В деле о трагедии 2 мая в Одессе обнаружен след химического оружия

 



Война на Украине
 


2017-08-10 16:15


Антимайдан в Одессе

Люди в Доме профсоюзов в Одессе погибли в результате применения боевого газа, а не только от огня и дыма – такую версию объявил участник расследования, криминалист Сергей Искрук. Тем самым прибавилось аргументов у тех, кто считает бойню 2 мая заранее спланированным преступлением. Однако у этой версии есть и некоторые логические нестыковки.

Криминалист Сергей Искрук, участвовавший в расследовании причин одесской трагедии, заявил в среду на пресс-конференции в Донецке, что люди в Доме профсоюзов в Одессе 2 мая 2014 года могли погибнуть от хлороформа, который при пожаре трансформировался в фосген – боевое отравляющее вещество. По его словам, когда человек погибает при пожаре от огня или от удушья дымом, тело принимает «позу боксера», «потому что идет рефлекторное сжатие мышц, судороги».

« Изучая материалы уголовного дела, я столкнулся с тем, что такой позы у людей не было: трупы находились в расслабленном положении. Например, на четвертом или пятом этаже были обнаружены два трупа – парень с девушкой.

Они сидели в обнимку в расслабленной позе. В то же время у них сгорели верхние конечности – голова, плечи.

То есть никаких рефлекторных действий организм не предпринимал. Это говорит о том, что рефлекторные функции их организмов были отключены под воздействием чего-то», – рассказал Искрук.

Эксперт обратил внимание на то, что на лестничном марше были обнаружены следы разлитой жидкости. Однако экспертиза этой жидкости проведена не была, и сказать точно, что это за вещество, невозможно. В то же время один из свидетелей указывал на наличие желтого дыма, который валил из окна Дома профсоюзов. По словам Искрука, это свидетельствует об использовании химических ядовитых веществ.

Более того, по результатам судебно-медицинской экспертизы в крови некоторых погибших были обнаружены остатки хлороформа. « Я был удивлен, почему эти остатки нашли. Хлороформ является летучим веществом. Но экспертиза проводилась на следующий день после пожара или через день, поэтому удалось обнаружить эти остатки. Если мы берем физико-химический процесс, то хлороформ, находящийся возле открытого источника огня или под воздействием солнечного света, превращается в фосген...

Сопоставив факты разлития, отсутствия рефлекторных функций организма у погибших, наличие дыма непонятного цвета, нехарактерного для пожара, можно сделать вывод, что в данном случае использовался хлороформ, который под воздействием огня трансформировался в фосген.

У людей отключились рефлекторные функции организма, они были подвержены химическому воздействию фактически боевого отравляющего вещества», – пояснил эксперт.

Он добавил, что, после того как он подготовил такое заключение о причинах гибели участников одесских событий, на него стали оказывать давление украинские силовики и националисты. В результате ему пришлось переехать в непризнанную Донецкую народную республику (ДНР). Искрук рассказал, что в украинской прокуратуре от него требовали переписать «неправильные выводы экспертизы». Когда эксперт отказался, на него «начали воздействовать физически».

Впрочем, главный редактор одесского издания «Таймер», член общественной комиссии по расследованию событий 2 мая Юрий Ткачев сомневается в версии Искрука. « Я не являюсь в этой области экспертом, но, насколько мне известно, для того чтобы было какое-то такое действие отравляющих веществ, они должны достигать большой концентрации», – сказал Ткачев газете ВЗГЛЯД. По его словам, в данном случае мы имеем дело со зданием, которое фактически полностью продувалось ветром.

« Были выбиты все окна. Более того, в здании существовала тяга, вентиляция. Даже если предположим, что вещества были применены в достаточном количестве, мне кажется, что мы бы видели результаты воздействия этих веществ, во-первых, в других частях этого здания, во-вторых, на людей, которые находились на улицах. В частности, мы бы видели отравления в несмертельных дозах, с которыми бы так или иначе столкнулись бы медики. Таких данных у меня нет», – пояснил журналист.

Вместе с тем Ткачев не склонен с ходу отметать выводы криминалиста. « Мы действительно имеем дело с профессиональным экспертом, хотя и немного в другой области, потому что этот человек работал в пиротехнической лаборатории. Это тоже, в принципе, не его профиль. Но конечно, на такой факт, как его экспертиза, нельзя закрывать глаза. Нельзя сказать просто, что это чушь», – полагает он. Ткачев уверен, однако, что точку в этой истории может поставить только публикация протоколов вскрытия жертв.

Напомним, 2 мая 2014 года в Одессе в ходе противостояния с радикалами из «Правого сектора*» сторонники федерализации Украины были вынуждены укрыться в Доме профсоюзов. Боевики из «Правого сектора» и «Обороны» подожгли здание. Милиция в действия боевиков практически не вмешивалась, а прибывшим врачам разрешали забирать только тяжелораненых и тех, кто был без сознания. Пожарных же вообще не пропускали.

По официальной версии, жертвами трагедии стали 48 человек. Более 250 человек пострадали.

По словам Ткачева, на судебном процессе по делу 2 мая он с коллегами пытается добиться публикации данных о вскрытии. « Но во всех инстанциях правоохранительные органы всячески отбиваются, препятствуя этой публикации. У меня нет ни одного логичного объяснения, зачем эту информацию вообще нужно скрывать. Все разговоры о тайне следствия в ситуации, когда следствие фактически не ведется, абсолютно не в интересах людей, которые заинтересованы в установлении истины и прекращении спекуляций по поводу трагедии в Одессе», – подытожил он.

Кроме того, в понедельник стало известно о других недостатках следствия. Оказывается, судебно-медицинская экспертиза пострадавших проводилась незаконно – не в процессе осмотра самих людей, а лишь по медицинским документам. К примеру, так произошло с главредом интернет-издания «Думская» Олегом Константиновым. Кроме того, как заявила адвокат Ольга Балашова, один из экспертов по фамилии Деркач не значится в реестре минюста. Также, по ее словам, к протоколам осмотра были приложены фототаблицы. Однако судя по приложению, фотоаппарат в момент осмотра был неисправен. Поэтому происхождение снимков неизвестно.

В Центре правового мониторинга отметили, что Одесское бюро судебно-медицинской экспертизы как коммунальное учреждение вообще не имело права проводить исследование, потому что оно не относится к государственным специализированным учреждениям, однако именно его выводы почему-то представлены на суд.

Журналист, бывший нештатный корреспондент газеты ВЗГЛЯД в Одессе Артем Бузила считает, что Искруку следует предоставить какое-то материальное подтверждение своих слов – например, ксерокопии экспертиз, чтобы не выглядеть голословным.

« С другой стороны, украинскому следствию, если бы оно было уверено в своей правоте, ничего не мешает опровергнуть своего бывшего сотрудника. Но этого пока не произошло. Значит, если не все, то хотя бы часть сказанного действительно имела место», – сказал Бузила газете ВЗГЛЯД.

По мнению Бузилы, следует рассматривать все версии. « У меня мало надежды на объективность расследования в условиях ангажированности следствия – под судом, напоминаю, находятся только участники Антимайдана, а убийцы отпущены на свободу», – подытожил Бузила.


Источник: vz.ru

Загрузка...