1812 год. События 16 августа. Первый день сражения под Смоленском

 



Война на Украине
 


2017-08-16 08:00


Антимайдан Днепропетровск, Игорь Стрелков (Гиркин)

 

16 августа (4 августа по старому стилю) 1812 года.

Накануне, 15 (3) августа главные силы армии Наполеона (прежде всего корпуса Нея, Даву и Понятовского), общей численностью 180 тысяч человек, подошли к Смоленску, к которому в тот же день отступили остатки 27-й пехотной дивизии под командованием Неверовского, соединившиеся с 7-м пехотным корпусом Раевского и гарнизоном самого города.

Наполеон переночевал на архиерейской даче в 3-х верстах от Смоленска и прибыл к корпусу Нея уже после начала сражения около 9 часов утра. В это же время к городу начали подходить войска Даву.

Раевский предлагал обороняться на позиции перед городом, за оврагом, где стоял его корпус. Созванные на совет генералы были того же мнения, но прибывший из авангарда Паскевич предложил отступить к Смоленску и защищаться в самом городе. После обсуждения его предложение было принято.

Затем в ночь на 16 (4) августа Раевский и Паскевич отправились осмотреть позицию у Смоленска. По их возвращению пехоты была отведена к городу, а часть конницы была оставлена до рассвета, чтобы поддерживать бивуачные огни, а в случае наступления французов отступить к Смоленску.

К рассвету русская пехота заняла указанные для обороны города позиции. Три полка 26-й дивизии: Ладожский, Нижегородский, Орловский в Красненском предместье и правее Королевского бастиона. Два орудия были поставлены для прикрытия въезда в Красненское предместье. Остальные полки 26-й дивизии: Полтавский, 5-й и 42-й егерские с 18 орудиями заняли Королевский бастион. Виленский полк 27-й дивизии и несколько сот человек разных полков, выписанных из госпиталей, размещены по ограде. Четыре полка 12-й дивизии: Нарвский, Смоленский, Новоингерманландский и Алексопольский с 24-мя орудиями заняли Мстиславльское предместье. Два полка 27-й дивизии: Одесский и Тарнопольский, с 24-мя орудиями стали в Рославльском предместье и на кладбище впереди его. 6-й егерский полк 12-й дивизии с четырьмя орудиями – в Никольском предместье. Два полка 27-й дивизии, 49-й и 50-й егерские, остались в резерве. Оставшийся полк этой дивизии, Симбирский, и 12-й дивизии 41-й егерский полк с четырьмя орудиями были поставлен у моста через Днепр.

План сражения у Смоленска 16 (4) августа 1812 года.

Прибывшие к корпусу в ночь с 15-го на 16-е августа полки 4-го кавалерийского корпуса, Новороссийский драгунский и Литовский уланский (в составе 12-ти эскадронов), вместе с четырьмя казачьими полками (под командованием полковника Сысоева) были поставлены на левом фланге нашей позиции, через который проходила московская дорога.

Сам Раевский так пишет о первом дне Смоленского сражения в своем рапорте. Фрагмент рапорта генерал-лейтенанта Раевского, 7 сентября 1812 г. № 254, князю Кутузову: «…Я рассудил, что ежели неприятель успеет занять Смоленск и перейти в нем на правый берег реки Днепра, то отрежет обеим армиям продовольствие и сообщение с городом Москвою, удержать же мне переправу весьма было ненадежно, потому что не имел 10 000 человек под ружьем, почему и решился, хотя и поставлял себя сам в отчаянное положение, переправиться через Днепр и удерживать неприятеля под стенами города. Едва успел я осмотреть положение места и придвинуть к себе остатки отряда Неверовского, как уже неприятель начал показываться в шести верстах от города. Силы его состояли из корпусов короля Неаполитанского, фельдмаршалов Нея и Дауста. Не стану описывать пространно атаки неприятельской, которую он произвел на меня 4-го числа в шесть часов утром, а донесу, что он чрез целый день делал на всех пунктах покушение завладеть городом, штурмовал мои батареи, но везде был отбит с великим уроном. Сей невероятный успех противу многочисленного неприятеля под личным предводительством самого императора французского единственно приписать должно к необыкновенной храбрости чиновников и войска Его императорского величества, которые чрез 13 часов сражения, несмотря на большую потерю и упрямство атакующего неприятеля, ни на минуту не ослабевали».

По другим данным основные бои первого дня Смоленского сражения начались около восьми утра. К этому времени корпус Нея и резервная кавалерия Мюрата, подойдя к Смоленску по красненской дороге, остановились вне пушечного выстрела. Войска Нея развернулись напротив Красненского и Мстиславльского предместий левым флангом к Днепру, а правым к мстиславльской дороге. Кавалерия Груши выстроилась правее своей пехоты и атаковала нашу кавалерию на левом фланге.

Столкновение началось стычками аванпостов, перешло в схватки с французским стрелками и фланкерами, а затем в обоюдные кавалерийские атаки. Кавалерийский бой в открытом поле перед Смоленском отличался продолжительностью и упорством. О его характере можно составить себе представление по следующим выпискам из наградных списков:

Подробностей о действиях других казачьих полков в первый день Смоленского сражения не сохранились. Есть только запись в формулярном списке о генерал-майоре графе Орлове-Денисове, свидетельствующая, что он «4 августа при Смоленске удерживал неприятеля, силившегося переправиться через реку Днепр на правом фланге нашей позиции».

Харьковского драгунского полка майор Бабарсов 1-й – «находясь с эскадроном имени его и одним уланским при генерал-майоре графе Сиверсе 1-м на аванпостах, 4-го числа поутру храбро атаковал несколько раз передовые неприятельские эскадроны, опрокидывая оные, чем удерживаемо было быстрое наступление неприятеля, храбростию своею подавал пример и ободрял нижних чинов».

Подполковник Новороссийского драгунского полка Штакельберг, «командуя полком, на несколько пунктов разделенным, благоразумными распоряжениями отражал все неприятельские покушения кавалериею ворваться в форштадт, сам находился впереди некоторых атакующих эскадронов, которые всегда опрокидывали неприятельские колонны. Отличная храбрость его послужила примером и к ободрению всего полка, который чрез весь первый день выдержал сильную канонаду без малейшей расстройки».

Литовского уланского полка ротмистр князь Вяземский – «под городом Смоленском 4 августа на показавшуюся неприятельскую колонну бросился с эскадроном и стремление ее остановил: по прибытии же других эскадронов в подкрепление принужден был неприятель отретироваться».

Священник о. Семен Вартминский – «преисполнен всегда отличною ревностию к обязанностям своего сана, во все время действия Литовского уланского полка, невзирая на опасность, при оном полку безотлучно находился и ободрял нижних чинов к храброму и мужественному на защиту отечества истреблению врагов».

Новороссийского драгунского полка командующий полком майор Теренин – «командуя полком, на двух пунктах разделенным, благоразумными распоряжениями отражал неприятельское наступление и сам с эскадронами атаковал и опрокинул колонны неприятельской кавалерии, рубил своеручно и отличною храбростию подавал пример своему полку, который выдержал чрез весь первый день беспрерывную канонаду без малейшей расстройки. При атаке под майором Терениным лошадь ранена».

Донской конно-артиллерийской № 1 роты хорунжий Калашников – «находясь с двумя орудиями на подкреплении аванпостов, а потом при отступлении оных, с отличною храбростию и искусством действовал на неприятельские батареи и на наступающую неприятельскую кавалерию, чем подкреплял атаки Литовского уланского полка и содействовал отражать неприятельское нападение».

Конной № 10 роты 3-й резервной артиллерийской бригады поручик Свечин – «прибыл с двумя орудиями на смену конной артиллерии Донского войска двух же орудий, на назначенном месте с отличною храбростью и искусством действовал на неприятельские батареи и на наступающую неприятельскую кавалерию, чем подкреплял атаки Литовского уланского полка и содействовал отражать неприятельское нападение».

Смоленское сражение 1812 год. Худ. Аверьянов.

О боевых действиях Новороссийского драгунского и Литовского уланского полков при городе Смоленске генерал-майор граф Сиверс 1-й отзывается так в своем рапорте 10 августа 1812 г. № 200 генерал-лейтенанту Раевскому:

... «В сражениях под городом Смоленском 4-го числа сего месяца под начальством вашего превосходительства и 5-го числа под начальством господина генерала от инфантерии Дохторова полки Новоросийский драгунский и Литовский уланский с отличным духом и храбрым действием удерживали чрез целые сутки все неприятельские покушения кавалерии в разных пунктах ворваться в форштадт и оные полки подвержены были беспрерывной канонаде и стрельбе неприятельских фланкеров и тиральеров, от чего не пришли нимало в расстройку, невзирая на учиненный урон»...

Для поддержки кавалерийского отряда генерал-майора Сиверса 1-го генерал-лейтенант Раевский выдвинул 41-й егерский полк. О действиях егерей свидетельствуют следующие выписки из наградных списков:

41-го егерского полка подполковник Шеин 1-й – «командуя полком с особливым мужеством, обозревал ежеминутно рассыпанных стрелков, особливо, где неприятель усиливался более, распоряжал искусно, храбро и с похвалою и не только чрез то опрокидывал неприятеля, неоднократно покушавшегося расстроить своею кавалериею Литовский уланский полк и разорвать цепь стрелков, но даже уничтожал все его стремления».

Капитан Павлов – «по отражении неприятельской кавалерии, прикрывал с ротою батарею и находился под сильными выстрелами более трех часов, после ж того командирован был к подкреплению Литовского уланского полка фланкеров, где вытеснил из рва неприятельских стрелков, прогнал оных до самой неприятельской линии».

Капитан Бледнов – «по мужественном отражении полком неприятельской кавалерии был командирован с ротою к подкреплению Литовского уланского полка фланкеров, где вытеснил из густоты кустов гораздо превосходное число неприятельских стрелков, с немалым поражением оных штыками обратил в бегство».

Капитаны Переслений, Ляпунов 2-й, штабс-капитан Тиновский, поручик Прыгунов 2-й, подпоручик Зыбин – «в продолжение 11 часов сражения удерживали неприятельских стрелков и, быв посылаемы к удержанию неприятельских стрелков, сами с своими стрелками были всегда впереди и отличным примером сильные напряжения отражали, равно особенным мужеством вливали твердость своим командам во время сильной атаки неприятельской кавалерии, которая не только со вредом опрокинута, но и удержана от дальнейшего покушения вести атаку на Литовский уланский полк».

На помощь 13-тысячному русскому отряду, защищавшему Смоленск, спешили главные силы 1-й и 2-й Западных армий. Высланная вперед 2-я кирасирская дивизия прибыла раньше основных сил, но Раевский, не найдя возможности привлечь кирасир для обороны города, приказал им оставаться на правом берегу реки.

В итоге кавалерия неприятеля оттеснила нашу кавалерию в Никольское предместье. Ближе к концу кавалерийского боя завязался ожесточенный пехотный бой на нашем правом фланге за обладание лежавшим в 250 саженях к западу от Смоленска большим лесом, тянувшимся между Мстиславльским и Краснинским предместьями, и находившейся за этим лесом деревней Чернушками.

Схема Смоленского сражения 16-17 августа 1812 года

Затем сражение свелось к постоянным атакам наших позиций перед Смоленском, а также артиллерийскому обстрелу предместий, и частично, самого города. Русские войска, не смотря на абсолютное превосходство противника, смогли удержаться на позиции занятой ими перед городом. Об этих боях свидетельствуют следующие сведения из наградных списков:

Нарвского пехотного полка капитан Глушков – «командуя стрелками, занявшими деревню по правой стороне дороги, идущей к Могилеву, в продолжение целого дня искусно защищался в оной от нападения неприятеля и мужественно всегда отгонял оного, служа своим подчиненным везде примером личною своею храбростию».

Подпоручики Сухов 2-й и Атаманов – «были посланы выгнать неприятеля из деревни, что они удачно выполнили хорошим своим распоряжением и отличной храбростью, несмотря на то, что неприятель там упорно защищался». Капитан Кузминский – «сикурсировал с вверенною ему ротою высланным стрелкам и когда оные превосходством неприятельских стрелков были приведены в расстройство, он стремительно ударил на гнавших их неприятельских стрелков, которых совершенно уничтожил».

Полтавского пехотного полка майор Ермаков – «был командирован с баталионом для прогнания переправившейся через ручей и атакующей нас у заставы с четырьмя орудиями неприятельской пехоты и кавалерии. Хорошим распоряжением и храбрым нападением в штыки опрокинул неприятеля с большим уроном, после чего, заняв позицию и рассыпав стрелков, отражал во все время с успехом неприятельские покушения к занятию форштадта».

Орловского пехотного полка командующий полком майор Берников – «отменною своею храбростию и решительностию с полком опрокинул две неприятельские колонны, стремившиеся завладеть среднею батареей и уже ворвавшиеся на оную, и стремглав гнал с гласиса чрез балку, а потом благоразумным распоряжением удерживал и уничтожал делаемые после того несколько раз неприятелем сильные атаки в продолжение 13 часов на позицию, занимаемую полком, им командуемым».

Смоленского пехотного полка командующий полком майор 33-го егерского полка Рененкампф – «был с Смоленским пехотным полком подле реки Днепра, где 4-го числа не один раз опрокидывал неприятеля, старавшегося отнять мост в тылу корпуса, единственное место его ретирады».

Алексопольского пехотного полка подполковник Петрыгин – «личною своею храбростию и неустрашимостию под самыми сильными картечными и ружейными выстрелами подавал пример своим подчиненным и, командуя полком, был в цепи стрелков, уничтожая тем самым неоднократное покушение неприятеля атаковать левый фланг дороги, ведущей к Могилеву». Майор Фридерици 2-й – «быв откомандирован с баталионом для занятия в виду неприятеля и действующих его стрелков кладбища на левой стороне, с пылкостию выполнил сие поручение, заняв сказанное кладбище, усилив ров и выслав против неприятеля своих стрелков, истребил оного немалое число».

Новоингерманландского пехотного полка подполковник Жуков – «когда были высланы охотники и стрелки, он, обозрев удобные места, расставил сам передовую цепь, несмотря на сильный картечный и ружейный огонь, и, действуя с полком, удержал и защищал левый фланг форштадта, на который неприятель действовал сильно». Майор Доброграев – «находился с баталионом у прикрытия батареи и исполнил в точности ему приказанное». Поручик Черняев командирован был с ротой в стрелки, и когда неприятель усиливался занять форштадт, тогда он, отразив его, занял старое укрепление, где получил две легкие раны, но не оставил своего места до смены».

Тарнопольского пехотного полка штабс-капитан Дмитревский – «командирован был с ротою в стрелки при сильном наступлении неприятельских стрелков, стремившихся овладеть местом позиции нашей, обнаружил с малым числом своих стрелков засевшие в лесу неприятельские колонны, которые предполагали в ночное время напасть на наши батареи; приняв по старшинству в команду свою всех стрелков и, несмотря на превосходство неприятельских сил, сбил те колонны и прогнал с большим уроном».

Белозерского пехотного полка майор Самсонов 1-й – «будучи в городе Смоленске для заготовления в сухарях провианта на 1-ю Западную армию и при приближении неприятельской армии к городу Смоленску с находящеюся в ведении его разных полков командою из 300 человек занимал место у прикрытия Королевской батареи, где хорошим распоряжением высылал стрелков против таковых же неприятельских, стремившихся на оную батарею гораздо в превосходнейшем числе и не только оных несколько раз опрокидывал, даже прогонял с немалым поражением до самых неприятельских колонн».

12-й артиллерийской бригады подполковник Нейдгардт – «командуя на бастионе двенадцатью орудиями, против коего неприятель несколько раз покушался построить батареи, но прицельными выстрелами бывши всегда сбит и опрокинут, не мог привести в действие вредного для батарей и колонн наших намерения».

Подполковник Винспиер – «против среднего бастиона неприятель покушался несколько раз построить батарею, но в то же время был сбит и опрокинут от прицельных его выстрелов».

Подполковник Саблин – «командуя орудиями, на Мстиславльской дороге расположенными и по сторонам оной, несколько раз прицельными выстрелами опрокидывал неприятельские кавалерийские колонны, давая тем способ действовать нашей кавалерии, и в продолжение целого дня под сильным неприятельским огнем находился».

Подполковник Гирш – «командуя орудиями, на левом фланге города Смоленска расположенными, с присутствием духа ободрял храбростию своих подчиненных, чем способствовал к сбитию неприятельских батарей и опрокидыванию колонн».

26-й артиллерийской бригады подполковник Шульман – «командуя батареей, из шести орудий батарейных состоящею, сбил неприятельскую батарею, которая, быв поставлена на высоте, весьма вредила как нашей батарее, так и колоннам; неприятельская батарея, превосходящая числом орудий своих вдвое более сей, хотя и нанесла вред нашей батарее, подбив орудие, но за всем тем присутствие духа, хладнокровное ободрение подчиненных, прицельные выстрелы, кои поверяемы были сим неустрашимым подполковником, заставляли несколько раз неприятельскую батарею молчать и, наконец, подбитые неприятельские орудия принуждены были оставить выгодные для них места и отретироваться».

Уже к вечеру Раевский получил известие о взятии французами Королевского бастиона и моста через Днепр, который защищал генерал Оленин с 4-мя батальонами. Узнав об этом Раевский сразу же направил два батальона резерва из Мстиславльского предместья к Королевскому бастиону, а сам, с двумя другими батальонами резерва, бросился к мосту, где обнаружил, что неприятеля там нет, а войска Оленина стоят спокойно на месте. От моста Раевский устремился к Королевскому бастиону, которым действительно пытался овладеть сам Ней с 46-м линейным полком, но был отбит одним из батальонов Орловского полка под командованием Паскевича.

В семь часов вечера на помощь нашим войскам подоспели четыре полка 2-й гренадерской дивизии, которые, по распоряжению Раевского, поступили в резерв. Затем на поле боя прибыли основные силы 2-й армии и лично Багратион, а после и 1-й армии. С правой стороны Днепра к Смоленску подошли главные силы наших войск, с левой – широкой дугой опоясали город войска Наполеона. Но наступала ночь и, мало-помалу канонада и ружейные перестрелки утихали. Неприятель, готовясь к следующему этапу сражения за Смоленск, отошел от нашей позиции и расположился вне пушечного выстрела.

Движение русской и французской армии с начала войны 1812 года и до Смоленского сражения.

Роль главнейших наших руководителей в сражении 4(16) августа при городе Смоленске генерал Барклай де Толли охарактеризовал так в своем наградном представлении князю Кутузову.

Генерал-лейтенант Раевский – «августа 4-го числа благоразумными распоряжениями и личною храбростию чрез целый день на всех пунктах отражал покушения неприятеля завладеть городом Смоленском».

Артиллерии генерал-майор Бухольц – «командуя во весь день всею артиллериею, благоразумными распоряжениями, при отличном мужестве и искусстве, много способствовал к сбитию неприятельских батарей, сильно нам вредивших, опрокидывая своими батареями неприятельские пехотные колонны и кавалерию, при чем и ранен пулею в руку и не оставил строя».

Генерал-майор Оленин – «командуя полками, находившимися на правом фланге подле реки Днепра, храбростию и искусным распоряжением во весь день отражал неприятеля, стремившегося на его батареи и к броду, и к мосту на реке Днепре, единственной нашей ретираде в случае отступления».

Генерал-майор Неверовский – «командуя полками 12-й и 27-й пехотных дивизий на правом фланге, с особенным мужеством и искусством поражал неприятеля во весь день и отбивал его, стремившегося повсечасно на нашу позицию».

Генерал-майор Паскевич – «командуя на правом фланге полками 26-й и частью 27-й пехотной дивизий, благоразумным распоряжением, особенным искусством, как и всегда с оказываемою им примерною храбростью, поражал и опрокидывал штыками неприятеля, стремившегося большими силами и уже взошедшего на главную нашу батарею, и во весь день покушавшегося на позицию, занимаемую войсками, под начальством его находившимися».

Другие события этого дня Отечественной Войны 1812 года.

События дня минувшего 15 (3) августа 1812 года.

Источники:

1. Генерал-майор М. Богданович "История Отечественной войны 1812 года по достоверным источникам", Санкт-Петербург, 1859 год. Том 1.

2. Боевой календарь-ежедневник Отечественной войны 1812 года. Часть 1. Составитель Н.П. Поликарпов. Москва. 1913 год.

Материал подготовил обозреватель Александр Лир.



Источник: warsonline.info

Загрузка...