Европейский трофей, фотограф королевы и сельский счетовод за пятилетку до войны. Колонка Руслана Мармазова

 



Война на Украине
 


2017-05-18 16:20


Киевская хунта, Антимайдан Украина, Антимайдан Киев, Новости Донецка и Макеевки сегодня 2016


 

Приближается 20 мая. В принципе, это такой очень локальный памятный день, который чтут донецкие ценители футбола. С одной стороны, все так. С другой — воспоминания о Кубке УЕФА, который 20 мая 2009 года выиграл «Шахтер», дают повод поразмыслить о вещах более масштабных. О вещах политических и даже мировоззренческих.

Вспомнить кое-что было бы недурно. Поделюсь некоторыми моментами, которые, как мне кажется, с тех пор еще не были обнародованы. 

Обыграв в последнем в истории финале Кубка УЕФА бременский «Вердер», дончане впали в эйфорию. Если честно, это было круто. А если еще честнее, то и по делу. «Шахтер» на тот момент обогнал в развитии всю Украину. Подчеркиваю, всю, а не только футбольную ее сферу. Трофей только указывал на соответствие клуба европейским стандартам и погружал в уныние и черную меланхолию его оппонентов.

Григорий Суркис, глава Федерации футбола Украины и большой чин в УЕФА, а на самом деле патрон киевского «Динамо», переживал жуткие дни. Суркис был очень слабым артистом, очень искренним в проявлении своих эмоций человеком. На всех торжествах, посвященных победе «Шахтера» — не быть так ему не позволяла должность — он ходил с таким лицом, как будто безостановочно лимон жевал. Если и не что похуже. Вдобавок в полуфинале Кубка УЕФА «Шахтер» обыграл не кого-то там, а именно что киевское «Динамо». В чем был некий элемент изощренности и добротного цинизма.

Анатолий Тимощук привез в Киев и Донецк Кубок УЕФА

Но и вне футбола хватало тонких деликатных моментов. Донецк вообще и «Шахтер» как его эмблема находились на тот момент в состояние непримиримой борьбы с действующим руководством Украины. У власти тогда, если кто забыл, находились «оранжевые» силы, «майданоиды» первого поколения. Президентствовал Виктор Ющенко. Теперь-то мы понимаем, что тот режим был предтечей нынешнего, порошенковского. Просто в таком себе лайт варианте.

Не отреагировать на несомненный успех команды, выступавшей под флагом Украины, власти страны как бы и не могли. Тем паче, что годом ранее Анатолий Тимощук привез в Киев и Донецк Кубок УЕФА, завоеванный им вместе с питерским «Зенитом», и был осыпан милостями. Власти надо было поощрить и массово облагодетельствовать идеологического противника. Какой будет реакция того же Ющенко и его камарильи — это было крайне интересно. Донецкий клан был в выигрышной позиции.

И вот наступил момент поездки в столицу. Футболисты повязали торжественные галстуки и отправились участвовать в уникальном, в принципе, шоу. Раньше на Украине ничего подобного не было. В будущем, что-то подсказывает, также не предвидится.

Я тогда работал в «Шахтере» начальником пресс-службы и, разумеется, по профессиональному долгу также участвовал в этой поездке. Собственно, не только работа влекла меня в эпицентр событий, но и простое человеческое любопытство.

В программе визита было две ключевые точки — Верховная Рада и администрация президента Украины. В первом случае больше было похоже на экскурсию. Команда зашла в зал заседаний, знакомый по фотографиям в СМИ. Футболисты с интересом расселись на депутатских местах — причем на тех, которые были обозначены флажками «Партии регионов». Понятное дело, тогда эта политическая сила имела ярко выраженную донецкую окраску. К тому же она еще и не замарала себя, как случилось несколько позже.

«Нет-нет, так нельзя, надо и на другие места сесть!» — дал команду Мирча Луческу, заботясь о телевизионной картинке. Типа, все едины, все уважают друг друга… Игроки нехотя расползлись и по секторам «оранжевых». Кубок УЕФА стоял на столе президиума. Спикер Владимир Литвин сказал дежурные слова, зачитал какое-то приветствие.

А я сел туда, где размещались красные флаги Компартии.

«О! Руслан, ты коммунист?» — весело поинтересовался Луческу.

«Мистер, так это же рабочее место моего дяди!» — ответил я, тем более что табличка «Мармазов Евгений Васильевич» подтверждала абсолютную правоту моих слов.

Да, это были времена, когда Коммунистическая партия на Украине не была запрещена, памятники Ленину никому не мешали, а нацисты еще полностью не осмелели и не во весь рост поднялись из своих схронов.

Забавный момент. Вместе с командой во время этого визита, как и во многих других случаях, было несколько человек, близких к клубу и к его президенту Ринату Ахметову. Некоторые из них — с депутатскими мандатами. Они перешучивались и подначивали друг друга, пошли-де «покажу твое рабочее место, ты же не знаешь, где оно». Не баловали они сессионный зал своим присутствием — это точно.

Но поход в президентскую администрацию, конечно, был гораздо интересней. Игроки, тренеры, руководители клуба и прочие официальные лица расселись за круглым столом. Сопровождающие и пресса расположились чуть в стороне. Ждали Ющенко.

Точность — вежливость королей. В том президенте ровно ничего королевского не было. Он, скорее, походил на сельского счетовода, внезапно получившего наследство от канадского дяди и накупившего сараюшек и глиняных горшков, чтобы было больше, чем у всех в округе.

В общем, времени для неформального общения без Виктора Ющенко оказалось достаточно. Надо сказать, что Мирча Луческу в тот день выглядел очень специфично. Был похож на пасечника, не совладавшего с пчелами. Флюс. Одну щеку разнесло чудовищно, говорить и улыбаться ему было сложно, да и выходило криво.

Ринат Ахметов решил обыграть эту тему и повеселить публику. Сказал, мол, спрашивал он у Луческу, что это такое, а тот ответил, что был серьезный разговор с Суркисом. Типа, был спарринг. Тренер «Шахтера» пропустил-таки удар… Суркис стал еще кислее и ответил в том плане, что «если бы я тронул вашего Луческу, сидел бы я сейчас тут».

Деловито, как будто прямо только что занимался делами, а не шлифовал свои ногти, в помещение проник президент Украины. У Ющенко особая мания, он обожает рассматривать собственные руки, а, стало быть, холит их и лелеет.

Чего там скрывать, физиономию этого деятели видеть было неприятно в принципе. Так он еще взял и небрежно так, вальяжно, точно это его вещь, оперся локтем на Кубок УЕФА. Потом и вовсе стал трофей руками хватать. В голове мелькнула мысль, что надо будет потом чашу спиртом протереть, на всякий случай. По стране, понятно, копию Кубка возили, но все же.

Ющенко стал что-то такое вещать о победе всего народа в едином порыве. Надо же... А мне вспомнилось, как он первый раз прибыл в президентском статусе в Донецк, как хамил местному партхозактиву и обзывал «холуями»… Политика — это великое и ужасное искусство переобуваться в кульбите и называть любую жидкость, попавшую в глаза, божьей росой.

От имени команды Ющенко вручили клубную футболку

От имени команды Ющенко вручили клубную футболку. Мало было случаев, когда экипировка «Шахтера» так инородно смотрелась на ком-либо. Тут с Виктором Ющенко могла потягаться разве что Юлия Тимошенко. Был у нее в биографии такой эпизод заигрывания с Донецком. Но мне-то было любопытно, что за номер на футболке, преподнесенной Ющу?

Может быть, в данном случае это будет не число, а некий символ? Нет. Все оказалось просто. «20». Дата, когда был сыгран финал в Стамбуле. И ничего более. Не «12» — поддержка и двенадцатый игрок. Не «1» — первый-де среди равных. Не «3» — третий президент. Нет. Просто «20». Нейтрально.

Пока шла церемония, интересный и показательный разговор состоялся у фотографов. Придворный летописец Ющенко подошел к клубному фотографу и стал завистливо расспрашивать. Мол, у того же, небось, невероятные возможности. На свадьбы к футболистам ходить, на крестины, снимки делать за большущие деньги…

На крестины! Какой же глубинный хутор — этот киевский политикум. Представляете, чтобы личный фотограф Путина, например, или Трампа, английской королевы, не суть важно, завидовал чьим-то приработкам на крестинах? Вот в этом и кроется разница между Киевом и настоящими мировыми столицами. Менталитет сельской архаики.

Понятно, на собравшихся обрушилась лавина из орденов, медалей, почетных званий. Наградили всех, включая обслуживающий персонал. Всех, кроме президента клуба Рината Ахметова, вице-президента Бориса Колесникова и, представьте себе, меня. В моем случае это, разумеется, и к лучшему. Хорош бы я был с украинской медалью в нынешнем воюющем Донецке. Не знаю, чего Ахметова с Колесниковым не отметили, полагаю, нашли какие-то протокольные крючки. И, между прочим, жаль, что тогда Борису Викторовичу орден не выдали. Несколько ранее с подачи Ющенко его спровадили за решетку. На этом фоне награждение выглядело бы крайне пикантно.

Невероятный и унизительный казус произошел, когда награждался тренерский штаб Луческу, сплошь состоявший из иностранцев. Все были представлены к орденам. Все их получили. Все, кроме Александра Спиридона. Ох, он и расстроился тогда. И его можно понять.

Уверен, скудоумные чиновники неправильно истолковали должность Спиридона — «ассистент главного тренера». Между прочим, это второй человек в команде. Но наверху, поди, решили, что «ассистент» — это что-то наподобие секретаря, чай подает, за пивом бегает… Обделили заслуженного человека. Хотя, конечно, в мире и более несправедливые встречаются явления.

Игрокам вручили не трудовые, а боевые ордена «За мужество» разных степеней. Причем, кто уже отмечался третьей степенью — например, за игры в сборной — получил вторую. Кто впервые удостоился ордена, понятно, третью.

Бразильцы с интересом рассматривали награды, автор победного гола Жадсон пришел к выводу, что, скорее всего, первую степень дают «только за войну». Над ним посмеялись, откуда войне взяться? И то верно. До начала боевых действий в Донбассе оставалось целых пять лет.


Источник: riafan.ru