Сергей Лавров о русской нации на молодёжном форуме «Территория смыслов на Клязьме»

 



Война на Украине
 


2017-08-13 15:00


Антимайдан

Вопрос: С Вашей точки зрения, какова идея российской нации, и что может лечь в ее основу?

С.В.Лавров: Закон о российской нации – это инициатива, которая прорабатывается в Федеральном Собрании Российской Федерации, как я понимаю. Есть закон или нет – главное, что есть нация. Это, прежде всего, история, ощущение своей идентичности – это не русское слово, но оно уже вошло в наш и другие языки и означает состояние, когда ты идентифицируешь себя со страной, в которой живешь, с конкретным городом или селом, где ты живешь или где родились твои предки, когда ты ассоциируешь себя с культурой, которая постоянно обогащается и дополняется современными произведениями в музыке, театре, кино, когда ты ассоциируешь себя с тем, что ты, твои дети, родители, деды и прадеды жили, живут и будут жить в этой стране. Тогда, наверное, ты должен быть заинтересован в том, чтобы страна была сильнее. Если это так (надеюсь, этот интерес у всех один), то нам будет гораздо легче продвигать внешнеполитические задачи. Чем мы сильнее, тем проще это делать, тем проще решать вопросы, которые позволят еще больше укрепить нашу экономику, социальную сферу и обороноспособность.

Вопрос: Я с 2013 г. активно интересуюсь политикой и экономикой, и недавно у меня возникло одно интересное наблюдение. Мне кажется, что за 3 кризисных года в структурном плане экономика изменилась больше, чем за 13 лет стабильного развития? Дело в передовых технологиях Кремля или близорукой безответственности Белого Дома?

С.В.Лавров: Я за экономику не отвечаю. Наша задача состоит в том, чтобы внешние условия для развития страны были максимально благоприятными, чтобы наших граждан никто не обижал и не дискриминировал, чтобы никто не обижал наших соотечественников, в том, чтобы беречь русскую культуру и позиции русского языка, чтобы российский бизнес не подвергался односторонним дискриминационным ограничениям. Я уже говорил об этом, но повторю, что у нас есть некоторые люди, которые говорят о том, что тогда и надо было обо всём этом думать, не надо было воссоединять Крым с Россией, не надо было помогать ополченцам в Донбассе, не надо было лезть в Сирию. Такие люди есть. Если говорить о том, что ждало русскоязычных в Крыму и на Востоке Украины, то лидер «Правого сектора» Д.Ярош еще в конце февраля, сразу после государственного переворота и до того, как стали всерьез думать о референдуме в Крыму, заявил, что русский никогда не поймет украинца и никогда по-украински разговаривать не будет, поэтому в Крыму русских быть не должно. Если те, кто оппонирует нашей внешней политике, считает, что это надо было "пустить на самотек" (тем более, что вслед за этими словами была попытка вооруженного захвата здания Верховного Совета Крыма), то я с этой позицией согласиться не могу.

Помните, недавно был спор о позиции прагматизма? Кто-то на одном нашем, по-моему, либеральном канале стал развивать мысль о том, надо ли было удерживать Ленинград, не проще бы было ли его сдать? Тогда бы якобы и не было столько жертв. Мне кажется, что это рассуждение из той же серии, что и мысли о том, чтобы бросить русских в Крыму и русских в Донбассе. Все это так же касается вопроса о русской нации, российской нации – неравнодушность к людям и сохранение своего генетического кода. Без этого генетического года не отстояли бы Ленинград, не выиграли бы войну. Я не призываю всех к милитаризованным действиям, но просто хочу сказать, что есть вещи, которые мы не можем оставить, если мы являемся нацией. Отдавать Крым в руки нацистам, которые совершили переворот в Киеве (а на этой волне пришло нынешнее руководство), было бы, я считаю, преступным.

Источник: МИД РФ


Источник:

Загрузка...