О том, как украинские десантники убирают свидетелей своих преступлений

 



Война на Украине
 


2017-08-24 09:01


Киевская хунта, Антимайдан Днепропетровск, Антимайдан в Одессе, , Антимайдан Украина

 


Фото: Sergey Kamshylin / Shutterstock.com

В середине июня 2017 года при странных обстоятельствах был убит Максим Бачинский, бывший военнослужащий 25-й десантной бригады, решивший подлечить расшатанные нервы в санатории “Оризонт”, Одесса. Мгновенно десятки не вызывающих доверия ресурсов, разнесли фантастическую историю о том, что убеждённый националист Бачинский то ли в самом санатории, то ли по дороге к месту отдыха, был убит какими-то партизанами пророссийских взглядов. Версия фантастическая! Более того, дальнейшего подтверждения не получившая.

Есть только одно более менее внятное свидетельство волонтера Назара Приходько на своей странице в Facebook, который даёт совершенно противоречивые сведения в одном коротком сообщении:

О том, как украинские десантники убирают свидетелей своих преступлений

По факту происшествия известно, что Бачинский сбежал из санатория с одним маленьким пакетом, без дорожной сумки, был испуган и опасался за свою жизнь. Об этом и даёт вначале показания Приходько, но потом внезапно меняет место встречи с Бачинским, с Днепра на Одессу. Выходит, в поезде Днепр – Одесса у атошника был конфликт с сбушниками, которые оказались пророссийскими партизанами?! Или же “партизаны” настигли Бачинского в “Оризонте” и он бежал из санатория, вступив по дороге в новый конфликт с другими сбушниками-партизанами уже в поезде?!! И что так испугало Бачинского в санатории, что он пробыл там всего несколько дней? Известно, что 16 июня он вышел на связь с чужого номера, поскольку его телефон и удостоверение участника боевых действий были украдены, а уже 17 июня был обнаружен его труп на перегоне Вольногорск - Верховцево, практически недалеко от дома.

Все эти “странности” станут объяснимы, если мы вспомним ещё две загадочные истории, произошедшие за год до убийства Бачинского тоже с военнослужащими 25-й бригады, находящимися на контрактной службе. В 2016 году, с интервалом в полгода, на территории военной части, где была дислоцирована десантная бригада, происходят два “самоубийства”.


Первым был убит Игорь Птушкин, которого нашли на чердаке с отрезанным языком и многочисленными следами жестоких побоев. Всё пространство чердака было залито кровью, однако версия командования, а потом и следствия – суицид. Парень хотел перевестись из части, но его категорически отказались отпускать. Тогда Игорь Птушкин решил заявить командованию, что знает о том, кто и где торгует оружием и наркотиками. У некоторых сослуживцев Птушкина были даже страницы в "ВКонтакте", где можно было посмотреть, какое оружие продается с рук. На самом деле в части остается очень много неучтенного оружия, которое огромными партиями распространяется по Украине.

Своими планами военнослужащий поделился со своим близким другом Евгением Василенко, который посоветовал Игорю этого не делать, но тот совета не послушал. Вскоре Птушкина нашли убитым, и сфальсифицировав судмедэкпертизу, дали заключение о “суициде”. Кстати, отсутствие языка во рту не обнаружили ни на одной из 2-х судмедэкспертиз в Новомосковске. Только когда сестра погибшего после закрытия дела написала заявление на командование по статье "Доведение до самоубийства", провели третью экспертизу, где и было обнаружено более 150 телесных повреждений, в голове обнаружен осколок ножа, а также отсутствие языка у убитого военнослужащего Игоря Птушкина. Родные погибшего до сих пор не знают, возбуждено ли военной прокуратурой дело о убийстве.
Через полгода после смерти друга, Евгений Василенко попытался демобилизоваться из части. До конца контракта оставалось 2 дня. Евгения в АТО отправлять не собирались (он уже был 2 раза и больше его не могли туда направить по состоянию здоровья).

"Евгений уже был негоден к службе в десантных войсках. У него была и язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки и много других заболеваний. Есть медицинские документы, которые это подтверждают. Поэтому Евгений Василенко написал рапорт, собирался перевестись в часть связи на Чичерина. Все командиры рапорт подписали. Документ зарегистрирован под номером 126 от 11 января 2016 года. Ни с того ни с сего через 6 месяцев комбриг Олег Зинченко отказал Василенко в переводе", - говорит адвокат Николай Кулесов.

Неожиданно парня находят мёртвым, объявляя очередное убийство “самоубийством”. В этом деле сразу же выявляются странные несоответствия фактов и официальных заключений: 16-го июня в казарме на 2-м этаже находят повесившегося Евгения. Якобы в 9:30 Евгения еще видели на плацу, а к 10 утра он уже покончил с собой. При этом на судмедэкспертизу тело прибыло еще 15 июня, и дата смерти в выводе судмедэксперта - 15 июня. Отличается и место, где нашли труп. В судмедэкспертизе говорится о складские помещении.

Евгений Василенко был вполне жизнелюбивым молодым человеком. Год назад он женился и души не чаял в 4-месячной дочери. В связи с серьезными проблемами со здоровьем хотел перевестись в часть связи. Накануне он был в отпуске, семья была хорошо финансово обеспечена – на карточке Василенко были несколько контрактных зарплат. Поводов для самоубийства не было!
Как рассказывает адвокат Николай Кулясов, когда он с семьей погибшего приехал в часть, то увидел полное несоответствие места гибели Василенко тому, что было написано в акте освидетельствования: "Никаких следов смерти в казарме, где Евгений повесился по словам своего командования, нет. Когда человек умирает, всё мышцы расслабляются. Нередко происходит кало- и мочеиспускание. Никаких пятен там нет", - объясняет Николай Кулясов.

И вот тут выясняется очень важный факт: во время последнего разговора с женой 14 июня в 18.36, Евгений сказал, что если его не переведут, он передаст имеющиеся у него данные о торговле наркотиками и оружием в военную прокуратуру. Его друг, ранее убитый Игорь Птушкин, перед своей гибелью подробно рассказал о том, кто и как занимается наркоторговлей в части, а так же о том, кто из командиров крышует торговлю оружием, а утром 15 июня 2016 года на территории воинской части — десантной бригады (ППВ-0440), которая базируется в п.г.т. Гвардейский Новомосковского района Днепровской области, находят тело сержанта контрактной службы Василенко Евгения Сергеевича, 15 декабря 1990 г.р. То есть, менее чем, через сутки военнослужащий был убит! Свидетелей разговора не было, однако наверняка разговоры прослушивались, поэтому и был дан приказ, возможно самим командиром бригады Олегом Зенченко, “подчистить хвосты”.

Несмотря на то, что все дела, вязанные с военными должна вести военная прокуратура, на место происшествия вызвали полицию Новомосковска. Все дела ведет полиция, а все вещи погибших забрала военная прокуратура (в том числе и банковские карты Василенко с очень крупной суммой на счету). Жена Евгения сидит с маленьким ребенком без копейки и деньги погибшего ей не возвращают.
Ни в деле Птушкина, ни в деле Василенко, военная прокуратура не видит состава преступления. Птушкин мол, погорячился сам себе и язык отрезал и по спине избил, а умер от порезов на плечах (вот такой странный суицид). А Васильев удавился на быльцах кровати. Только на шее погибшего след от удушения идёт горизонтально! Это классический след от приёма десантников, когда душат сзади, упершись грудью в спину противника.

Командиры объясняют непонятные самоубийства посттравматическим синдромом. А вот то, что место и время смерти, указанные в судмедэкспертизе, и в словах командования не совпадают, никто объяснить не хочет и не может. Адвокат потерпевших написал обращение на имя Генерального прокурора Украины Юрия Луценко с требованием возобновить расследование гибели Игоря Птушкина, а также обращение в СБУ и на имя военного прокурора Коцюбы по делу Василенко. В июне 2016 года народный депутат Виталий Куприй заявил, что ему стала известная информация о совершении военнослужащими воинской части А 1126 серьезных преступлений.

О том, как украинские десантники убирают свидетелей своих преступлений

Третью смерть военнослужащего на территории части, самоубийством назвать было бы довольно трудно. Поэтому, имеет право на жизнь следующая версия: когда крайне религиозный Максим Бачинский, имеющий среди сослуживцев прозвище “Монах” за неприятие наркотиков и алкоголя, решил донести правду о творящихся в расположении 25-й десантной бригады преступлениях, было принято решение его ликвидировать, желательно подальше от дома, чтобы отвести подозрения от командиров одиозной бригады. Ликвидация прошла крайне коряво, поэтому дело было "списано" на каких-то “партизан” и пророссийских активистов из Одессы, однако проговорившийся волонтёр Приходько рассказал о конфликте Бачинского именно с офицерами СБУ! Видимо, именно по этой причине дело о гибели “Монаха” полностью сошло с информационных полос – хотя такая горячая тема муссировалась бы в электронных СМИ Украины не один месяц. Не может такого быть, чтобы мощные денежные потоки от торговли наркотиками и оружием, доставались только командирам военных частей! СБУ наверняка "в доле" и выполняет функцию прикрытия подобных незаконных операций перед западными кураторами.

Днепропетровская область сейчас лидирует на Украине по двум направлениям: наркоторговля и торговля оружием. Лидирует в этом преступном бизнесе, именно 25-я десантная бригада. Её личный покровитель Турчинов, смотрит на “шалости” военных сквозь пальцы: в конце концов, украинское поголовье двуногого скота не хочет сокращаться в нужном для западных хозяев проекта, объёме! Наркотики и оружие – отличный ускоритель любого геноцида! Тем более, голодо- и холодомор, пан Порошенко “нацii”, уже обеспечил.

Источник: politikus.ru

Загрузка...