Война в Южной Осетии в 2008 году: Как Саакашвили принуждали к миру

 



Война на Украине
 


2017-08-08 11:15


Антимайдан

В центре событий девятилетней давности оказался командующий 58-й армии Северо-Кавказского военного округа, генерал-лейтенант Анатолий Хрулев. Я думал найти экс-командарма в элитном районе Москвы или на клубничных грядках на подмосковной даче. А он оказался... в Абхазии. Уже в звании генерал-полковника, которое присвоил ему глава этой южной республики. Хрулев - начальник Генштаба вооруженных сил - первый зам.министра обороны Абхазии.

ПРИНУЖДЕНИЕ К МИРУ

Едва я заикнулся про «очередную годовщину вой-ны», как Анатолий Николаевич поправил меня:

- Не годовщина, а девять лет после принуждения Саакашвили к миру.

- Изменились ли ваши представления о причинах и о ходе боев с грузинскими войсками в августе 2008-го? Может, иногда думаете: «Эх, надо бы тогда поступить по другому.»?

- Я бы делал все точно так же, как и тогда. Да, часто те события анализируешь, сопоставляешь факты. Не отпускает тот август. Но у меня нет сомнений: по той обстановке мы действовали правильно.

- Тогдашнее руководство российского Генштаба давало понять, что командование 58-й армии не было готово к боевым действиям. Говорилось, что якобы из рук вон плохо была подготовлена боевая техника...

- Как говорят: вали на ближнего, он вывезет. Но свои просчеты тогдашнему руководству Генштаба надо было на кого-то списать. Вот они и списали, что техника была не готова. Но представьте себе: если автомашина любого частника не готова, он на ней поедет?

- Нет, конечно.

- Ее надо все время готовить, укомплектовывать. Техника, да, была старая - по 15-17 лет, прошла две чеченских кампании. Но она была технически исправна, укомплектована. Личный состав был уверен в своей технике - все занятия проводились на ней. И офицеры знали задачи, были хорошо обучены. Поэтому задачу и выполнили. Но так как сам ты там, в Москве, провалился, не смог с высоты своего генштабовского кабинета оперативно нужные решения принимать, значит, нужно найти крайнего. Кого они тогда в Генштабе нашли? 58-ю армию. Но кто же заставил грузин драпать? 58-я. А мне из-за долгого молчания или невнятных приказов Генштаба тогда много раз приходилось на свой страх и риск решения принимать. Мне же такие «резиновые» директивы иногда и давали - «действуйте по обстановке». То есть, всю ответственность бери на себя. Я и брал. А что было делать?

- Как видел тогда Генштаб положение дел в 58-й армии известно. А как командарму-58 в августе 2008-го виделась система управления войсками и их боевыми действиями со стороны Генштаба?

- За тогдашнюю систему управления вооруженными силами России пусть отвечает Николай Макаров (генерал армии, в августе 2008 года - начальник Генштаба ВС РФ - ред.). А я отвечал за 58-ю армию. И потому повторяю: в моей армии система управления была налажена. Личный состав обучен, техника исправна. Задачу мы выполнили. А то, что Макаров тогда потерял полностью управление, это его проблемы. Пусть ему оценку дают его руководители того времени, которых он подставил в августе 2008-го.

- Кого имеете в виду?

- Главу Минобороны Сердюкова и Верховного главнокомандующего. Сердюков и Макаров оправдыва-лись потом, в конце августа: что вот пришли в 58-ю армию новые генералы - и за пять дней все сделали. А старые генералы, мол, не могли ничего сделать. А кто там был новый? Я таких не видел. 58-я армия не теряла управление войсками. А вот управление в Москве было потеряно. И именно «старые генералы» все сделали, победу добыли. На поле боя, а не на лаковом полу Генштаба...

ПОЧЕМУ НЕ ПОШЛИ НА ТБИЛИСИ

- Грузинская армия через пять дней после начала той войны была принуждена к миру. Почему 58-я армия остановилась, не пошла на Тбилиси?

- Потому что высшее руководство страны и армии не приняло такого решения.

- А такая возможность была?

- Она существовала. Войска 8-9 августа создали ударную группировку, 10-го перешли в наступление. И пошли строго по своей задаче, по своему направлению. Но Генштаб по инициативе Макарова это остановил.

- Почему?

- Отсутствие воли и боязнь политических последствий. И еще, на мой взгляд, личная нерешительность...

- В скольких километрах от Тбилиси наши войска находились, когда вошли в Грузию?

- В 22 или в 28 километрах, сейчас точно не вспомню... Там был передовой отряд полковника Штонденко. Он мог первым дойти до Тбилиси. Остановили.

- Была ли необходимость в августе 2008 года ис-пользовать стратегический бомбардировщик Ту-22, который сбили грузины?

- Это вопрос сложный. Надо спросить у специалистов Воздушно-космических сил. Мне же на тот момент нужна была армейская авиация.

- Она у вас была?

- Она у меня была. Свою задачу, может, не в полном объеме, но выполняла. И часть фронтовой авиации была. От полка Сергея Кобылаша авианаводчики работали в каждом нашем подразделении, действовавшем впереди. На нашем уровне система была отработана. Еще до войны Александр Иванович Баранов (командующий войсками СКВО - ред.) проводил с нами учения, все требовалось по-боевому. 13 мая 2008 года Баранову исполнилось 60 лет, он уволился. На его должность был назначен Сергей Афанасьевич Макаров, бывший начштаба округа. Тогда была преемственность.

- После войны 08.08.08 пошли разговоры, что армия в упадке и ее надо срочно реформировать.

- У нас по части реформ всегда есть плюс и минус. Вот ввели один год службы для срочников. Это мало. Полтора года - еще куда ни шло. Возвращаясь к той войне. Да, на тот период техника и вооружение были физически старые. Надо было восстанавливать, создавать новые образцы. Этому не уделялось должного внимания. Да, война с грузинами подхлестнула реформу, послужила толчком для нее.

- Что больше всего запомнилось командарму Хрулеву в те дни?

- 9 августа вечером я был тяжело ранен. Ночью эвакуирован. 8 и 9 августа грузины ожесточенно сопротивлялись. У меня были две батальонные группы. Я поставил им задачу не дать возможности грузинам превратить Цхинвал в опорный пункт. И чтобы грузины не успели подтянуть резервы. 9 августа я получил команду от старшего воинского начальника – сменить пункт управления. Я взял несколько офицеров, перелетел поближе к передовой, и там организовывал встречу и размещение войск, которые совершали марш и занимали исходные рубежи и позиции. Чтобы к вечеру 9 августа создать ударную группировку, а с утра 10-го перейти в наступление.

- Вы были ранены 9 августа - сразу попали в госпиталь?

- Я какое-то время оставался на поле боя. Со мной была группа офицеров и военных корреспондентов. Когда меня ранило, то Игорь Уклеин, он в группе Александра Сладкова работал звукооператором, мне сделал перевязку. И мы еще где-то час вели огонь, - надо было разобраться с группой грузин, которые наседали на нас со всех сторон… Мы тогда танк грузинский захватили... Со мной был Инал Базаев, ополченец — и мы развернули этот танк против грузин. И лишь тогда я получил разрешение от командующего войсками округа на эвакуацию. Я вместе с другими ранеными был эвакуирован. Вместо меня продолжал управлять полковник Гостев.

Фото: Личный архив Анатолия Хрулева

Фото: Личный архив Анатолия Хрулева

БОЕВЫХ ОФИЦЕРОВ — В ЗАПАС!

- После окончания той войны вы заявили, что из армии стали убирать офицеров с боевым опытом. Назвали тогда генералов Владимира Болдырева и Сергея Макарова. Что происходило?

- После войны Сталин про Жукова сказал, что такие люди нам особенно нужны в трудный для Родины период. А в мирное время они мешают. Первая чеченская кампания – где генералы, которые воевали? Возьмите вторую кампанию – где те генералы? И здесь – то же самое. Те, кто проявили себя на войне, оказались не нужны тем, которые шаркают по паркету...

- Много офицеров тогда из вашей армии ушло?

- Два Героя России – Ухватов и Тимерман, комбат и разведчик – уволились сами, видя такое положение дел. Не считая тех офицеров, которых поувольняли просто так.

- А почему вы ушли?

- По возрасту, скажем так. И по состоянию здоровья.

- Чувствую обиду с вашей стороны...

- Я на Родину не обижаюсь. Она мне дала все: образование, знания, положение. Мне обидно, что люди, которые приходят в определенное время на определенные должности, наносят своим поведением вред государству, хотя оно им доверило высокие посты. А то, что не наградили… Да тебе же сказали за службу на твоем участке - «спасибо, молодец!».

- Вы не слишком предвзято оцениваете своих бывших начальников - тех, которые руководили вами во время войны с грузинами?

- Когда к управлению армией приходят люди, которые начинают ее разрушать, а не созидать, - вот что обидно. Самое плохое, что с этих людей потом нет спроса. Может быть, тогдашний министр не столько виноват в развале вооруженных сил? Да, он финансист, торговец - не военный. У него была своя задача. Главная проблема была в начальнике Генштаба Макарове, который прогибался, как Николай Угодник. Он как военный человек должен был свою позицию обосновать, рассчитать на цифрах. А то, что он доказывал и показывал, у военных профессионалов вызывало нехорошие слова...

Потом, после Сердюкова и Макарова, когда многие косяки в реформе стали хорошо видны, всем стало понятно, что потребуется много времени и сил, дабы восстановить и боеготовность, и моральный дух. При Сердюкове с Макаровым издали приказы, обещавшие крупные премии лучшим. На деньги посадили офицеров. А где мораль, патриотизм? Мы Родине ради денег служим?

- Несколько лет назад я своим ушам не поверил, узнав, что вас уволили без жилья. Как сейчас с жильем?

- Никак, в том же состоянии.

АБХАЗСКИЙ ПЕРЕКРЕСТОК

- Как вас приняли в Сухуми в роли начальника Генштаба?

- Прекрасно. Там министр обороны Мераб Борисович Кишмария - уважаемый человек, пользуется авторитетом в республике. Он тепло встретил меня, поставил задачи. Мы с ним работаем как одно целое.

- Как оцениваете нынешнее состояние абхазской армии?

- Пока удовлетворительное.

- Работы много?

- Главное, что работа есть. Плохо, когда ее не будет. Мы за полтора года сделали объединенную группировку с российской базой, документы ратифицированы. Идет планирование, совместное обучение. У офицеров глаза горят на работу.

- Что происходит на той стороне границы с Абхазией? Учения, американцы, штатовская боевая техника...

- Обычное явление, продолжение политики дяди Сэма. Все от своих подальше, поближе к границам своих заклятых друзей. Россия – одна из них. Нагнетание идет. Грузины понимают, что сейчас там объединенная группировка, российские Вооруженные силы. Если они сунутся, то получат другой отпор, не такой нежный, как в августе 2008-го.

« Принуждение к миру» пойдет до конца...

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ

Леонид ИВАШОВ, глава Академии геополитических проблем: «Тбилиси в 2008-м надо было брать»

- Леонид Григорьевич, до сих пор муссируется вопрос – почему в августе 2008 года российские войска не взяли Тбилиси? А было ли целесообразно его брать?

- Я полагаю, что возможность взятия Тбилиси была и это следовало бы делать. Наши десантные батальоны были на полпути к Тбилиси. Взять Тбилиси нужно было, но затем оттуда уйти. Просто показать грузинам, что нельзя связываться с Россией, что они полный разгром понесут. Это была бы мощная заявка России перед западом, прежде всего, потому что это оттуда, с территории США пришла команда спровоцировать вот этот грузино-югоосетинский конфликт. Нужно было ударить им сильно и показать свои возможности, свою мощь. Но повторюсь: оставаться в Грузии нам не следовало. Пусть бежал бы Саакашвили оттуда и пусть бы его вдохновители разбирались с ним... И ощутили бы, к чему его спровоцировал Запад.

- Как, на ваш взгляд, действовали наши войска?

- Замечательно действовали наши солдаты и офицеры. И вот те штабы, которые были непосредственно на поле боя. Бездействовал совершенно Генеральный штаб под руководством Макарова, а министра обороны вообще не могли найти. Стратегическое звено управления бездействовало. Инициативу проявил командующий войсками округа и командующий армии. Они ждали указаний от Генштаба, их не было, этих указаний, и тогда они взяли всю ответственность на себя.

- А может ли такая же ситуация повториться сегодня? Если Грузия снова попытается силовым методом решить юго-восточную и абхазскую проблему?

- Нет. Сегодня это невозможно. Во-первых, сегодня опять же наша военная разведка получила полномочия вести разведывательную деятельность, в том числе, и против Грузии. А на тот момент Главное разведуправление было отстранено от разведывательного наблюдения за действиями грузинского руководства, грузинских вооруженных сил. Эта дикость сегодня уже не повторится. Разведка будет знать, а, значит, будет знать и Генштаб, и министр обороны. Второе. Сегодня войска находятся совершенно в ином состоянии, чем они находились тогда. И третье – учения для отражения подобных провокаций уже проводились и проводятся регулярно и поэтому как только инцидент какой-то возникнет, войска будут действовать мгновенно. И, конечно, сегодня в военной власти, слава богу, и Генштаб, и министр обороны работают слаженно, четко и Верховный Главнокомандующий их действия поддерживает, одобряет и требует вот имен

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Пять героев войны в Южной Осетии

08.08.08 – красивая, но трагическая дата, которая навсегда вписана в историю России. 8 августа 2008 года грузинские войска напали на Южную Осетию. Первыми под удар армии Саакашвили попали российские миротворцы. Мы вспомнили пять героев той войны (подробности)


Источник: www.kp.ru

Загрузка...