Донбасс не одинок

 



Война на Украине
 


2017-03-27 17:45


Антимайдан Украина, Подкарпатская русь


Политика Киева принуждает население Закарпатской и Черновицкой областей к отделению от Украины

Недавнее заявление венгерского вице-премьера Жолта Шемьена о необходимости сохранения национальной идентичности венгров в соседних государствах вызвало шквал негодования в украинской политической среде. Первым возмутился один из самых горячих и впечатлительных украинских политиков, бывший губернатор Одесской области, Михаил Саакашвили. Он заявил, что 200 тысяч жителей Закарпатья имеют венгерские паспорта, а своё будущее связывают с Венгрией, отметив также аналогичную ситуацию в Черновицкой области, где проживает, по его словам, 300 тысяч обладателей румынских паспортов.

В то же время губернатор Закарпатской области Геннадий Москаль напротив выразил поддержку жителям региона, получающим венгерские паспорта. Большинство из них уезжают на заработки в страны ЕС, где получают зарплату, в десятки раз превышающую украинскую, и тратят её в Закарпатье, что даёт приток денег в регион. Тем не менее, посол Венгрии в Киеве был вызван в МИД Украины для объяснения высказываний венгерского вице-премьера.

Стоит отметить, что проблема венгерского и румынского меньшинств, проживающих в западных областях Украины, давно вызывает беспокойство официального Киева. Причинами к тому являются история и география.

Благодаря советской власти и Сталину в частности, Украинская ССР приросла в 1930-е — 1940-е годы территориями, никогда прежде с остальной Украиной не связанными. Речь, в частности, идёт о Северной Буковине, присоединённой к СССР вместе с Бессарабией в 1940 году, а также о Закарпатье, вошедшем в состав Советской Украины аж в 1945 году, в результате освободительного похода Красной Армии в Европу.

Северная Буковина исторически была многонациональным регионом, в котором проживали румыны, русины (в СССР переименованные в украинцев), евреи, немцы, венгры, потому нахождение области в составе СССР было более предпочтительно для её жителей, нежели в страдавшей закомплексованным этническим национализмом и антисемитизмом Румынии 1930-х годов. В отличие от галичан, буковинцы не были большими поклонниками идей украинского национализма формата Бандеры-Шухевича. Черновицкая область и по сей день занимает первое место среди западно-украинских регионов по числу русскоговорящих жителей.

Закарпатье стало украинским, точнее советским, в 1945 году, в ходе отторжения у Венгрии территорий, занятых ею в годы Второй мировой войны. До 1939 года населённая венграми, словаками и русинами (в СССР переименованными в украинцев) Подкарпатская Русь была автономией в составе Чехословакии. В годы советской власти поощрялась украинизация региона, многих венгров и детей от смешанных браков записывали украинцами. Украинизировались даже фамилии. Так, фамилия нынешнего мэра города Мукачева, Андрея Балоги (в именительном падеже: Балога) — украинизированная версия популярной венгерской фамилии Балог. Так же, как и Черновицкая область, Закарпатье не отметилось особой поддержкой украинских националистов в годы Великой Отечественной войны. А во второй половине ХХ века Закарпатская область продолжала сохранять свою культурную, языковую уникальность «не совсем Украины».

Наряду с референдумом о независимости Украины в 1991 году был одновременно проведён Закарпатский областной референдум о придании региону статуса автономии. Большинство населения сказало «да» автономии края. Однако впоследствии результаты волеизъявления были восприняты новыми украинскими властями лишь частично — никакой автономии закарпатцы по сей день не получили. Стоит также отметить, что Черновицкая и Закарпатская области набрали наибольшее число сторонников сохранения СССР на всесоюзном референдуме 1991 года среди западно-украинских регионов: 60,2% жителей Закарпатья и 60,8% жителей Черновицкой области голосовали за Союз.

Экономическая разруха 1990-х и 2000-х вместе с постепенным, но уверенным усилением украинских националистических настроений заставили многих жителей Украины искать лучшей жизни и деятельности в России и Европе. Закарпатье и Северная Буковина имели в этом плане определённое преимущество. Учитывая, что в данных регионах проживают крупные венгерская и румынская общины, соседние государства использовали этот фактор на пользу себе.

Так, благодаря принятым ещё в 2001 году законам, представители венгерской диаспоры получили возможность упрощённого получения венгерского гражданства. В городе Берегово (Берегсас) при содействии венгерских властей был основан Закарпатский венгерский университет имени трансильванского князя Ференца Ракоци II, где обучение ведётся по венгерским программам. В 2009 году премьер-министр Венгрии Виктор Орбан приезжал в Ужгород, где объявил новый этап раздачи паспортов для соотечественников. В 2013 году венгерская националистическая партия «Йоббик» демонстративно провела свой съезд в Берегово, а Янукович, ровно как до него Ющенко, следуя логике евроинтеграции, никак этому не противодействовал.

Румыния также не осталась безучастной к судьбе соплеменников. На протяжении 1990-х и 2000-х годов румынское правительство также по упрощённой программе выдавало паспорта румынам Украины, проживающим в Одесской, Николаевской областях, но, главным образом, в Черновицкой области. Намерения Румынии в отношении сопредельных украинских территорий не менее серьёзны, чем у Венгрии. Ещё с 1990-х годов Румынская православная церковь начала свою экспансию в Черновицкую и Одесскую области и даже вела переговоры о признании Киевского патриархата, если тот согласится на передачу всех буковинских приходов под юрисдикцию румынского патриарха. Стоит упомянуть, что Румынская православная церковь является частью государственного аппарата, а её служители получают зарплату от государства. При поддержке румынского правительства на Украине было создано несколько румынских общественных организаций: «Румынское общество им. Кошбука», «Национально-культурное общество им. Эминеску», «Христианско-демократический альянс румын Украины», «Буковинский независимый центр актуальных исследований». Все эти организации ставят своей целью национально-культурную и языковую автономию румын и усиления их связей с исторической родиной.

Майдан 2013?2014 годов и последующие события на Украине стали для Будапешта и Бухареста переломным пунктом в истории их отношений с Киевом. Первым делом новая киевская власть отменила европейскую хартию региональных языков, согласно которой румынский и венгерский языки имели региональный статус в Закарпатской и Черновицкой областях. Безнаказанные действия боевиков-националистов, вроде нападения Сашка «Билого» и его сторонников на прокуратуру Ровенской области, начало «крестового похода» ВСУ на жителей Донбасса, несогласных с украинизацией, породили у венгров и румын справедливые опасения за своё будущее в рамках единой Украины.

В румынской информационной среде и в политических кругах украинские события, Крым, Донбасс очень активно обсуждались, и очень многие высказывали идею «пойти по пути Путина и вернуть Северную Буковину» Румынии. История с островом Змеиный создала прецедент активной борьбы румын за те территории, которые они считают своими. За этот остров Румыния судилась с Украиной в Международном суде ООН. Остров остался за Киевом, но вот размер исключительной экономической зоны, богатой запасами нефти и газа, был расширен в пользу Бухареста. Ещё в 2008 году тогдашний президент Румынии Траян Бэсеску говорил о том, что Украина должна вернуть Северную Буковину и Буджак (южные районы Одесской области).

Закарпатье на себе ощутило передел сфер влияния и вооружённую нестабильность нынешней власти. Формальное требование националистами летом 2015 года отставки министра внутренних дел Авакова привело в городе Мукачево к перестрелкам с использованием гранатомётов и тяжёлых пулемётов. Реальным поводом послужило желание бойцов «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) перераспределить потоки контрабанды в регионе на себя. Закарпатская область ? и так во многом выживающая за счёт транзита и контрабанды товаров — оказалась в ситуации острого политического и экономического кризиса. Вооружённый бандитский конфликт и неспособность политических элит осуществлять власть создали вероятность повторения донбасского сценария, что вызывало полное недоверие к украинской власти со стороны «нетитульного» населения. В Будапеште эти события вызвали резкую реакцию, депутатами парламента даже было заявлено о возможном построении стены на границе с Украиной и намерении всеми силами защитить своих соотечественников.

Попытки лавирования Киева в крымском вопросе путём заигрывания с крымскими татарами, точнее с их псевдо-представителями в лице «Меджлиса» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), вызвали закономерную цепную реакцию у других народов Украины. Если президент Порошенко объявляет крымских татар коренным народом страны и обещает им национально-территориальную автономию, то почему другим народам этого не предоставляют?

Летом 2016 года Ассамблея румын Буковины призвала президента Украины обратить внимание на проблемы румынской общины и предоставить ей статус территориальной автономии в местах компактного проживания румын в Черновицкой области. По словам председателя Ассамблеи, Дорины Киртоаке, среди румын Буковины самый высокий по стране уровень безработицы, многие жители Черновицкой области покидают страну, уезжая учиться и работать в Европу. Причиной тому, по её мнению, является война, которая разрушает аграрный сектор и остатки советской промышленности в регионе. Война заставляет многих румын бежать от призыва в ВСУ и укрываться от мобилизации в Румынии и других странах ЕС.

Неудовольствие призывом венгров в ряды украинской армии для службы в зоне АТО неоднократно выражал и Будапешт, регулярно упоминая, что численность мобилизованных венгров «непропорционально велика». Венгерские националисты из партии «Йоббик» требовали от премьера Орбана прекратить поставки реверсного газа на Украину. А один из парламентариев от этой партии, Бела Ковач открыл свою официальную приёмную в городе Берегово.

Несмотря на то, что всё более очевидным становится отторжение Буковины и Закарпатья от Украины, Киев не демонстрирует никакого желания и способностей для решения межнациональных проблем. Напротив, акции протеста разгоняются полицией, общественных активистов всё чаще таскают на допросы в СБУ, а для пропаганды «правильных» ценностей в городах Закарпатской и Черновицкой областей периодически высаживаются десанты украинских националистов и участников АТО, устраивающих акции протеста против румынского и венгерского сепаратизмов. А перманентный экономический кризис на Украине делает обладание венгерским или румынским паспортом единственной возможностью обеспечить благополучие себе и своей семье в нынешних условиях.

В итоге население Закарпатья и Буковины по очевидным причинам выбирает гражданство Венгрии и Румынии. В ближайшем будущем чаяния румынских и венгерских националистов вряд ли будут реализованы, учитывая современную общеевропейскую этику международных отношений и членство обеих стран в ЕС и НАТО, союзником которых всё ещё является Украина. Тем не менее, поступательное скатывание украинской государственности в положение Афганистана или Сомали создаёт угрозу безопасности на восточных границах Европы, что может подвигнуть евро-атлантические структуры, при активном желании румын и венгров, на создание «зон безопасности» под контролем вооружённых сил соответствующих государств. А там и до долгожданного референдума жителей Северной Буковины и Закарпатья, уставших от преступного бездействия властей Украины совсем недалеко.


Источник: regnum.ru