18 февраля 2015 года - особая дата в новой истории Дебальцево и всей Республики

 



Война на Украине
 


2017-02-18 08:52


Дебальцево. Новости 2016, Сводки от ополчения Новороссии. Последние сводки с фронтов ДНР и ЛНР


18 февраля 2015 года - особая дата в новой истории Дебальцево и всей Республики. Это наш «день Ч». День истины. День торжества и скорби, счастья и слез. День надежды и памяти.

Два года назад в этот день город Дебальцево был освобожден от украинских карателей. Закончился страшный «Дебальцевский котел», унесший сотни человеческих жизней, ставший серьезной проверкой и для защитников Донецкой Народной Республики, и для ее жителей. Мы выстояли. Сваренные «вкрутую» в этом «котле» испытаний, мы стали жестче, у нас добавилось морщинок и седины. Но мы стали в разы сильнее, мы поверили - а, может, нашли? - самих себя.

Победа под Дебальцево стала нашим символом веры.

Она досталась дорогой ценой. Наш город вышел из «котла» практически полностью разрушенным. И каждая из этих руин, оставленных на нашей земле оголтелыми «свидомитами», была частью нашей жизни, нашей боли, нашей ненависти и любви. На каждой лежал отпечаток чьей-то покалеченной судьбы, слез, отчаяния и боли. Но четко просматривались в них и наше стоическое мужество, непоколебимость нашего духа, наш донбасский гордый характер.

Чем был для дебальчан этот «котел»? Какие воспоминания и по сей день тревожат нас ночами? Какой отпечаток оставит эта страшная своей абсурдностью и нечеловеческой жестокостью война в памяти наших детей?

Вот как вспоминает «свою» войну восьмиклассник ОШ №2 Андрей Бредихин:

«Я хорошо помню неспокойную зиму 2015-го. Сначала мы оставались дома, прятались от обстрелов в подвал. Там было сыро, холодно и темно. Электричества не было. Сначала нас выручали фонарики, а потом стали жечь самодельные фитили из бинта, которые мы помещали в наполненные маслом крышки от банок. Такие «лампы» сильно чадили и дышать становилось трудно. На нашей улице оставалось уже только две семьи: моя и соседей. Во время одного из сильных обстрелов погиб сосед – выпускник нашей школы Данил Макаев. Он был немного старше меня.

Помню, как простудился мой брат. Он сидел в комнате с градусником и ему было очень плохо. Напротив сидел отец, прислонившись к печке, а рядом на стуле – сестра. В этот момент сильный взрыв разорвал тишину. Небо озарилось яркой вспышкой. Инстинктивно я упал на пол и пополз к подвалу, открыл дверь и мы спустились в эту надоевшую холодную темноту. Вслед за первым взрывом раздался второй, и я почувствовал, что мои коленки задрожали противной мелкой дрожью. В первый раз в жизни я дрожал от страха!!! И ничего-ничего не мог с собой поделать! Чтобы пересилить себя и собраться с мыслями, я начал считать до десяти. И в этот момент кто-то страшно закричал на улице. А потом раздался сильный стук в наше окно. Отец выполз из подвала и выскочил на улицу. Его не было минут десять, а мне показалось - год. Когда он наконец вернулся, от него пахло кровью. Оказалось, ему пришлось затаскивать раненого Данила в дом соседей. А помочь ему уже было нельзя. Ранение оказалось смертельным.

Мы собрали все необходимое: еду, свечи, документы и побежали к заводскому бомбоубежищу. Ночь была светлая, луна озаряла все вокруг. Отчетливо помню, что вокруг повсюду валялись оборванные провода.

Заводской цех находился всего в трех минутах ходьбы от нашего дома. Когда мы подбежали к воротам, они оказались запертыми и никак не открывались. А обстрел возобновился. Тогда отец перелез ограду и с трудом открыл замерзшие ворота. Мы спустились в бомбоубежище, где уже было человек пятьдесят женщин, детей, стариков. В бомбоубежище было еще холоднее, чем в подвале. У меня сильно замерзли ноги, и к утру я почти не чувствовал их. А потом мы столкнулись с множеством проблем: помещение было очень холодным и сырым, катастрофически не хватало воды. За все время пребывания в убежище мне только раз удалось помыться. Чтобы хоть как-то пополнить запасы воды, мы топили снег, кое-как согревали полученную из него воду, этим и умывались.

Но кроме критической нехватки воды у нас еще почти не было хлеба. Чтобы пополнить запасы, приходилось ходить в город. А это было опасно, ведь обстрелы продолжались постоянно. Взрослые ходили за продуктами по трое. Ходил и мой отец. А потом мы узнали о «зеленом коридоре». Из охваченного пламенем войны Дебальцево нас вывозила моя тетя. Это было 5 февраля 2015 года».

Воспоминания мальчика стали еще одной страничкой в Книге памяти Дебальцево. Новой памяти. Уже нашей. Памяти о том, что нельзя забыть и невозможно простить. Из-за погибшего Данила. Из-за навсегда возненавидевшего подвалы Андрея. Из-за его смотревшего в глаза смерти отца. Из-за сотен отцов и матерей. Из-за рожденных в этом ужасе малышей, которые однажды перевернут сердца матерей простым вопросом: «А что бывает, когда кончается война?». Из-за солдат, и сегодня стоящих живым щитом между нами и несущей смерть одержимой сворой фашистов.

Мы будем помнить. Даже если очень хочется забыть…