Интересна аргументация, приведенная на заседании исполнительного комитета городского совета 19 сентября. «Некоторые горожане против этого крестного хода… Чтобы не возникало противостояние, давать преференции определенной конфессии не стоит. Это может вызвать общественное напряжение, драки, провокации со стороны самого Московского патриархата. Мы уже видели такие провокации», — заявил депутат Виктор Дубинко (избран в городскую раду 25 октября 2015 году от «Батькивщины», 17 января этого года исключен из рядов партийной фракции за несогласованное с ней голосование). В итоге разрешение на крестный ход верующим УПЦ к собору поддержали лишь 5 из 15-ти членов исполкома.

Срывать крестный ход УПЦ в случае его проведения намерен «Правый сектор»*. Лидер его штаба в Сумской области Сергей Супрун и официальный спикер Александр Хомчак, кстати, не далее как 13-го января этого года участвовали в одной пресс-конференции с Дубинко (в 2014-м — официальным спикером общественного объединения «Майдан»), посвященной Евромайдану прошедшему и Майдану будущему.

«Правый сектор» призывает неравнодушных сумчан выйти 14 октября… чтобы доказать всем захожим, что в украинском городе может происходить только украинский марш!» — говорится в заявлении 23 сентября на сайте этой запрещенной в России организации. К этому можно добавить, что «возмущенные активисты» присутствовали и на заседании 19 сентября исполкома городского совета, оказывая влияние на голосование. 

Праворадикалы уже давно превратили Сумы в самую «горячую точку» церковного фронта на Левобережье Украины. 25 февраля 2014 года, сразу же после победы Евромайдана, раскольники и националисты попытались захватить кафедральный Преображенский собор УПЦ, угрожая архиерею тем, что в случае отказа «весь Майдан будет здесь и забросают епархию коктейлями Молотова». Тогда набатный звон созвал верующих на защиту храма.

1 марта 2015 года во время воскресной литургии около 20-ти националистов в камуфляжах с красно-черными нашивками и балаклавах заблокировали вход в Преображенский собор и попытались напасть на выходившего из него архиерея, которого закрыли собой прихожане. Затем на странице «Правого сектора» Сумской области в Facebook появилось заявление: «Правый сектор» пришел и показал всем москальским собакам, кто в Сумах хозяин!».

20 марта 2015 года городская рада Сум запретила УПЦ провести 27 марта крестный ход в честь Феодоровской иконы Божьей Матери. Инициатором решения стал депутат Максим Галицкий от националистической партии «Свобода»*, а замглавы исполкома Иван Бортник заявил, что молитвенное шествие может вызвать обострение ситуации в городе. В том же году крестный ход запретили — однако 15 декабря 2015-го этот запрет снял суд — новый мэр Конотопа (Сумская область) «свободовец» Артем Семенихин. Избранный 25 октября 2015-го главой Конотопа 33-летний участник АТО шокировал публику, сменив в кабинете портрет президента на портрет Бандеры и пообещав поставить памятник вождю ровенского УНСО* и «Правого сектора» Александру Музычко («Сашко Билому»).

Этот опыт позже оказался распространен на всю страну. 22 июля 2016 года прохождение многотысячного крестного хода УПЦ по территории Борисполя (Киевская область) запретил «с целью избежания провокаций и массовых беспорядков» собравшийся на внеочередное заседание исполком городской рады. В тот же день депутат Верховной Рады Андрей Левус («Народный фронт»), связанный с Молодежным националистическим конгрессом (МНК), сообщил в Facebook, что «обратился к мэру Киева Кличко с требованием посредством обращения в суд запретить так называемый «крестный ход РПЦ» для того, чтобы не допустить беспорядков, антиукраинских и различных деструктивных провокаций». Днем ранее на заседании Киевской городской рады запрета крестного хода требовали депутаты от «Свободы». «В феврале 2014 года под хоругвями и иконами, за женщинами с детьми, в Севастополь заходили «зеленые человечки». Аналогично было в марте, апреле в Луганске и Донецке, когда за «мирным» Московским патриархатом заходил Путин. Чтобы сегодня не допустить провокаций, нужно запретить Крестный ход на территории Киева», — заявил тогда глава партийной фракции в городской раде Юрий Сиротюк. 

18 июля 2016 года митинг с аналогичным требованием провели у Киевской городской государственной администрации УНА-УНСО*, Конгресс украинских националистов, ОУН* (чьим молодежным крылом является упомянутый выше МНК) и еще ряд организаций. Националисты из «Добровольческого движения ОУН» (создан на базе той части батальона ОУН, которая отказалась в 2015 году перейти в ряды ВСУ) создали блок-посты на дорогах для блокирования подхода Всеукраинского крестного хода за мир к Киеву. Нападений на верующих тогда удалось избежать благодаря массированной переброске частей «Беркута» и Национальной полиции, но «оуновцам» все же забросали верующих и иконы яйцами.

В итоге, Киеврада и мэр крестный ход все же не запретили, и тогда в дело вступило МВД, объявившее о готовящихся терактах и потребовавшее от верующих отказаться от шествия. Этот опыт был позже повторен в Мариуполе, правда, также неудачно. 14 апреля этого года стало известно, что СБУ и главк Национальной полиции по Донецкой области официально не рекомендовали проводить в городе крестный ход, мотивировав это противодействием шествию со стороны других граждан и невозможностью обеспечить безопасность хода с прямым намеком на теракт. В итоге молитвенное шествие, возглавленном митрополитом Донецким, прошло, но ограничилось ближайшими окрестностями собора.


© РИА Новости, Наталья Селиверстова | Перейти в фотобанк

Конечно, пока такие случаи запрета молитвенных шествий единичны. Местные власти в центре и на юго-востоке страны чаще всего стараются избежать публичной конфронтации с верующими УПЦ, доминирующими в регионе, исключение составляют лишь наиболее «отмороженные» националисты. Однако в ряде случаев последние довольно эффективно диктуют свою волю народным избранникам, обеспечивая «правильное» голосование по поводу выделения храмов или разрешения крестных ходов УПЦ через присутствие в зале голосования десятка-другого крепких молодчиков в униформе.

До запрета же на уровне столицы дело дошло лишь в 2016 году, когда к Киеву с двух сторон начали подходить колонны верующих из Почаевской и Святогорской лавр, «обросшие» по пути тысячами паломников. В прочих случаях обычно обходятся созданием препятствий на пути верующих, как в июле этого года, когда доступ на Владимирскую горку ограничили проходом через несколько металлоискателей.

Тем не менее, тенденция налицо. Об этом же говорится в публикации, размещенной 9 октября на сайте Синодального информационно-просветительского отдела УПЦ: «Не дав разрешение на проведение крестного хода УПЦ, исполком Сумского горсовета, хоть и сыграл на опережение, однако поступил в полном соответствии с общей «линии партии», направленной на максимальное ограничение деятельности «вражеской церкви» в Украине, а в перспективе — и на ее полное уничтожение».