«Украины в Одессе быть не должно»

 



Война на Украине
 


2017-09-30 15:15


Антимайдан Украина, Антимайдан в Одессе

дессу будут добивать. Всё русское будет вырываться с корнями. Если останется Украина, то не будет Одессы. О раскладах сил, о методах борьбы, о том, что детей надо вывозить, обозревателю ПолитНавигатора Валентину Филиппову рассказал экс-депутат одесского горсовета Александр Васильев.

Валентин Филиппов:  Саша, привет, рад тебя видеть!                        

Александр Васильев: Да, привет-привет.

Валентин Филиппов: Слушай, читаю чужие паблики, вражеские. Они говорят: — Этот Труханов, этот Труханов! Если так дальше пойдёт, — говорят – у нас, вообще, Васильев – мэр будет!

Ты готов?                          

Александр Васильев:  Будет-будет. Правильно пишут.

Валентин Филиппов:  Хорошо. Какое твоё первое распоряжение?                        

Александр Васильев: Всех, кто был не за Васильева, всех на подвал. А те, кто за Васильева, там….

Валентин Филиппов: На чердак?                         

Александр Васильев: На чердак, да.

Валентин Филиппов: На этой позитивной ноте  хотел узнать твоё мнение. Что происходит в Одессе? Вот эти вот наезды на нынешнего мэра Одессы, знаменитого оранжевого ватника Труханова.  В общем, как нам-то реагировать? Потому, что эмигрантские круги спорят. Спасать – не спасать?                    

Александр Васильев: Ну, Труханов точно не наш. Ты говоришь о настроениях в эмигрантских кругах, так к эмигрантским кругам он, вообще, отношения никакого не имеет. И к тем людям, которые в Одессе в большом числе, так или иначе, ориентируются на эти наши круги.

Геннадий Леонидович — человек известный и не нуждается в особых представлениях. Он долго шёл к этому посту. Он для него в какой-то мере вожделенный. Но если взять всех наших одесских политиков, которых ты всех знаешь и помнишь, они все к этому посту шли долгими окольными путями.

Валентин Филиппов: И у всех ничем хорошим не кончилось.                         

Александр Васильев:  Да. Это так. У всех ничем хорошим не кончилось. Это правда. Плюс-минус. Поэтому, конечно, это такое место мэра Одессы, на нём спокойно трудно усидеть. Такой, с точёными пиками стул.

Что касается ситуации сейчас, однозначно, очень цинично люди, которые абсолютно далеки от каких-то моральных переживаний за чьи-то жизни, за простых людей, очень цинично используют трагедию, которая произошла в Одессе. Погибли очень страшной смертью маленькие дети.

Взяли просто повод. Просто качают. Какие-то быки штурмуют мэрию, лыбятся своими зубами, понятно, тоже далеки от скорби.

Есть какая-то кучка ребят. Мальчиков-девочек, которые искренне чем-то возмущены. Но они всё время искренне возмущены. Это такая уже у них психологическая зависимость. Они были искренне возмущены коррупцией при Януковиче, потом ещё чем-то искренне возмущались, «оккупацией Крыма», да?

Валентин Филиппов: Да. «Оккупация Крыма» — это возмутительно!  

Александр Васильев: Потом они возмущены российским вторжением. Теперь они возмущаются пожаром в «Виктории».

Как-то там может персональный состав меняться, но в целом, это определённый социальный срез. И они не обязательно за деньги какие-то или заказ выполняют. Они искренне переживают. Они искренне не понимают, что тот, кого они своей бурной деятельностью притащат на место Гены, будет хуже. Намного. И безопасности детей одесских это пойдёт однозначно в минус.

Это понятно. Это какие-то такие банальные вещи я говорю, что их стыдно, в общем-то, произносить.  Но эти мальчики-девочки, они инфантилы. Они, на самом деле, давно уже не мальчики, но, вот…. Они как бы так видят.

При этом, нам понятно, что весь этот лагерь, вся эта «потёмкинская деревня», не хочется даже называть «потёмкинская», нашего Светлейшего Князя, отца Новороссии подмешивать к этим делам, но понятно, это показуха. Такая украинская залипуха.

На самом деле, всё украли. Украли Генины люди. Генины люди воруют, воровали и будут воровать. Они для этого идут в депутаты. Они для этого становятся председателями комиссий. Я их там всех видел, всех знаю. Пытались их хватать кое-где за руки, где-то, наоборот, у нас там с ними могли интересы совпадать. Это тоже всё понятно.

И то, что эти все ребята сейчас копают, роют и воют, я, вообще, не испытываю никакой жалости к тем, кого они там таскают в своих зубах. Потому что, если эти люди сядут (начальники, а не стрелочники, какие-то начальники управлений, какие-то пожарники, эти ГАСКи-шмаски, подрядчики, если все они коллективом заедут на СИЗО), вообще, это будет отлично, и ни за кого переживать не стоит. Даже если кого-то загребут под общую гребёнку, не за это, так за предыдущее….

Валентин Филиппов: Не, ну, доказать надо….                         

Александр Васильев:  Да, ну, слушай. Я тебя умоляю. Кому там надо доказать? Ты меня спросил первый указ? – На подвал! Ты меня спросил. Это первое, с чего надо начинать и чем надо заниматься. Это одна сторона.

Есть люди – циничные негодяи. Которые хотят пошатать Гену. Даже не скинуть, а пошатать. Есть легковозбудимые молодые люди, которые побежали туда, куда все показали. Есть негодяи, которые воруют всё, что плохо лежит. И всё вместе это называется Украиной.

Поэтому, как мы, эмигранты, должны к этому всему относиться? К Гене, к быкам, которые его штурмуют, к каким-то мутным типам, которые за ними стоят, к мальчикам-девочкам, — ко всем к ним относиться равно и одинаково.

Это всё Украина, её в Одессе быть не должно.

Всё.

Вот всех вместе.

Если этого не будет, если Украина останется, то не будет Одессы.

Это тоже понятно любому здравомыслящему человеку. Потому что вот Геннадий Леонидович — ему всё равно. У него есть личные амбиции, но главное — это деньги. Деньги и задачи тех крупных структур, которые лондонские-шмондовские, которые за ним стоят, которые его на это место привели.

Это такая картина в Одессе. Единственное, что трагедия в «Виктории», поскольку я не вовлечён в украинские разборки, и они для меня все одинаковые, у меня совершенно другие мысли по этому поводу. Мысли вот какие. Я увидел реакцию многих моих знакомых людей, кто-то аполитичный, кто-то умеренно проукраинский, кто-то наш, разные одесситы, но люди засобирались после этого. Вот дети у кого есть. После этого пожара – всё, это последняя капля была для многих у кого дети. Кто понял, что эта страна просто опасна для детей.

Валентин Филиппов: Нет, ну я давно говорю – детей надо вывозить.                         

Александр Васильев: Вывозят. Вывозят. И есть статистика, и официальная, и не официальная, какое количество детей поступило в ВУЗы Российской Федерации.

Валентин Филиппов: Да, да.                         

Александр Васильев: Это десятки тысяч детей.

Валентин Филиппов: Ну, я бы на месте Российской Федерации какой-то закон бы издал, по которому украинские родители, раз они не хотят уже всех принять, всем гражданство дать, так чтоб по заявлению украинских родителей детей забирали в российские интернаты.                            

Александр Васильев: То, что должна делать Россия — это можно отдельно. Мы с тобой сейчас возьмём карту Мира, начнём стрелочки рисовать. Ты заходи справа, а я слева.

Не надо.

Это, вообще, пустой разговор, что там это государство должно делать. Дай ему Бог здоровья, но это бессмысленная, вообще, история.

Валентин Филиппов: Вот, очень убедительно сейчас сказал. Очень.                         

Александр Васильев: Суть в том, что по поводу вывоза детей – второе место по поступлениям — это Польша. Украинские ВУЗы, Одесский университет наш в том числе, полупустые.

Валентин Филиппов:  Саша, я вот тебя хотел спросить. Я когда взял статистику по одесским ВУЗам, там что-то мрачное творится. Там поступивших в ВУЗы меньше, чем преподавателей в этих ВУЗах.                          

Александр Васильев:  Совершенно верно.

Валентин Филиппов: Там кошмар происходит. И никто не может объяснить.                         

Александр Васильев:  Никто не может, никто не хочет. Я скажу в двух словах. Смотри, надо понимать, что та демографическая яма, которая задана началом девяностых, она уже пройдена. Пик пройден. Низшая точка. Ещё я преподавал, там был 2011,12,13 годы. Это был пик демографической ямы. У нас был недобор. У нас увольнялись. Сокращение ставок. Большие проблемы во всех ВУЗах. Но, по идее, демографической ямы уже нет. А падение количества абитуриентов — оно как было, так эта кривая вниз и пошла.

Валентин Филиппов: Нет, Саша. Там на порядок. Там, дело в том, что на порядок уменьшилось. Если вот строительный ВУЗ набирал, грубо говоря, тысячу в год, то в этом 120 человек набрал. В десять раз меньше. И это не только он. Водный институт – то же самое.                            

Александр Васильев: Я не видел этих цифр, те, за которые я знаю, там падение раза в три.

Валентин Филиппов: Ну, вот ещё раза в три. И ещё раза в три пошло.                         

Александр Васильев: Ну, смотри, тенденция, она такая. Ситуация, которую я вижу.

Знаешь ещё что, возвращаясь к мэру, я понимаю, политическая тема больше интересна, я заметил такую вещь. Смотри.

Нет претендента сейчас на мэрское кресло. Нету кандидата, который бы сказал: — Уберите Гену, и буду я.

Валентин Филиппов:  Гурвиц.                        

Александр Васильев: Да. Но, понимаешь, нас могут смотреть молодые люди, и не все помнят твои воспоминания юности. Не все помнят, кто такой Эдуард Иосифович. Но, шутки шутками, но ты же знаешь….

Валентин Филиппов: Он со своим креслом придёт.                           

Александр Васильев: Да. Но даже в майданной среде он не пользуется популярностью, не котируется, не является кандидатом. Нет претендента. Это важный очень момент. Это первое. Второе – я смотрел за действиями этих погромщиков, и я когда-то имел опыт.

Валентин Филиппов: Да. Мы оба имели этот опыт.                         

Александр Васильев: Да. Ходили там, толкались в дверях. С охраной ругались. Всё это было. Но. Те, кто захотят туда штурмом войти с улицы, это можно сделать.

Валентин Филиппов: Это вообще без проблем сделать.                           

Александр Васильев: С проблемами, без проблем, если там ментов нагнали.

Валентин Филиппов: Да через кафе надо идти, через буфет.                         

Александр Васильев:  Нет. Мы не будем им подсказывать, этим дурачкам украинским. Через кафе не надо идти, там подвал, узкий ход. Не вариант. Вот на подвал через кафе — это мы будем отправлять. Но суть не в этом.

Две вещи. Нету претендента, и действия по штурму носили такой демонстративный характер. Условно говоря, Труханова просто шатают. Ему показывают силу, а от него хотят добиться каких-то уступок. Его не хотят сейчас скидывать. Его не хочет скидывать Киев, потому, что Киев может его скинуть моментально, просто несколько ходов, уголовное дело, и привет. Найти, начиная от девяностых, и заканчивая 2014 годом. И мэрством даже.

Можно массу найти. Можно массу найти всего, что на него повесить. Но этого не делают. То есть, Киев интересует увеличить над ним контроль.

Неких людей, и Кивана, и не Кивана, интересует его просто подёргать. Потому, что Геннадий Леонидович такой человек, мы в своё время испытали на себе, работая с его командой. Это знаешь, как газ, который заполняет весь объём. Вот он не со зла, не из особой жадности, нет, просто у него такое физическое свойство. Он заполняет весь объём.

Если у него есть возможности, он будет расширять своё влияние и контроль над сферами пространства, пока не упрётся в объективный фактор сдерживающей среды. Это стратегия, способ поведения Труханова.

Понятно, что он на своём пути столкнулся со всеми-всеми. И вот они решают это так, как принято это решать сейчас на Украине. В наши времена было принято решать всё демократически. Нужно было выступать в прессе. Писать разоблачительные публикации. Выступать на сессии. Общественность, круглые столы. Общественное мнение. К нему прислушивались. Телеканалы создавать.

Сейчас не надо этого делать. Сейчас надо набирать гопников, быков, и они там толкаются. Кричат «славаукраине». Те им кричат «героямслава».  Сейчас так решаются вопросы.

Валентин Филиппов: Слушай, у меня, кстати, такой вопрос. По поводу быков. А не кажется ли тебе, что, очистив Украину от нацистов, мы обнаружим, что на Украине не осталось гопников?                         

Александр Васильев: Ну, да. Опыт Народных Республик об этом свидетельствует. Там на порядок спокойнее, чем. И никаких движений такого рода. Нет разбоев и уличной преступности.

Ну, это шутки шутками, но, действительно, это будет ситуация улучшения криминогенной обстановки. Конечно. Без этого нельзя. Потому что сейчас криминал и украинская военно-патриотическая публика, эти все парамилитарные  группировки, — уже невозможно разделить, где заканчивается Аваков и начинается криминал.

Валентин Филиппов: Хорошо. Будут ли Одессу добивать? Понятно, что или Одесса, или Украина.                        

Александр Васильев: Будут добивать всё, что можно. Всё русское будет зачищаться и уничтожаться. Вырываться с корнями.

Я думаю, что памятник Екатерине — это будет последнее звено. Потому что пока ещё внутренний потенциал Одессы, несмотря ни на что, он есть. Нету точки сборки. Екатерина может послужить такой точкой сборки, они это понимают, поэтому завтра эти макаки с верёвками скакать вокруг неё не будут.

Но, опять же, если не будет желания у кого-то пойти ва-банк. Но медленно всё это будет выдавливаться.

И ситуация по закону об образовании,  по русским школам. Мы оставили после себя благополучное хозяйство. Масса русских классов, родители сами выбирают, и мы оставили те инструменты, что даже в первые годы майданной власти никто не решался брать и трогать.

Сейчас они, конечно, будут образование убивать и дальше.

Валентин Филиппов: Ну, хорошо, ладно. Огромное спасибо тебе, не только от меня, но и всех одесситов, которые тебя увидят. И от депутатов, которые посмотрят.                           

Александр Васильев: Те, о которых я и говорил.

Валентин Филиппов: А они там сейчас думают, кто из них на подвал, а кто на чердак. Ладно, спасибо, пока.                         

Александр Васильев: Пока.


Источник: www.politnavigator.net

Загрузка...