называть революцией время парасюков — полное насилия, мошенничества и лжи.